blank

Официально власти боролись с завозом поддельных денег, но реально хотели изъять из оборота избыточную денежную массу.

Вечерний выпуск программы «Время» 22 января 1991 года запомнился многим советским гражданам – в эфире ведущая Анна Шатилова зачитала указ президента СССР Михаила Горбачева о старте денежной реформы. До сих пор считается, что эта реформа едва ли не сильнее всего ударила по авторитету советских властей – по сути, граждан просто лишили части сбережений.

Суть реформы была в том, что купюры номиналом в 50 и 100 рублей (самые крупные) образца 1961 года будут обмениваться на купюры меньших номиналов или на купюры по 50 и 100 рублей образца 1991 года – но не более, чем 1000 рублей на человека. Также ограничивалось право снимать деньги с вкладов в сберкассах – не больше 500 рублей в месяц. Реформу назвали «павловской» по фамилии министра финансов СССР Валентина Павлова, который за несколько дней до реформы стал премьер-министром страны.

На обмен дали всего 3 дня, а жесткие условия предполагали, что многие граждане не успеют (или вообще не захотят) менять старые деньги на новые. Официально обмен запускали, чтобы бороться со спекуляциями и теневой экономикой, а также – с возможным завозом денег из-за рубежа. При этом еще в начале января сам Павлов с экранов телевизоров уверял, что никакой денежной реформы не планируется.

Однако реальные причины реформы были совсем другими. Дело в том, что к 1991 году советская экономика переживала жесткий кризис, связанный с ошибками руководства и падением цен на нефть. Из-за того, что нефть подешевела, страна не могла закупать товары народного потребления за границей в прежних объемах, и СССР накрыл дефицит – 75% внутреннего выпуска приходилось на средства производства. При этом денежная масса не сокращалась – поэтому граждане просто копили деньги, будучи не в состоянии их потратить.

Решить проблему дефицита можно было двумя путями: повысить цены в 4 раза (что как раз сбалансировало бы денежную и товарную массу), или конфисковать часть денег. Повышение цен признали слишком радикальным вариантом, поэтому остановились на конфискационной реформе. Всего к ее началу на руках у населения было около 133 миллиардов рублей. Власти собирались с помощью реформы сократить сумму на 81,5 миллиарда – до 51,5. Однако по факту удалось конфисковать лишь около 14 миллиардов, по другим данным – еще меньше, 8-9 миллиардов.

Реформа провалилась, потому что зажиточные кооператоры смогли сохранить свои деньги через банки, а простые граждане – как придется. В ход шли личные знакомства, служебное положение и простые хитрости. Кто-то покупал дорогие билеты на поезда, кто-то отправлял деньги сам себе по почте, кто-то успел обменять все крупные купюры на более мелкие 22 января, когда работники торговли и сферы услуг просто не знали о реформе.

Снять наличные со счетов в сберкассах получалось с трудом – даже при разрешенном лимите в 500 рублей деньги в отделениях просто заканчивались. В результате вклады были заморожены и выдавались их владельцам в зависимости от года рождения.

Однако смысла в этом уже не было – после провала реформы власти приняли решение все же повысить цены. Они были увеличены в 3 раза уже в апреле 1991 года. Вслед за повышением цен властям пришлось поднимать зарплаты и пенсии – а для этого нужно было печатать деньги. То есть, инфляция просто уничтожила плоды и без того болезненной реформы. А сама реформа теперь считается одним из событий, которые подтолкнули СССР к окончательному распаду.