Политолог: «Протестный потенциал российского общества никак не привязан к фактору Беларуси и Лукашенко»

Выборы в президенты Республики Беларусь 2020 года уже прошли. По официальным данным ЦИК, которые сообщила глава комиссии Лидия Ермошина, Лукашенко набрал более 80% голосов избирателей. Этот показатель (если верить официальным данным) в 8 раз превышает результат основного соперника действующего президента — Светланы Тихановской.

Трансформация постсоветского пространства продолжается?

Выборы Президента Республики Беларусь, состоявшиеся 9 августа 2020 года, представляют собой не только поворотную точку в развитии белорусской политической системы в направлении большей открытости/закрытости как в западном, так и восточном направлениях, но и определенный рубеж в трансформации всего постсоветского пространства, в границах которого практически не остается места политико-идеологическим мотивам интеграции (что еще можно наблюдать на примере Союзного государства России и Беларуси). Зато все больше просматриваются вполне прагматичные — экономико-военные мотивы сближения суверенных государств (начиная с формата ЕАЭС и ОДКБ и заканчивая двусторонними договорами и соглашениями).

Продвижение инфраструктуры НАТО в страны Прибалтики, евроатлантическая ориентация Украины и Грузии на фоне активности ЕС в Восточной Европе, тревожное усиление присутствия Китая в государствах Средней Азии, укрепление позиций Казахстана как самостоятельной и многовекторной державы, сближение Азербайджана и Турции с одновременным давлением в отношении Армении позволяет говорить о появлении совершенно новой геополитической динамики в Евразии. В таких условиях России придется с новой силой начать отстаивать свои национальные интересы и противодействовать попыткам внешних центров силы навязать ей невыгодные военно-политические и экономические конфигурации у своих границ.

Где искать причины?

Причины любых политических трансформаций в том или ином государстве следует искать во внутренних проблемах и противоречиях, накопившихся в предшествующие периоды его истории: так, вне зависимости от исхода внутриполитического противостояния в Беларуси в июле-августе 2020 года, которое во многом было поддержано внешними силами, движение Беларуси в направлении большей самостоятельности и стремление занять в российско-белорусских отношениях более жесткую позицию связаны с кризисным состоянием самой идеи Союзного государства (не говоря уже о растущих экономических издержках для России, противодействующей санкционному давлению в условиях общего снижения доходов от углеводородного экспорта), недостаточными результатами интеграционных процессов в формате ЕАЭС, усилением национального дискурса в белорусском политическом классе, равно как и в белорусском обществе, активизация которого отражает процесс складывания белорусской гражданской нации.

Более того, отдаление Беларуси выступает отчасти результатом недостаточно активной внешней политики России на западном направлении, которая концентрируется на поддержке того или иного политического лидера и его политико-экономического окружения, но существенно проседает в сфере «мягкой» силы, иными словами, недостаточно занимается образовательными и медийными проектами, особенно в молодежной среде.

Влияние результатов выборов на Россию

Влияние президентской кампании в Беларуси на российскую политику носит скорее периферийный характер и не затрагивает сущностные внутриполитические процессы в самой России (протестный потенциал российского общества никак не привязан к фактору Беларуси и Лукашенко). Тот опыт противодействия цветным революциям, который Россия получила как на собственном опыте, так и исследуя кейсы различных государственных переворотов в Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, не позволяет говорить о какой-то эксклюзивности белорусских протестов, особенно в части технологий массовой уличной мобилизации и информационного давления на власть.

Однако возрастание политической неопределенности на белорусском направлении является важным фактором, подталкивающим российский правящий класс к усилению прагматизма во внешней экономической политике, уходу российской экономики от какой-либо критичной зависимости от белорусского импорта и понижению уровня российско-белорусских кооперационных связей, в том числе, в сфере энергетического транзита.

Вполне ожидаемым направлением превентивного снижения зависимости России от фактора белорусской политики может стать военное строительство на российской территории всех тех элементов ее оборонной инфраструктуры, которые сейчас интегрированы в совместные проекты российско-белорусского военно-технического сотрудничества. В результате, в случае гипотетического выхода Беларуси из Союзного государства и переориентации данной страны на евроатлантические структуры и НАТО – Россия будет готова обеспечить свой суверенитет на границе с НАТО даже без участия союзных нам белорусских вооруженных сил.