Итоги встречи Лаврова и Лукашенко спустя 3 месяца протестов: какие сценарии ждут Беларусь?

Взоры всего мира прикованы к маленькой, но гордой европейской стране, осколку экс-СССР. Беларусь (или Белоруссия) долгие годы шагала своим путём, что устраивало далеко не всех субъектов политики. В этой стране за почти 30 лет был только один президент: тут с ней могут поспорить только азиатские республики. 9,5 млн. населения человек, 60 млрд. долларов ВВП, одноименный трактор, World of Tanks. Что мы знаем о своём соседе?

Говорить о Беларуси заставили выборы 2020 года, а если точнее – последовавшие за ними протесты и репрессии. Тысячи человек прошли через жернова «правосудия», многие получили солидные сроки – куда больше ставших легендарными «15 суток ареста». Интерес к теме вспыхнул с новой силой после встречи Лаврова и Лукашенко, которая прошла 27 ноября 2020 года.

Чего Россия хочет от Белоруссии? Определился ли Путин с будущим страны-соседки? Достаточно ли энергии и ресурсов у Евросоюза, чтобы сменить власть в синеокой? Или дело действительно в недовольном народе? Попробуем разобраться прямо сейчас.

Разговор на пониженных тонах

Александр Лукашенко – уникальный политик. Над ним не шутил и не смеялся только ленивый. Ему предрекали быструю и болезненную кончину и десять, и двадцать лет назад. Многие из «пророков» сами погибли в муках. Редкий европейский или американский политик высокого уровня в своих речах не касался белорусского диктатора. Лукашенко переиграл всех, а имён большинства критиков мы уже и не вспомним.

Но на 27-м году правления удача отвернулась от легендарного Батьки. Можно спорить, что подкосило лидера: коронавирус, самоизоляция без государственной помощи, харизма Бабарико или напор Тихановского. Но выборы 2020-го года стали для него и Рубиконом, и битвой при Ватерлоо, и Пирровой победой.

Тысячи недовольных граждан высыпали на улицы городов. В 2-миллионом Минске, по разным оценкам, на площадях оказалось 20-30% населения: это очень много. Это как если бы в Москве на антиправительственные марши вышло 3-4 млн. человек. Можно долго спорить о причинах, но нас интересует не прошлое, а будущее.

Беседу Лукашенко с Лавровым я воспринял как разговор на пониженных тонах. Ведь Александр Григорьевич утверждает, что он по-прежнему президент. А Сергей Викторович, хоть и уважаемый – но министр. Даже не вице-премьер. Однако все мы знаем, кто такой Лавров и какую роль он играет при дворе Путина. Это – один из самых доверенных людей, которому Владимир Владимирович поручает сложнейшие миссии.

О чём говорили и договорились ли?

Журналистам пришлось довольствоваться протокольной частью визита. На ней сказаны ритуальные фразы, похожие на пластилин. Талантливый журналист может слепить из них любую конструкцию, радуясь поделке, словно детсадовец на открытом уроке. Но С.Лавров говорил так обтекаемо, так размыто, что придётся признать: ничего не понятно. Остаётся довольствоваться инсайдами.

Путаясь в датах, А.Венедиктов (тот самый главарь «Эха Москвы») поспешил сообщить, что Лавров торопил Лукашенко с выполнением ранее данных обещаний. Причём Алексей Александрович говорил о неких договорённостях как о свершившемся факте. Но сама беседа Путина с его белорусским коллегой в сентябре по-прежнему покрыта тайной. О чём они там договорились – большой вопрос лично для меня, но не для Венедиктова.

Российский телеграм-канал «Незыгарь» поспешил обвинить Лукашенко в неисполнении договорённостей. Мол, никакой конституционной реформы не будет. Но опять же, договорённостей с кем? Ни Путин, ни Лавров ранее не подтверждали, что они имеют некие «секретные протоколы» относительно Беларуси. И не подтвердят.

Ещё один инсайдер, Латушко (бывший министр культуры РБ), утверждал, что речь велась об опальном банкире-политике Бабарико. Мол, Лавров настаивал на его освобождении. А Лукашенко согласился только выслать его в Крым на Кипр). В эту информацию верится куда больше, потому что тут есть оттенок конкретики. Но 30 ноября 2020 года адвокат Бабарико (некто Лаевский) пояснил, что видел своего клиента и вместе с ним знакомился с уголовным делом. Опять мимо.

Было бы интересно послушать основных врагов Лукашенко, но они молчат. А на этом фоне любопытно заявление Тихановской о том, что она хочет встретиться с Путиным. И о том, что она помилует всех госслужащих, которые никого не убили и не покалечили в ходе репрессий 2020 года. Так как «убивать и калечить» в теории могли лишь полицейские и военные, очевидно, кому были адресованы её слова.

Сценарии для Белоруссии

  1. Сохранение независимости. Страна продолжит быть суверенной, но для этого придётся пройти… через гражданскую войну. Или её подобие. Власть Лукашенко, не считая электората, удерживает примерно 100 тысяч силовиков. Пройти через них «к трону» без боя невозможно.
  2. «Прибалтийский сценарий». Евросоюз и США дожимают ситуацию и успешно проводят революцию. Полагать, что это в силах сделать одному лишь «народу», слишком наивно. Но с этим сценарием вряд ли согласится Россия, которая получает законченный пояс нестабильности вокруг западной границы.
  3. Крым или Донбасс. Лавров сказал, что он видит враждебность по отношению к Белоруссии со стороны Запада. Помнится, так же начинались крымско-донбасские события. И Россия в теории готова к обеим вариантам, но больше ей нравится первый.

Президентство Лукашенко под вопросом

Итак, Путину не нужна вторая Украина на западной границе, а потому он заинтересован в сохранении той системы, которая в Белоруссии сейчас. Лёгкая зависимость страны-соседки для него – залог совместного будущего. Даже крошечные по размеру и политической силе Литва и Эстония пытаются диктовать России свою волю. Что же будет, если Беларусь с её потенциалом бросится в объятья Европы?

Но и сохранение Лукашенко в его нынешнем статусе становится для Путина проблемой. Он поддерживает его иначе, чем Януковича 6 лет назад, как бы дистанцируясь от опального лидера. Визит Лаврова продемонстрировал уровень восприятия белорусского диктатора – на уровне министра, но не более.

И это опасный знак для Александра Григорьевича. Если сам Путин отвернулся от него, сохраняя отнюдь не социальную дистанцию, президентство под большим вопросом. Но Владимир Владимирович точно не отвернулся от Белоруссии. Этот лакомый кусок, который по-прежнему может решить проблему транзита власти в 2024 году, так и манит имперцев.

Шутка ли: калийные соли, промышленность, белое население и отличные дороги. И, должно быть, он решает дилемму: подать этот сладкий пирог к отечественному столу или сохранить до лучших времён. Спешить Путину некуда, но и медлить тоже нельзя. Парадокс…

Резюме. Не стоит радоваться успехам белорусской революции

Белорусы уже сказали своё веское слово, и не раз: в августе, сентябре и октябре. Самым рьяным националистам (коих тут немного) придётся признать: будущее страны уже решается не в Минске, не в Гродно и не в Могилёве. А в Москве, Вашингтоне и Брюсселе, и переговорщики сами не определились со сценарием.

Увы, все они несут гордой, но маленькой и бедной Белоруссии проблемы и противоречия. Хотелось бы ошибаться, но Лукашенко может оказаться не самой фатальной бедой. Или рывок в объятия Европы, где «синеокой» отведено место глухой провинции. Или подобие гражданской войны, которая всем принесёт одни лишь издержки. В первую очередь – России.