Все, что нужно знать о суде присяжных в России: рассказывают юристы

В России каждый год присяжными рассматривается 300-400 уголовных дел, и примерно каждое пятое заканчивается оправдательным вердиктом. Но сам суд присяжных постоянно сталкивается с серьезными проблемами. Мы расспросили практикующих юристов, как работает суд присяжных в России и что его ждет дальше.

Что представляет собой суд присяжных

Российская судебная система далека от совершенства – эксперты говорят об обвинительном уклоне судопроизводства и крайне небольшой доле оправдательных приговоров. В СИЗО продолжают находиться сотни предпринимателей, которых по формальному признаку обвинили в организации преступного сообщества, а среди судей продолжают находить весьма странных личностей (вроде Елены Хахалевой).

Но, тем не менее, до сих пор простой человек может стать, пусть и ненадолго, частью судебной системы – а именно, стать присяжным заседателем.

Суд присяжных – это коллегия из шести (в районных или городских судах) или из восьми (в Верховном суде региона) человек, которые рассматривают некоторые уголовные дела и выносят решения – виновен или невиновен обвиняемый в преступлении.

По действующему Уголовно-процессуальному кодексу РФ, по ходатайству обвиняемого уголовное дело может рассматривать суд в составе профессионального судьи и коллегии присяжных заседателей.

Подсудность суда присяжных постепенно сокращалась, и к настоящему моменту за ними остались те дела, в которых может быть назначено пожизненное лишение свободы или смертная казнь (формально она не отменена) – ст. 105 УК РФ «Убийство», ст. 210 «Организация преступного сообщества», ст. 228.1 «Незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств», и т.д.

Также обвиняемый может ходатайствовать о рассмотрении судом присяжных дел по статьям 126 «Похищение человека», 209 «Бандитизм», 354 «Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны» и некоторым другим.

Самое главное здесь то, что рассмотрение присяжными возможно только по ходатайству обвиняемого, в противном случае дело будет рассматриваться обычным составом. С другой стороны, один раз выбрав рассмотрение присяжными, отказаться от этого уже нельзя.

Второй ключевой момент – коллегия присяжных не рассматривает дело целиком. Их цель состоит в том, чтобы определить степени вины подсудимого. Они не назначают наказание (это прерогатива профессионального судьи), поэтому рассматривают дело быстрее, чем обычно. Как правило, присяжные допрашивают только тех свидетелей, показания которых имеют непосредственное отношение к виновности подсудимого.

Присяжные могут вынести обвинительный или оправдательный вердикт:

  • обвинительный вердикт выносится, если на вопрос о виновности подсудимого дали положительный ответ большинство присяжных;
  • оправдательный вердикт выносится, если на вопрос о виновности ответили отрицательно половина или более присяжных.

Другими словами, если 3 из 6 присяжных считают подсудимого невиновным, председательствующий судья обязан его оправдать (и это обязательно). Если вердикт – обвинительный, судья все равно может вынести оправдательный приговор. Например, если посчитает, что действия подсудимого не содержат признаков преступления.

В отдельных случаях у председательствующего судьи есть право распустить коллегию присяжных – если он посчитает, что обвинительный приговор вынесен в отношении невиновного. Тогда дело с самого начала будет рассматривать другой состав суда.

В судебной практике России присяжные рассматривают не очень много дел, но процент оправдательных приговоров, как говорит юрист Людмила Александрова из компании «Див Ком», достаточно высокий. Возможно, считает она, дело в том, что присяжные не всегда принимают решения на основании доказательств:

В конце января 2020 года Институтом проблем правоприменения был опубликован аналитический обзор научного сотрудника ИПП при ЕУСПб Екатерины Ходжаевой о работе судов с участием присяжных заседателей на основе статистических данных Судебного Департамента при Верховном Суде РФ.

Действительно, процент оправдательных вердиктов, вынесенных судами с участием присяжных заседателей, составляет от 16 до 25%. Но начиная со 2 половины 2018 года (после внесенных изменений в УПК РФ в связи с расширением применения института присяжных заседателей) каждое пятое вынесенные на уровне районных судов оправдательное решение было отменено в апелляции, а в первой половине 2019 года этот показатель вырос до 37%.

Присяжные заседатели – это обычные граждане, зачастую не имеющие юридического образования. На мой взгляд, они формируют свое мнение не только на основании представленных доказательств и поведения на процессе стороны защиты, но и руководствуются внутренними убеждениями, своим жизненным опытом и своими моральными принципами. В случае если рассматриваемое дело, в котором участвуют присяжные, имеет общественный резонанс, они изучают информацию, опубликованную в СМИ (несмотря на доводы судьи оценивать исключительно представленные на суде доказательства).

Людмила Александрова, юрист компании «Див Ком».

Проблема может быть и в том, что стороне защиты проще перейти с «судебного» языка на более понятный для простых людей – тогда как обвинители ведут себя с присяжными так же, как и с профессиональными судьями.

Возможно поэтому подсудность суда присяжных постепенно сокращается и у них «отбирают» право рассматривать дела по некоторым обвинениям.

История суда присяжных в России

Законодательство, касающееся работы судов присяжных, постоянно меняется – последние серьезные изменения произошли в июне 2018 года. И до этой даты правила постоянно менялись.

Формально суд присяжных начал работать с 1991 года, но по факту он заработал с ноября 1993-го в некоторых регионах и в экспериментальном режиме. Тогда каждый год присяжные рассматривали от 170 до 420 дел в год.

По сути, полноценное внедрение присяжных в судебную систему затянулось до 2003 года – тогда возможность рассмотрения дел коллегией присяжных заседателей появилось на уровне Верховных судов в большинстве субъектов РФ. Лишь в Чеченской республике суд присяжных появился только в 2010 году вместо 2006-го.

После 2003 года количество рассмотренных присяжными дел начало расти, это было уже 500-700 дел каждый год, и заседатели решали судьбу 1000-1600 человек ежегодно. По большей части дел вердикты были обвинительными – от 62 до 82% дел, оправдывали обычно 16-17% подсудимых.

Даже такой процент оправдательных вердиктов был выше среднего по стране, и уже тогда присяжным стали «закрывать» некоторые составы преступлений, говорит Никита Филиппов из коллегии «Де-юре»:

С каждым годом работы суда присяжных увеличивалось количество ходатайств обвиняемых о рассмотрении его дела данным судом. Указанная тенденция в первую очередь была обусловлена статистикой рассмотрения уголовных дел с участием суда присяжных и без него. Количество оправдательных приговоров, вынесенных с участием суда присяжных, намного превышало количество оправдательных приговоров, вынесенных судом в общем порядке.

Высокое количество оправдательных вердиктов по уголовным делам, рассмотренных судом присяжных, вызвало противоречивую реакцию у общества. Потерпевшие от преступлений лица считали недопустимым осуществление правосудия присяжными, не имеющими необходимых знаний, опыта и квалификации, компетентность суда присяжных вызывала сомнения не только у граждан, но и у властей.

В связи с этим в период с 2009-2013 году в уголовно-процессуальный кодекс РФ внесены существенные изменения в части определения компетенции суда присяжных, из подсудности суда присяжных были исключены уголовные дела о преступлениях, представляющих повышенную социальную важность (преступления против половой неприкосновенности, преступления против общественной безопасности, преступления против государственной власти).

Никита Филиппов, заведующий МГКА «Бюро адвокатов «Де-юре»», почётный адвокат России.

В 2013-2014 годах юрисдикцию судов присяжных сокращают еще сильнее – ходатайствовать о таком суде могли лишь те, кому грозило пожизненное лишение свободы. Более того, женщины, несовершеннолетние и мужчины старше 65 лет не могли ходатайствовать о рассмотрении дела судом присяжных.

Число дел, которые рассматривали присяжные, сократилось вдвое (примерно до 250 в год). Одной из причин сокращения юрисдикции присяжных могла быть дороговизна такого процесса, говорит Никита Филиппов:

Уменьшение дел, рассматриваемых судом присяжных, могло быть инициировано вследствие экономических факторов. Функционирование суда присяжных требует значительных денежных затрат. Суды возмещают присяжным командировочные, а также транспортные расходы на проезд к месту нахождения суда и обратно, включая случаи, когда коллегия не была сформирована, кроме того присяжным выплачивается вознаграждение в размере половины оклада судьи соответствующего суда пропорционально числу дней их участия в осуществлении правосудия, но не менее их среднего заработка по месту основной работы за этот период. По словам заместителя председателя Волгоградского областного суда Дмитрия Петровича Туленкова, стоимость рассмотрения одного дела с участием присяжных заседателей составляет от 160 до 360 тысяч рублей (только вознаграждение присяжным и расходы по явке)

Однако ограничение компетенции суда присяжных незамедлительно негативно отразилось на системе уголовного судопроизводства Российской Федерации, снизился уровень доверия граждан к судебной системе, институт суда присяжных перестал нормально функционировать. Вследствие чего в 2015 году Президентом РФ инициировано реформирование института суда присяжных, направленное на увеличение роли данного института в системе уголовного судопроизводства России, расширена подсудность суда присяжных, а с 1 июня 2018 года районные суды приобрели право рассматривать некоторые уголовные дела с участием присяжных заседателей.

Указанные изменения положительно повлияли на работу суда присяжных, возросло количество дел, рассматриваемых с участием присяжных заседателей.

Никита Филиппов, заведующий МГКА «Бюро адвокатов «Де-юре»», почётный адвокат России.

Самые главные на сегодняшний день поправки начали действовать только с 1 июня 2018 года, когда ходатайствовать о рассмотрении дела присяжными стало можно на уровне городских и районных судов. Кстати, это сразу увеличило число ходатайств примерно в 3 раза – до 330-340 ежегодно. Но, тем не менее, это до сих пор ниже, чем было после 2003 года (при том, что тогда суды присяжных были только на уровне Верховного суда региона).

Почему государство ограничивает суды присяжных в полномочиях? Ответы могут быть разными, но, по мнению адвоката Николая Герасимова, в делах с заинтересованностью государства просто «нельзя» получить оправдательный приговор:

В период времени с 2008 по 2015 год были внесены изменения, существенно сократившие количество дел, которые могут быть рассмотрены судом с участием присяжных заседателей. Например, из его юрисдикции были выведены дела о терроризме, организации массовых беспорядков, государственной измене, шпионаже, насильственном захвате либо удержании власти, вооруженном мятеже, диверсии, коррупции, преступлениях против половой неприкосновенности.

Полагаю, это было связано в первую очередь с желанием государства оградить себя от возможных оправдательных приговоров по делам особой важности, где таких приговоров быть не должно.

Убежден, что многие граждане Российской Федерации, которые и составляли бы коллегию суда присяжных, понимают, что, как мне кажется, в условиях современной государственной системы уголовные дела не всегда возбуждаются из стремления оградить общество и государство от преступного посягательства и привлечь к ответственности лицо, совершившее преступление. Данное обстоятельство заставило бы их особенно внимательно и подробно исследовать все обстоятельства дела, все доказательства, представленные стороной обвинения и защиты, что могло бы привести к непредвиденным результатам.

Кроме того, по моему мнению, в настоящее время качество проведения предварительного расследования и поддержания государственного обвинения в суде оставляет желать лучшего, что также при принятии решения присяжными заседателями могло сыграть вполне определенную роль.

Николай Герасимов, адвокат по уголовным и гражданским делам в сфере предпринимательской деятельности.

Как бы то ни было, спустя полтора года после вступления поправок в законную силу городские и районные суды постепенно наладили работу с присяжными, и сейчас количество дел, которые рассматриваются таким образом, даже чуть больше, чем число поданных ходатайств (то есть, постепенно рассматриваются дела по ходатайствам прошлых лет).

Организация рассмотрения дела присяжными

Как и сказано выше, рассмотрение уголовного дела судом присяжных – исключительно право подсудимого, обвиняемого по определенным статьям УК РФ. То есть, суд не может навязать принудительное рассмотрение присяжными – обязательно нужно его ходатайство.

Заявить ходатайство подсудимый может с момента ознакомления с делом до назначения судебного заседания, в том числе на предварительном слушании (и об этом должен сообщить следователь).

Если по делу обвиняемыми проходят несколько человек, их дело присяжные будут рассматривать как одно. Для этого достаточно ходатайства одного из обвиняемых, если остальные его поддержат. Если кто-то против – судья должен будет выделить его дело в отдельное производство (если это вообще возможно).

Важный момент – отбор присяжных, и начинается он задолго до начала судебного заседания. В целом, процесс состоит из нескольких этапов:

  1. администрация муниципального образования случайным образом отбирает некоторое количество кандидатов из ГАС «Выборы» (то есть, из общей базы тех, кто имеет право избирать);
  2. список редактируется и корректируется, затем его передают на уровень региона, где составляется общий список для всех судов субъекта РФ. Список этот публикуют в СМИ.

    Если гражданин нашел себя в списке, но по какой-то причине не хочет быть присяжным, он подает соответствующее заявление и его исключают из списка.

  3. список кандидатов (основной и запасной) направляется в суд;
  4. после ходатайства судья выносит постановление о рассмотрении дела присяжными и дает распоряжение отобрать определенное количество присяжных. Это делает секретарь или помощник судьи в случайном порядке. Обычно отбирается чуть больше людей, чем 6 или 8 – какая-то часть все равно не явится.

Отобрать подходящих людей для участия в заседании в качестве присяжных не очень просто, говорит Петр Гусятников из юридической компании PG Partners. Так, к ним предъявляются серьезные требования, присяжными не смогут быть лица:

  • младше 25 лет;
  • имеющие непогашенную или неснятую судимость;
  • недееспособные или имеющие ограниченную дееспособность;
  • состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере;
  • подозреваемые или обвиняемые в преступлении;
  • не знающие языка, на котором ведется дело;
  • имеющие другие недостатки, не позволяющие им участвовать в процессе.

Соответственно, отбор присяжных – дело очень хлопотное:

В теории найти достаточное количество таких граждан не составляет труда, а на практике их нужно еще проверить, попросить предоставить справки об отсутствии судимости, из ПНД, НД и т.д. – это тоже отнимает время и ресурсы.

Петр Гусятников, старший управляющий партнер юридической компании PG Partners.

Когда в назначенную дату отобранные присяжные приходят в суд, председательствующий судья произносит перед ними вступительное слово и объясняет основные особенности процесса. Затем у присяжных спрашивают, нет ли у них оснований не участвовать в заседании. Здесь каждый из отобранных людей может заявить самоотвод (то есть, добровольно отказаться от участия в процессе).

После этого обе стороны процесса могут использовать свое право на мотивированный отвод (обычно – если у обвинения или защиты есть подозрения, что присяжный будет необъективен).

В итоге должно остаться не меньше 10 кандидатов при рассмотрении дела в городском или районном суде и не менее 12 – при рассмотрении в Верховном суде региона. Если их больше – стороны могут по своему усмотрению исключить кандидатов из списка, если меньше – нужно снова отбирать людей из списков.

Затем список сокращается, соответственно, до 10 или 8 фамилий, из которых 8 или 6 человек составляют коллегию присяжных, а остальные двое становятся запасными. Они принимают присягу (от чего и называются присяжными).

Что касается собственно судебного процесса с участием присяжных, есть несколько особенностей:

  • присяжные могут задавать вопросы участникам судебного разбирательства. Но не сразу (после обвинения и защиты) и только в письменной форме через председательствующего судью;
  • присяжные разбирают только те обстоятельства, которые напрямую влияют на виновность или невиновность подсудимого. Информацию о личности подсудимого они изучают только тогда, когда это напрямую влияет на степень его вины;
  • и стадия судебного следствия, и стадия прения сторон состоят из двух частей – с присутствием присяжных и с их отсутствием (например, в их присутствии нельзя рассказывать о приговорах для соучастника преступления, дело которого рассматривалось отдельно).

После этого для присяжных готовят вопросный лист, в котором формулируют основные и дополнительные вопросы – понятными словами и по каждому подсудимому в отдельности. Основные вопросы такие:

  • доказано ли, что деяние имело место;
  • доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;
  • виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

Есть в листе и частные вопросы – если они влияют на степень виновности подсудимого или могут повлечь за собой освобождение его от ответственности.

Также в случае признания подсудимого виновным ставится вопрос, заслуживает ли он снисхождения (что тоже может повлиять на итоговый приговор судьи).

Председательствующий судья произносит напутственное слово – в нем он кратко рассказывает о рассматриваемом деле, о позициях обвинения и защиты, поясняет статью УК РФ, по которой обвиняют подсудимого, объясняет порядок голосования.

После этого присяжные направляются в совещательную комнату, где присутствие кого-либо еще не допускается. Выйти из нее они могут, если вынесли вердикт или если наступила ночь (по разрешению председательствующего).

Из присяжных выбирается старшина, который ведет подсчет голосов и подписывает вопросный лист с ответами.

Присяжные заседатели должны стремиться принять решение единогласно, но, если после 3 часов обсуждения они не смогли прийти к единому решению, проводится голосование:

  • обвинительный вердикт выносится, если по всем 3 основным вопросам больше половины присяжных ответили утвердительно;
  • если хотя бы половина присяжных ответила отрицательно хотя бы на один из поставленных вопросов, выносится оправдательный вердикт.

По остальным вопросам ответы определяются большинством голосов (а если голоса разделились поровну – то в пользу подсудимого). Что интересно, даже если вынесен обвинительный вердикт, присяжные могут изменить обвинение в более благоприятную для подсудимого сторону.

Когда вердикт вынесен и вопросный лист с ответами подписан, присяжные возвращаются в зал, и после проверки председательствующим старшина зачитывает вердикт.

Если вердикт оправдательный – то дальше рассматриваются только вопросы судебных издержек, гражданского иска (если он был) и вещественных доказательств.

Если вердикт был обвинительным, то рассмотрение продолжается – судья выясняет все остальные обстоятельства, на основании которых он вынесет приговор (который может быть и оправдательным).

За участие в рассмотрении дела каждый присяжный получает некоторые материальные блага:

  • вознаграждение в размере половины оклада судьи за все дни участия в заседаниях – но не меньше, чем получаемая присяжным зарплата;
  • компенсация командировочных и транспортных расходов (на проезд к месту расположения суда и обратно);
  • все гарантии и компенсации по месту работы сохраняются;
  • время участия в заседаниях считается трудовым стажем.

По факту с выплатами могут быть проблемы: придется собрать справки о зарплате по своему месту работы, а в некоторых ситуациях из-за проблем с документами у одного присяжного деньги не получает вся коллегия.

В любом случае, соглашаться на участие в суде только ради денег не стоит – это, скорее, общественно полезная деятельность.

Чем обычно заканчивается рассмотрение дел присяжными

Как уже сказано выше, при рассмотрении дел присяжными доля оправдательных вердиктов гораздо больше, чем при единоличном рассмотрении профессиональными судьями.

Причины этого могут быть разными – как минимум, сама процедура вынесения вердикта присяжными склоняется скорее в пользу обвиняемых. Еще, как говорит Николай Герасимов, присяжные могут учитывать то, что не учитывают профессиональные судьи:

Как следует из статистики Судебного департамента при Верховном суде РФ, на протяжении всего периода количество оправдательных приговоров, вынесенных судом с участием присяжных заседателей, многократно превышало количество аналогичных приговоров, вынесенных профессиональными судьями. В качестве усредненного показателя, полагаю, можно привести примерно следующее соотношение: 20% / 0,2%. Этот показатель, на мой субъективный взгляд вызван несколькими основными причинами:

  • Возможность коллегии присяжных оценить то либо иное деяние, а также виновность в его совершении определенного лица с точки зрения обычного человека и приемлемых для него норм морали и этики, а также правил поведения в современном обществе, чего, как мне кажется, в силу некоторой профессиональной деформации и правил существующей государственной системы бывают лишены судьи.
  • По моему мнению, как я уже упоминал, качество проведения предварительного расследования, формирования доказательственной базы и государственного обвинения в суде в российской правоохранительной системе оставляет желать лучшего. При рассмотрении уголовных дел судьей единолично, на мой взгляд, на многие нарушения и несоответствия в версии обвинения суд может «закрыть глаза», чего не сделает коллегия присяжных заседателей.
  • В суде с участием присяжных заседателей, по моему убеждению, имеется значительно большая возможность в реализации принципа состязательности и равноправия сторон, отсутствием чего, как мне кажется, нередко страдает судебное разбирательство при рассмотрении дела профессиональными судьями.

Николай Герасимов, адвокат по уголовным и гражданским делам в сфере предпринимательской деятельности.

Кстати, есть еще одна интересная особенность, которую раскрывает статистика Судебного департамента. Как можно увидеть из процедуры рассмотрения дела присяжными, сам приговор выносит именно профессиональный судья, который обязан учитывать мнение присяжных.

И если с оправдательными вердиктами все понятно, то при вынесении обвинительных вердиктов присяжными судьи склоняются к более серьезным наказаниям. Так, статистика дел по части 1 статьи 105 (неквалифицированное убийство) такова:

  • при рассмотрении судьями единолично – наказание в 8 лет лишения свободы и менее получил каждый второй подсудимый;
  • при рассмотрении присяжными – из 31 признанного виновным подсудимого только 6 получили сроки в 8 лет и меньше (при том, что присяжные каждого третьего признали заслуживающими снисхождения).

Другими словами, если ходатайствовать о рассмотрении дела судом присяжных, то шансы быть оправданным будут во много раз выше, чем при рассмотрении судьей единолично – но при обвинительном вердикте наказание будет строже.

Пока сложно сказать, с чем связана такая статистика. Возможно, судьи более уверены в виновности подсудимых, если такую позицию разделяют и присяжные.

Что касается более высокого процента оправдательных приговоров, среди них есть еще одна особенность – практически по каждому второму из них присяжные вынесли вердикт единодушно. Это говорит не только о хорошей работе стороны защиты, но и о слабой работе следователей.

Еще на решения присяжных может повлиять то, что они относятся к этой обязанности очень серьезно и боятся допустить ошибку, считает Никита Филиппов:

Столь высокий процент оправдательных приговоров не является следствием некомпетентности присяжных в вопросах уголовного права, он обусловлен спецификой оценки присяжным доказательств. Для присяжного осуществление правосудие не является обыденностью, работой, принимая решение о судьбе человека, присяжный боится совершить ошибку, тщательно проверяет все доказательства по делу и руководствуется не нормами права, а своими внутренними представлениями о морали и нравственности, поэтому даже малейшее сомнение в вине обвиняемого является для присяжного достаточным основанием для оправдательного вердикта.

Таким образом, развитие института суда присяжных неотъемлемо повлечет за собой повышение качества стандарта доказывания по уголовным делам и развитие системы российского уголовного судопроизводства в целом. Вердикты суда присяжных и статистика результатов деятельности этой формы суда дает возможность судебной системе учитывать мнение народного правосознания, принимать во внимание требования общества к справедливости и законности судебных постановлений.

Никита Филиппов, заведующий МГКА «Бюро адвокатов «Де-юре»», почётный адвокат России.

Примерно ту же позицию занимает и Сергей Носов из «Профсоюзного центра» – он считает, что добиться более-менее достаточного уровня правосудия можно как раз благодаря участию присяжных заседателей, которые будут нивелировать проблемную работу прокуратуры:

Проблема судебной системы заключается в ее зависимости от других ветвей власти (что само по себе нарушает основные принципы конституции). Если рассматривать конкретно суды присяжных, то стоит отметить, что правоохранительной системе не совсем выгодно их наличие, так как имеется высокий процент оправдательных приговоров.

И величина этого процента вполне объяснима – в процессе предварительного следствия материал уголовного дела был собран не квалифицировано, не собрана доказательная база, доказывающая виновность обвиняемого, представитель прокураторы, подписывающий обвинительное заключение так же особенно не вникает в материалы уголовного дела потому что знает, что в ходе судебного следствия без присяжных судья все равно займет ярко выраженную обвинительную позицию!

Все это позволяет не переживать о том, что кто-то может получить взыскание, или лишиться своей должности. В судах присяжных такой механизм не работает, потому что всегда есть человеческий фактор, а с учетом того что в общей массе государственные обвинители не имеют навыка общения с присяжными заседателями, то и не могут доносить до них правильно доказательства вины, да и люди же не слепые и не глухие и прекрасно понимают что некоторые выводы следствия основываются на домыслах и предположениях, что противоречит УПК РФ.

Сергей Носов, руководитель направления по работе с партнерами ООО «Профсоюзный центр».

Практикующие адвокаты высказываются о недостатках судебной системы России еще более категорично (что понятно, так как с их помощью гораздо проще добиться оправдательного приговора для клиента). Так, адвокат и Заслуженный юрист РФ Владимир Горелик считает, что более активное участие присяжных в судебном производстве могло бы нивелировать многие накопленные проблемы судебной системы:

Трансформация российского уголовного правосудия выражается в прямом отходе от всеобъемлющего и общепризнанного конституционного принципа презумпции невиновности в сторону лозунга о неотвратимости уголовной ответственности лица, оказавшегося в положении подсудимого. Такой отход является закономерным следствием принципов, насаждаемых сверху (по причинам, требующим особого анализа), при руководстве судебными органами.

Для того, чтобы сделать этот вывод, достаточно проанализировать удельный вес оправдательных приговоров, уровень которых снизился до статистической погрешности. И это несмотря на низкое качество следствия и существенные изъяны в работе правоохранительных органов, осуществляющих уголовное преследование, о чем хорошо осведомлены любые практикующие адвокаты и сами представители правоохранительных органов и суда.

Количество оправдательных приговоров составляет считанные единицы, несмотря на внушительные статистические показатели, характеризующие общие результаты правоприменительной судебной практики. А отдельные судьи и вовсе не могут похвастаться наличием опыта подобной оправдательной работы.

Почему так происходит? Личное благополучие профессиональных судей зависит от множества факторов, в числе которых, как показывает практика, профессионализм и объективность судьи находятся далеко не на первом месте.

Владимир Горелик, адвокат, Заслуженный юрист РФ.

Правда, есть и иная точка зрения на эту проблему. Например, Петр Гусятников считает, что присяжные заседатели не всегда компетентны: «Это люди, не имеющие юридического образования, и не всегда понимающие, о чем конкретно в тот или иной момент идет речь. Именно по этом в судах при участии присяжных выше процент оправдательных вердиктов».

Кроме того, он напоминает, что на рассмотрение судом присяжных попадает не очень большой процент дел – поскольку большая их часть рассматривается в упрощенном порядке, когда подсудимый признает свою вину и работа судьи заключается в назначении ему адекватного наказания.

Что будет дальше?

Очевидно, что у судебной системы России есть некоторые проблемы, а суд присяжных может сделать их не такими серьезными. Но с учетом законодательных ограничений эта форма используется не очень часто.

И недавние новости дают определенную надежду на лучшее. Так, в конце января был опубликован список поручений президента России Владимира Путина, который поручил, в том числе, расширить подсудность судов присяжных.

Пока конкретной информации нет, но юристы уже отзываются об этом в весьма положительном ключе. Так, Николай Герасимов считает, что проблема назрела уже давно:

Юридическим сообществом данная новость была воспринята более чем положительно, с чем, разумеется, нельзя не согласиться.

По моему мнению, очевидно, что суды присяжных имеют возможность более объективно и беспристрастно оценить все обстоятельства по делу и вынести справедливый итоговый вердикт. Они не обременены в подавляющем большинстве специфическими юридическими знаниями, не связаны служебными или иными обязательствами и могут рассмотреть дело на основании исключительно своего житейского опыта и имеющихся представлений о морали и нравственности. Кроме того, безусловно именно присяжные заседатели могут понять и оценить жизненную ситуацию человека, «примерить ее на себя» и принять решение, виновен ли он во вменяемом преступлении в действительности.

Безусловно, встает вопрос о том, на какие именно составы преступления будет распространена юрисдикция суда присяжных, а также не претерпит ли сам институт каких-либо изменений в процессе реформы, которые сведут к минимуму все его положительные качества.

Николай Герасимов Адвокат по уголовным и гражданским делам в сфере предпринимательской деятельности.

Эксперт говорит, что несмотря решение о расширении полномочий суда присяжных должно быть принято, поскольку в данном случае, как правило, речь идет о чести и достоинстве конкретного гражданина и его семьи, его свободе и иных имущественных и не имущественных правах, которые должны в приоритетном порядке охраняться государством.

Роман Устинов из компании «Департамент правовой помощи» считает, что реализация предложений президента будет способствовать повышению качества предварительного следствия и в итоге более принесет справедливое уголовное судопроизводство.

Никита Филиппов назвал поручение президента «логичным продолжением реформирования института суда присяжных в нашей стране». По его мнению, изменения по расширению составов преступлений, дела о которых подсудны суду с участием присяжных заседателей необходимы для демократизации судебной системы России.

Что касается дальнейшего реформирования судебной системы и проблем суда присяжных, эксперт отзывается о них с некоторой долей скепсиса:

Основной сложностью в работе суда присяжных в Российской Федерации остается недостаточное количество кандидатов для отбора в присяжные заседатели. Включенные в предварительный список присяжных заседателей лица зачастую игнорируют извещения о вызове в суд, вследствие чего становится невозможно провести подготовительную часть судебного заседания и осуществить выбор коллегии присяжных. В связи с этим возрастает нагрузка на суд и затягивается процесс рассмотрения уголовного дела.

К сожалению, указанная проблема не может быть разрешена путем внесения каких-либо законодательных поправок, для её решения необходимо, чтобы граждане повышали уровень своей правовой культуры и грамотности, ответственно относились к исполнению обязанностей присяжного заседателя.

Никита Филиппов, заведующий МГКА «Бюро адвокатов «Де-юре»», почётный адвокат России.

О проблемах сбора присяжных говорит и Петр Гусятников: по его словам, собрать даже 6 человек в коллегию присяжных сложно, а часто вообще невозможно – особенно, если дело требует проведения большого количества заседаний. Поэтому его позиция – расширять подсудность суда присяжных пока рано.

Буквально на днях председатель Верховного суда предложил передать судам присяжных все дела о преступлениях особой тяжести и дела предпринимателей. Об этом же говорит и Николай Герасимов, напоминая о том, что часто суд присяжных – единственный способ доказать собственную невиновность:

По моему мнению, давно имеется необходимость предоставить возможность судам присяжных рассматривать все дела, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью, с оборотом наркотических средств, оружия, дела коррупционной направленности, дела о мошенничестве и т. п.

Убежден, что человек должен сам решать, каким судом – профессиональным или с участием присяжных – будет рассматриваться его дело. В случае, если человек виновен, обвинение обоснованно, расследование проведено в соответствии с законом, рассмотрение дела профессиональным судьей с применением, например, процедуры принятия решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением может повлечь для него принятие более мягкого приговора.

Однако, если человека пытаются привлечь к уголовной ответственности незаконно, полагаю, его шансы доказать свою невиновность несравненно выше именно при рассмотрении дела судом присяжных.

Николай Герасимов Адвокат по уголовным и гражданским делам в сфере предпринимательской деятельности.

Таким образом, расширение подсудности суда присяжных поддерживают многие юристы, считая такой вариант предпочтительным для подсудимого и более соответствующим принципам правосудия.