Криптовалюта и российское правосудие: как Фемида решает споры по цифровым валютам?

Всего за неделю криптовалюты в России сделали головокружительный кульбит. Сначала Центробанк на полном серьёзе предложил запретить майнинг и оборот «цифры». Потом Минфин и даже президент Путин встали на защиту крипты. Искушённая и не очень публика с ужасом и удовольствием следит за этим противостоянием.

А я вот подумал: как сейчас оценивают криптовалюту суды? Ведь она точно становится предметом разбирательства! И что будет, если активы вдруг запретят? Почитаем законы, судебные решения и отыщем ответы.

Криптовалюты: правовое регулирование

Спорные вопросы урегулировал ФЗ от 31.07.2020 №259. Цифровая валюта – это совокупность электронных данных информационной системы, которые предлагаются и (или) могут быть приняты как средство платежа, не являющееся валютой России или другого государства.

Оборот криптовалюты урегулирован ст.14 ФЗ: нашли своё отражение как выпуск активов, так и организация обращения. В ч.ч.5, 6 ст.14 ФЗ отмечено, что юридические лица – резиденты РФ не вправе принимать цифровую валюту «в качестве встречного предоставления за передаваемые ими (им) товары, выполняемые ими (им) работы, оказываемые ими (им) услуги или иного способа, позволяющего предполагать оплату цифровой валютой товаров (работ, услуг)».

Требования лиц, связанные с обладанием криптовалютой, подлежат судебной защите только при условии информирования ими об обладании цифровой валютой и совершения сделок и (или) операций в порядке, установленном законодательством РФ о налогах и сборах.

Что-нибудь поняли? Боюсь, что ФЗ №259 уже содержит запрет для компаний принимать оплату в крипте. Более того, они даже лишены права на судебную защиту. К счастью, это не относится к физическим лицам. Соблюдаются ли требования ФЗ №259 судами?

Криптовалюты и судебная практика

Действительно интересный спор, затрагивающий криптовалюты напрямую, разрешён 30.01.2020 Ленинским райсудом г.Томска. В вердикте описан второй эпизод взаимоотношений Д. с одной стороны и З.М., З.О. – с другой. На первом этапе З.М. и З.О. передали Д. денежные средства на покупку цифровых активов. Он перевёл им Ripple (XRP), Bitcoin (BTC), Litecoin (LTC), WAWES на общую сумму 1,48 млн. рублей.

Однако З.М. и З.О. через суд взыскали с Д. больше двух миллионов рублей. Тогда Д. сам обратился с иском, желая вернуть стоимость валют как неосновательное обогащение. Он представил заключение эксперта ООО «РТМ Технологии», согласно которому на ноутбуке истца HP имелись электронные денежные средства общей стоимостью 1480410,81 рубль. С его доводами суд не согласился, в иске отказал.

Споры нередко возникают после неудачного майнинга валют. «Инвесторы» хотят вернуть средства, но без письменных соглашений сделать это нелегко. Решением Советского райсуда г.Казани от 20.07.2020 разрешен сложный спор. С иском обратился У., требуя взыскать с Г. денежные средства. Он указал, что передал ответчице 400 тыс.руб. с обязательством возврата, однако Г. обязательство не исполнила.

Суд допросил не только стороны, но и свидетелей, и пришёл к интересным выводам. Оказывается, У. и Г. объединились, чтобы заняться майнингом криптовалют. У. оплатил оборудование для добычи ethereum и dash, а Г. предоставила своё помещение. Со временем курсы валют упали, а получаемая прибыль перестала покрывать расходы на электричество.

Тогда Г. отключила оборудование, что не устроило У. Суд пришёл к выводу, что «стороны являлись участниками торговых сделок в интернет-проекте по инвестированию, вкладывали денежные средства с целью получения прибыли». Поскольку отношения займа между У. и Г. отсутствовали, в иске ему отказали.

Похожий спор разрешён решением Ярославского райсуда от 12.02.2021. Истец С. обратился с требованием взыскать с ответчика Х. 3,24 млн. рублей. Он указал, что ему принадлежит компьютерное оборудование (видеокарт, процессоры, модули памяти и проч.), которые он приобрёл за свои деньги. Истец полагал, что имущество незаконно удерживается ответчиком, просил взыскать стоимость.

В судебном заседании С. уточнил, что Х. уговорил его купить оборудование для майнинга криптовалюты, использовать на его ферме. Но спустя время у сторон возник конфликт, и после проигнорированного требования о возврате оборудования С. пришлось идти в суд. В свою защиту ответчик Х. указал, что лишь консультировал истца, оборудования у него не принимал, а всё купленное осталось у С.

Суд отказал в удовлетворении требований, сославшись на то, что сделка ценой свыше 10 тыс.руб. не была совершена в письменной форме. Кроме того, С. «не представлено доказательств того, что оборудование, имевшееся в гараже, ему принадлежало, так как индивидуализировать его невозможно».

Майнинг криптовалют суд расценил как коммерческую деятельность в решении Московского райсуда г.Чебоксары от 20.07.2020. С иском в защиту прав потребителя обратился В., который приобрёл у ИП В.Д. ферму майнинга, общей стоимостью 538 тыс.руб. Из строя во время гарантии вышла видеокарта Gigabyte AOURUS GeForce GTX 1080 Ti.

Ответчик отказался возвращать деньги за товар ценой в 85 тыс.руб. Он указал, что это оборудование было приобретено для коммерческой деятельности. Суд согласился с ответчиком и в иске отказал, ссылаясь на то, что на данные правоотношения не распространяется Закон «О защите прав потребителей».

Майнеры и Фемида

Оборудование для майнинга криптовалют становится объектом преступных посягательств. Так, приговором Ярославского райсуда от 18.06.2021 осужден Ж. по ч.3 ст.158 УК за кражу в крупном размере. Он гулял по лесу и возле лесопилки увидел майнинговую ферму из асик-майнеров в вагончике. Из неё он вынес оборудование стоимостью в 900 тыс.руб.

В приговоре подробно описан как процесс создания фермы, так и способ её хищения. Результат таков, что Ж. оставил слишком много следов: его без труда вычислили оперативники. В результате крипто-пират получил 2,5 года лишения свободы условно.

Сам процесс добычи цифровой валюты без ведома собственника компьютера может быть признан преступлением. Так, постановлением Московского райсуда г.Чебоксары от 20.02.2020 освобожден от уголовной ответственности с назначением штрафа В. Ему вменяли в вину ч.2 ст.273 УК: создание и использование вредоносных программ.

Он распространил ПО, которое внедрялось на устройства пользователей и добывало криптовалюту. В судебном вердикте не давалась оценка общему размеру вреда, выручке злоумышленника. А жаль, было бы интересно узнать подробности.

Резюме. Единой практики в отношении цифровых активов у судов нет

Итак, в базе данных содержится много решений, которые интересны и специалистам, и обывателям. Но найти в этих вердиктах какие-то тенденции проблематично. Одно я заметил: если суд может разрешить спор, не вдаваясь в оценку природы криптовалют, он делает это. Почему? Да потому что правовой статус цифровых активов до конца не урегулирован. С чем будущих истцов (ответчиков) и поздравляю.