Непобеждённая пандемия: как катаклизм повлияет на экономику и мышление тех, кто его пережил

Пандемия коронавируса прошлась, словно катком, по всем сферам отношений – и по социальной сфере, и по экономике, и по политике. А влияние пережитого кризиса будет ощущаться людьми еще очень долго.

Не все последствия изучены

Помимо не раз описанных и до сей поры обсуждаемых последствий пережитого нами в прошлом году (и до сих пор влияющего на нашу жизнь) коронавирусного блицкрига есть сферы, где вирус поработал не столь явно, соответственно, результаты его воздействия не столь заметны. Пока.

Влияние вируса, до сих пор бушующего и в Европе, и в Америках на общественно-политическую жизнь, даже на ситуацию в бизнесе исследовано. Здесь и непрекращающаяся свара вокруг вакцин – страны меряются их результативностью и безопасностью, и вечные обвинения и России, и в сторону России в политизировании вакцинной проблемы. С другой стороны, имеем серьёзную стагнацию деловой активности – если нельзя выходить из дома, как работать тому же хозяину кафе? Дистанционно?

Однако, в области макроэкономики влияние коронавируса и последствия этого влияния исследованы весьма поверхностно. Эксперты «Банки сегодня» представляют такое исследование в области формирования нарративного мышления вокруг пандемии коронавирусной инфекции и влияния его на состояние мировой экономики.

Владимир Бережной и Александр Подгайко обосновывают идею о том, что пандемия привела нас к некой границе, где институциональная среда может приобретать несколько другой вид. И через эту границу современное общество вынуждено перешагнуть. Основная идея в том, что нарративы вокруг пандемии могут сыграть не последнюю роль в формировании содержания будущих институтов.

Социальная инженерия как источник формирования «независимых взглядов»

Современное общество и современный социум являются достаточно уникальными с точки зрения социального конструирования. Во-первых, сама структура сегодняшнего социума является более эволюционной, чем несколько десятков лет назад. Например, возросло количество человеческого капитала. Люди стали больше учиться, чем те же 100 лет назад. Это повсеместно, не только в развитых странах.

Вот почему когнитивные способности современного члена социума несколько отличаются от его недальних предков. В первую очередь, современный человек предъявляет спрос на социальное знание. И система образования многих стран уже строится вокруг формирования у человека в первую очередь знания социального, нежели знания технического.

Образование стало зиждиться на постулате «Научить студента думать», когда система образования во многих странах в веке 20 строилась вокруг профессиональной подготовке специалиста. И спрос на такое социальное знание породил несколько тенденций развития современного общества. В частности, это формирование нарративного мышления представителей современной человеческой фауны.

blank

Объективно, что нередко высокая социальная культура и активный интерес к общественным процессам у граждан может разрушать политические режимы, даже ломать государства. Надо полагать, это происходит, потому что люди, в силу «расширения» взглядов, могут замечать на первый взгляд скрытое и незаметное, что может вызывать резко отрицательные эмоции.

Но социальная инженерия тоже не стоит на месте и развивается в унисон с современным обществом. Выражается это в том, что процессы, происходящие в современном обществе, достаточно легко управляемы. Люди выражают спрос на социальное знание, но помимо этого люди достаточно наивны и доверчивы в плане получения нового знания, поскольку их когнитивные способности на момент формирования внутренней социальной культуры не позволяют в полной мере оценить объективность и значимость получаемой информации.

Поэтому методы социальной инженерии вокруг этого феномена современного общества носят несколько гипнотизирующий характер. Людям под предлогом истинного социального знания могут доносить некую его производную, нарратив – комментарий социального процесса, выданный за сам социальный процесс. Тем самым развивая нарративное мышление среди граждан той или иной страны.

Сдвиги в общественном сознании как результат отмирания старых институтов

Стоит заметить, чем выше уровень социальной культуры и чем качественнее с точки зрения её формирования система образования, тем уровень нарративного мышления в обществе ниже. Предполагаем, это абсолютно логичный факт, поскольку общество не нуждается в комментарии процесса, так как может само дать оценку того, что происходит вокруг – верную, неверную ли, но быстро приобретающую статус данности. В след за формированием социальной, технической и иной культуры в обществе идет институциональное содержание.

Институты рождаются, развиваются и зиждутся на тех общественных процессах, которые происходят в социуме. И любая девиация общественного сознания заставляет институт эволюционировать – подстраиваться под новый уклад жизни. Старые институты уже не смогут выполнять свою главную функцию: объяснять взаимосвязи в общественных процессах. Точнее, эти взаимосвязи уже будут недействительны, так как общество уже живет по-другому.

Эти девиации может вызывать множество факторов. В том числе и нарративы. Суть действия нарратива как раз и заключается в том, чтобы вызвать поведенческие отклонения при прочих равных исходных. А если эти поведенческие отклонения от первоначального состояния станут нормой и не будут уже считаться отклонениями, то это значит, что в общественном сознании произошел сдвиг, что заставляет институт эволюционировать.

Коронавирус и гречка

Все это выступает некой методологической основой происходящего с нами и с социумом при воздействии нарратива на институт. Наконец, о пандемии коронавирусной инфекции, в контексте которой масса нарративов, которые могут привести общество к эволюции современных правил жизни, их видоизменению. На примере национальной экономики нашей страны и мировой экономики в целом можно выявить ряд трендов, которые развиваются в условиях борьбы с пандемией. Во-первых, это формирование нарративов потребительского выбора.

Содержание может быть самое разнообразное: от нарушения логистических связей ритейла до товарной диверсификации промышленных производств. Толкование этих фактов в конечном итоге будет влиять на выбор. Люди станут покупать товары длительного хранения на случай голода и пустых полок в магазинах, что приведет к повышению цен на них. К примеру, гречневая крупа.

На рисунке ниже представлен график изменения стоимости 1 кг гречневой крупы в розничных ценах в РФ с марта по май 2020 года.

blank

Динамика изменения розничных цен на 1 кг гречневой крупы с марта по май 2020 года

График активно демонстрирует действие нарратива потребительского выбора вокруг пандемии. Изменения в цене вызваны исключительно техническим фактором. Увеличился спрос. Функциональные свойства товара остались неизменными. Сезонный фактор тоже учитывать нельзя, так как это товар круглогодичного потребления и круглогодичного изготовления.

И в целом производство гречневой крупы осталось неизменным с точки зрения количества. Поэтому логичным будет вывод о том, что к изменению спроса людей подтолкнуло толкование того факта, что гречка хранится долго, и её надо покупать, чтобы с голоду не умереть. Это представляется единственной причиной, которая могла вызвать такое поведенческое отклонение.

Маленький пример, который является следствием институциональной модернизации в результате действия коронавирусной инфекции. Да, это институциональная модернизация, поскольку взгляд вокруг этого факта в обществе является повсеместным и фундаментальным.

Коронавирус и фондовый рынок

Касательно нарратива фондового рынка – в качестве примера можно привести ситуацию на Московской бирже – всё скажет рисунок 2, который демонстрирует изменение индекса Мосбиржи, который в свою очередь выступает основным индикатором деловой активности на фондовом рынке в нашей стране.

blank

Иллюстративно: индекс переживал существенные перепады, а значит рынок в этот период был весьма волатилен. Во-первых, на рынке стало открываться много коротких позиций в самый разгар пандемии. Это тоже нарратив, он активно существует на фондовом рынке и весьма популярен. Суть его в том, что в кризис бумаги всех компаний на бирже претерпят, во-первых, технический спад, а во-вторых бумаги некоторых компаний претерпят спад функциональный, в силу того, что их деятельность будет затруднена разгаром пандемии.

И на этом фоне необходимо избавляться от акций и либо покупать их на моменте падения обратно, либо же диверсифицировать свой инвестиционный портфель. Первый случай является популярным, так как позволяет в краткосрочном периоде сыграть на цене, поэтому его и используют. Только использование этого варианта порождает большие технические спады, чем они должны были возникать изначально.

Такая ситуация и привела к увеличению волатильности на фондовом рынке, что в конечном счёте влияло таким образом на биржевой индекс.

Как все договоримся – так дальше и жить будем

Институциональная модернизация может заключаться в развитии альтернативных фондовых рынков, которые будут менее подвержены колебаниям. Так же это позволит инвесторам развивать свою финансовую культуру и научить их активно диверсифицироваться. Хедж-фондами сегодня уже никого не удивишь. Если мыслить глобальнее, можно предположить: инвестор станет умнее, будет по-другому себя вести, что в итоге изменит фундаментальные правила игры на рынке. В этом и будет заключаться институциональная модернизация, в эволюции когнитивных способностей инвестора, а также развитии его компетенций.

Мир сегодня только начал отходить от края пропасти и пандемия – это вызов всему мировому сообществу. То, как мы продолжим противостоять нашему общему врагу, будет создавать условия развития социума после напасти. Эти условия будут функциональны, как они были до этого, и какие они есть сейчас. В силу их функциональности они будут описываемыми и объяснимыми.

Это, собственно говоря, и будут институты. И в силу эволюции условий, эволюционируют и сами институты, как форма функционирования условий в динамично развивающимся обществе.

Иллюстрации взяты из открыты источников

Представленные графики составлены авторами по результатам собственных исследований

Авторы:

Бережной В.А, кандидат экономических наук, г. Москва, Inst: wowa.ava

Подгайко А.А, магистр экономики, г. Ростов-на-Дону.