«Ирония судьбы» и «Служебный роман» – мелодрамы об утраченных смыслах

В первые дни 2019-го развернулась целая дискуссия по поводу непрестанного ежегодного новогоднего проката по центральным российским телеканалам фильма Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!» 1975 года выпуска.

Дело началось с того, что митрополит Рязанский и Михайловский Марк высказался о том, что «идея» «Иронии судьбы» «не является положительной». На его взгляд, фильм противоречит христианским ценностям и «наполняет душу человека ложными, несбыточными мечтаниями». Священник подчеркнул:

«Мы говорим о том, что нужно работать над собой, что любой результат является следствием постоянного труда. А здесь совсем другая картина: для того, чтобы случилось чудо, не нужен труд, можно просто встретиться, посидеть, напиться – и чудо произойдет само собой».

Исполнитель главной роли в этом фильме и в «Служебном романе» (1977), также постоянном участнике нашего ТВ в новогодние дни, актер Андрей Мягков ответил на рассуждения митрополита Рязанского и Михайловского Марка о советском кинофильме Эльдара Рязанова «Ирония судьбы» не раздумывая и кратко: «Я думаю, что Рязанский митрополит очень недалек умом, что ж тут говорить, если это так?».

Глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда встал на защиту «Иронии судьбы», назвав ее «прекрасной и доброй новогодней сказкой»:

«Ирония судьбы», как и любое другое произведение искусства, может не нравиться какому-либо человеку. В том числе, и митрополиту. Это его личное мнение. С которым можно соглашаться или не соглашаться».

Однако протоиерей Всеволод Чаплин в фейсбуке поддержал слова митрополита Рязанского и Михайловского Марка о том, что фильм Эльдара Рязанова «Ирония судьбы» не соответствует христианским ценностям. По его мнению, церковь в этом вопросе согласна с мнением Марка, потому что «новогодняя поп-культура родилась в противовес Рождеству и христианству, а потому проповедует то, что «богопротивно». …Развлекательность, блуд, пустое времяпровождение, культ «звезд» попсы – все это христианству противоположно», а наибольшую опасность в «Иронии судьбы», по мнению Чаплина, представляет апология «антидуховной «душевности», потому что она подменяет любовь к Богу страстями.

При этом Всеволод Чаплин предлагает в принципе отменить празднование Нового года, так как протоиерей придерживается точки зрения, что культура этого праздника родилась как противовес Рождеству и христианству.

Без жизнестроительства

Буду, на первый взгляд, парадоксален. Совершенно не соглашусь с суждениями протоиерея Всеволода Чаплина, который под одну гребенку разделал под орех всё, что связано с празднованием «богопротивного» Нового года, как будто этот привычно отмечаемый сотнями миллионами людей в разных странах праздник непременно всегда и всюду отождествлялся с «блудом» и «культом попсы», о существовании которой еще полвека назад никто вообще не слышал. В этот же глобальный контекст так сильно ратующий за христианскую мораль протоиерей ввел и «Иронию судьбы» Эльдара Рязанова.

Читайте также:
Скрытые комиссии банка — как не попасться на псевдовыгодные условия

А вот с митрополитом Рязанским и Михайловским Марком, в отличие от актера Андрея Мягкова, довольно резко осадившего оппонента, напротив, полностью соглашусь. На самом деле – фильм и впрямь сводится к тому, что для того, чтобы случилось чудо, не нужно трудиться над собой, не нужно никакого жизнестроительства, а можно просто, напившись до бессознательного состояния, сесть вместо друга по парилке в самолет, плюнув на ожидающую в своей квартире невесту, заявиться в чужой дом, сломать там отношения людей, беспардонно добиваться расположения женщины, которая в гости не приглашала, огрызаясь на ее жениха и распевая под гитару серенады. Кстати, из положенных на музыку девяти стихотворений двум явно суждена вечная жизнь в русской культуре – «Благословляю вас» Марины Цветаевой и «Никого не будет в доме» Бориса Пастернака, но остаются они с нами отнюдь не благодаря музыкальному прочтению Пугачевой и Никитина в а-ля застойные 1970-е, а сами по себе как большая русская поэзия.

Накануне прошлого года волей обстоятельств я оказался на корпоративе одной фирм, где гендиректор – из когорты приспособившихся к изменившимся условиям братков 1990-х. Он очень печалился, что из новогодней программы Первого канала сняли предновогодний прокат «Иронии судьбы». Привычка такая, сетовал гендиректор, посмотреть этот «фильмец» под Новый год, а то, дескать, в рот ничего не полезет. Правда, когда ему рассказали, что это кино просто на этот раз перенесли на телеканал «Россия», начальник успокоился.

«Иронию судьбы» трудно воспринимать отдельно от другого рязановского фильма того же времени – «Служебного романа» (1977), который также из года в год по привычке нам показывают в новогодние праздники. И что мы видим в «Служебном романе»? Большое учреждение типа Госстата, где на наших глазах никто и не думает трудиться, а все персонажи – от директорши до секретарши заняты нервозным решением личных проблем, а замдиректора так вообще больше сосредоточен на вопросах сексуального свойства. Фильм длится 2 часа 34 минуты, а действие в основном происходит в госучреждении, где никто за это время не работает ни секунды. Зато побеждает сентиментальная любовь между директоршей и сотрудником, закрутившаяся прямо в кабинете первого лица предприятия.

Отражение утраченных смыслов

Много лет прошло с той поры, когда появились оба этих прекрасно отснятых фильма Эльдара Рязанова, с которыми мы оказались обречены во все времена встречать Новый год. Кстати, не случайно говорят: «Как Новый год встретишь, так и его проведешь». Откуда же взялись сказочные сюжеты, которые почти каждый житель России с детства знает чуть ли не наизусть?

Читайте также:
Регресс по ОСАГО – что нужно об этом знать

И «Ирония судьбы», и «Служебный роман» родились на пике застойных брежневских времен, когда на сплошь государственных предприятиях планирование первых советских десятилетий было подменено добычей казенных плановых показателей во имя самих показателей. Например, работа в многочисленных НИИ в то время обозначала в первую очередь бесконечные чаепития. А по телевизору чередовались передачи о росте удоев крупного рогатого скота, реальное состояние с которым в те годы перечеркивало все предыдущие достижения, с казенными бессвязными речами дорогого Леонида Ильича, извещавшего о приближении коммунизма. Действительно, с точки зрения благосостояния население тогда в общем-то жило неплохо. Однако гигантская советская страна, в которой поступательное развитие остановилось из-за ошибок престарелого малообразованного «проднепропетровского» руководства уже гнила заживо, приближаясь к драматической развязке, которая наступила всего лишь через полтора десятилетия.

На самом деле в коммунистические идеалы в 1970-е годы очень мало кто верил, тем не менее, на партсобраниях было принято по бумажке читать доклады о классовой борьбе, передовом рабочем классе и ведущей роли КПСС при остолбенелом молчании присутствующих. Слова возражения на этот счет всё еще карались. Трагедия советского общества в застойный период состояла в том, что оно утратило какие бы то ни было смыслы. Непримиримая марксистско-ленинская идеология по причине демагогического слабоумия товарищей Брежнева, Суслова и иже с ними уплывала из-под ног, а возвращение к основам традиционных религий еще только предстояло в 1988 году, когда отмечалось тысячелетие крещения Руси. Русская литература, а тем более религиозная философия, в которых также сложено историческое ядро представлений, в 1970-е годы все еще были частично подзапретными, а в лучшем случае преимущественно трактуемыми в русле классовой борьбы.

И вот в этом контексте как раз появились фильмы «Ирония судьбы» и «Служебный роман», очень даже милые сказки, а на самом деле отражение утраченных смыслов. Единственная тема в них, которая проглядывает: «Влюбляйтесь и милуйтесь на здоровье, коли захотелось, а остальное всё хоть травой порасти». Остальное – это в том числе беспощадно брошенные прямо в праздник невеста персонажа, пьяным укатившего в Ленинград, и жених новой ленинградской пассии Лукашина. По большему счету эти две сказочные мелодрамы не о чем, как, впрочем, и фильмы «Большая перемена» (1973) Алексея Коренева и «Москва слезам не верит» (1979) Владимира Меньшова, также часто присутствующий в нашем новогоднем телепрокате.

У нас было и есть замечательное кино

В принципе не имею ничего против и такого сказочного кинематографа 1970-х. Более того, для своего времени он был очень даже ценен тем, что противостоял идеологизированному искусству предшествующих десятилетий. Но зачем с этим ежегодно встречать и провожать Новый год сейчас, спустя полвека? Ничего не имею негативного и по отношению к творчеству Эльдара Рязанова, полагая, что он оставил потомкам нетленное произведение «Берегись автомобиля» (1966), главный герой которого берет начало от князя Мышкина Достоевского и, как может, встает на защиту справедливости.

Читайте также:
Что представляет собой девальвация рубля. Ее причины и виды.

При этом у нас много прекрасных фильмов из прошлого – для новогодних праздников. Слава Богу, что наше телевидение не забывает о бессмертных комедиях Леонида Гайдая «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука», наполненных теми социальными и духовными смыслами, которые остаются с нами навсегда – пока жива русская культура. И эти фильмы могли родиться и сегодня – также, как двухсерийная кинокартина «Двенадцать стульев» того же Гайдая по роману И. Ильфа и Е. Петрова. С удовольствием бы посмотрел в новогодние дни «Благословите женщину» Станислава Говорухина – глубокое кино о предназначении человека в нашей стране в середине XX века – совсем не обязательно исключительно смеяться на Новый год, можно выделить пару часов и на размышления. Да мало ли у нас было в прошлом хороших осмысленных фильмов? Есть они и в настоящем. И совсем необязательно центральным телеканалам показывать одно и то же из раза в раз 31 декабря и 1 января. Можно и чередовать.

И в заключение. Разделяя здравый взгляд митрополита Рязанского и Михайловского Марка на фильм «Ирония судьбы», я не являюсь церковным адептом, а к тому же и в свое время не соглашался с претензиями депутата Госдумы Натальи Поклонской к фильму Алексея Учителя «Матильда», посвященному любви к балерине Кшесинской последнего русского царя Николая II, который был признан страстотерпцем вследствие своей мученической кончины, на что никак не бросают тень переживания этого человека при его жизни.

Автор: Евгений Бень