Насколько интернет мешает личной жизни?

Очередной выпуск авторской программы «Уроки русского» Захара Прилепина от 23 мая касался того, какие претерпели изменения в современном мире романтические отношения. И не только у нас в России, а вообще речь шла, надо понимать о мире, где традиционно преобладающими веками были христианские ценности. Хотя, конечно, как всегда в центре внимания Прилепина – Россия.

Ведущий уделил особое внимание теме, почему ситуация с рождаемостью и в России, и в европейских странах оставляет желать лучшего и не совершенствуется кардинально. Главным образом Захар Прилепин здесь сетовал на то, что витртуальный мир всё больше вытесняет реальность не только из сознания людей, но и из самого их образа жизни. И на фоне того, что в интернете, можно, не отходя от компьютера, пережить любые ощущения, нынешняя молодежь часто просто ленится тратить время и силы на созидание действительных человеческих отношений между полами.

Прилепин привел пример, что, согласно соцопросам, раньше люди до 50-и лет вступали в интимную близость десятки раз в месяц, а сейчас в среднем только по несколько раз за то же время. Ведущий сказал, что среди молодых людей немало тех, кто не ложится в постель без планшета. Вся эта картина в совокупности сказывается на рождаемости.

Представляется, дело при всём – при том все-таки обстоит далеко на так однозначно. В конце 1980-х в больших российских городах был просто бум романтических отношений, но на улучшение рождаемости это отнюдь не повлияло. В 1990-е секс вообще превратился у нас в один из трендов, но рождаемость при этом катастрофически падала. Так что ни обилие романтических отношений, ни, тем более, интимных связей в действительности само по себе не повышает уровень рождаемости.

Экскурс в недавнее прошлое

На излете СССР, в 1970-е – начале 1980-х годов, девушки в принципе шли на сближение не очень-то охотно, сдержанно, можно сказать. Молодые мужчины же напротив – к отношениям весьма стремились. Тем не менее, ситуация в корне менялась только, если какой-нибудь молодой человек умело исполнял песни бардов того времени под собственноручный гитарный аккомпанемент. Неприступные девицы были во власти у такого паренька, однако у остальных – «не-гитаристов» – шансов понравиться от этого не прибавлялось.

В самом обращенном к прекрасному полу предложении куда-либо вместе сходить таилась определенная засада. Девушки в ответ радостно предлагали отправиться в консерваторию, Зал Чайковского или в Большой Театр. Однако после таких «походов» шансы на взаимность чаще таяли: они укрепляли спутниц в их возвышенной непреклонности. На первое свидание в те годы имело смысл идти разве что в кинотеатр, заранее прикупив билеты куда-нибудь ближе к последнему ряду. В этом случае шанс на развитие отношений еще мог забрезжить. В позднем СССР какой-никакой секс, конечно, был, но, чтобы его добиться в добрачных отношениях, мужчинам, как правило, приходилось приложить немало усилий.

Ситуация развернулась на 180° во второй половине 1980-х при перестройке, когда в каждый дом пришли телепрограммы «До и после полуночи», «Взгляд», «600 секунд», а вместе с ними такие понятия как «гласность» и «открытость». На этом фоне революция романтических отношений не заставила себя ждать. Прекрасная половина человечества моментально проявила готовность к совсем другому уровню сближения. В те годы ключ к бескорыстным и отзывчивым женским сердцам мог таиться в чтении поклонником нежданно-негаданно ставших популярными у широких слоев стихов Ахматовой, Пастернака, Цветаевой, Мандельштама. «Романы» вспыхивали на кухнях в дебатах о смысле России и судьбах мира, а на столе могли быть только «два кусочечка колбаски», как в популярной песне того времени.

И вновь всё переменилось до неузнаваемости в 1990-е, когда в одночасье формула «всё покупается и продается» стала чем-то целеполагающим вроде «пролетарии всех стран, соединяйтесь!» в первые годы советской власти. Лишения, которые сопровождали тяжелое расслоение общества, ударили по старикам и детям и, конечно, по многим одиноким женщинам. В связи с этим очень быстро многое из привычных представлений встало с ног на голову.

Помню, как милая интеллигентная соседка с искренней гордостью в 1992 году рассказывала, что ее 20-летняя дочь устроилась на «респектную» работу в ночной клуб («туда не каждую, знаете, берут!»), и теперь они живут хорошо и не голодно. В Москве появилось множество частных заведений на квартирах, куда можно было, позвонив по одному из объявлений в центральных газетах, «заехать-отдохнуть». И кое-кто не гнушался такими визитами. Надо сказать, в то время там можно было встретить далеко не только приезжих девушек из республик бывшего СССР, но и студенток ведущих московских вузов. Словом, в 1990-е романтические отношения во многом приобрели «деловой оттенок». Даже сюжеты, где изначально преобладали страсти, рано или поздно спотыкались о финансовую составляющую.

Так ли уж виртуальный мир всё испортил?

Да, молодежь нынешняя в эпоху интернета и высоких технологий куда меньше сил и времени уделяет интимной близости, редко растрачивая себя на случайные связи. И кто-то из ее представителей берет с собой в постель планшет вместо условного томика Анны Ахматовой, как в конце 1980-х. Что же в этом ужасающего и почему такие перемены однозначно негативны?

Зато, насколько можно наблюдать, теперь большинство людей вступает в брак более продуманно, чем в прежние десятилетия. И, по крайней мере, в крупных российских городах оттого молодые семьи стали крепче, чем раньше. А меньше или больше количество сближений в таких семьях, думается, исключительно их внутреннее дело, никого стороннего не касающееся и так уж буквально с деторождением не связанное.

На самом деле рождаемость в первую голову зависит от того, как выстроена социальная защищенность и каков в принципе настрой общества к многодетным семьям. И по-настоящему болезненная проблема современного мира в этом плане – неуклонное увеличение числа людей нетрадиционной ориентации – и в развитых, и в отсталых странах, где интернетом пользуются мало. Но это уже другая тема…

Автор: Евгений Бень