С 2004 года Россия часть денег от продажи нефти и газа откладывает в специальный фонд. Сейчас страна лишилась доступа к половине этого фонда, а часть оставшихся средств власти могут потратить на финансирование бюджетного дефицита на фоне санкций и кризиса.

Приостановки не будет?

«Известия» со ссылкой на рабочую версию плана правительства 12 марта написали о том, что правительство рассматривает вариант с приостановкой действия бюджетного правила на 2022-2024 годы. По данным издания, окончательно решение может оформлено до 4 апреля – хотя официально в Минфине и заявили, что новых инициатив пока не рассматривают. Однако по данным собственных источников, издание пишет, что окончательным будет именно такой план – с приостановкой бюджетного правила.

Официально в Минфине пояснили, что действует подписанный президентом закон, который предполагает:

  • временную приостановку в течение 2022 года действия отдельных положений бюджетных правил, связанных с использованием дополнительных нефтегазовых доходов бюджета;
  • расширение перечня финансовых активов, в которые могут вкладываться деньги Фонда национального благосостояния.

Однако также в правительственном плане говорится и о других мерах: например, может быть приостановлено правило, запрещающее тратить деньги из ФНБ в сумме не более 1% от ВВП ежегодно, а также власти могут финансировать из ФНБ проекты не только при условии самоокупаемости (то есть, финансировать и социально значимые проекты, а не только экономически выгодные).

При этом власти уже согласовали масштабный пакет мер помощи экономике, бизнесу и гражданам на триллион рублей, половина из этой суммы пойдет на новые выплаты малоимущим семьям с детьми. А уже одобренные проекты, которые планируется профинансировать из ФНБ (продление трассы Москва-Казань до Екатеринбурга, развитие железнодорожной инфраструктуры Центрального транспортного узла, вложения в фонд ЖКХ и т.д.), отменяться не будут.

О бюджетном правиле

Бюджетное правило – это инструмент, который ограничивает рост бюджета государства при условии, что его доходы выросли из-за ситуации на рынке. Чаще всего такое правило применяют страны, так или иначе зависящие от экспорта сырья на мировой рынок.

Работает бюджетное правило и в России, причем еще с 2004 года (когда был создан Стабилизационный фонд, из него выделили ФНБ). На каждый год устанавливается определенная цена отсечения – ценовая граница по нефти, и все, что получает государство сверх этой суммы, направляется в ФНБ в виде валюты и золота. В 2022 году цена отсечения составляет 44,2 доллара за баррель нефти Urals. По факту цена более чем вдвое выше, поэтому Минфин до начала кризиса активно скупал валюту на рынке.

Это работает и наоборот – в 2020 году при резком падении цен на нефть Минфин продавал валюту, поддерживая рубль.

Если бюджетное правило будет отменено или приостановлено (например, это было сделано в 2015-2016 годах), то все нефтегазовые доходы будут зачисляться в федеральный бюджет, и распределяться на утвержденные цели.

Деньги от «излишков» поступают в Фонд национального благосостояния, который можно тратить только на компенсацию снизившихся доходов от продажи нефти и газа (как это было два года назад). Также из ФНБ можно потратить:

  • на текущие расходы – не более 1% от ВВП государства;
  • часть средств на инфраструктурные проекты – но только если ФНБ превысит 7% от ВВП, причем потратить можно только сумму сверх этой границы.

Что интересно, российская версия бюджетного правила не очень гибкая – закон запрещает менять его условия даже в случае кризиса, поэтому для его приостановки потребуется принимать соответствующие решения на высшем уровне власти. При этом негибкость правила было хорошо заметна в последние месяцы перед кризисом – пока цены на нефть превышали «доковидные», доллар стоил 75 рублей и более (что в целом было выгодно государству с точки зрения доходов бюджета).

Есть ли смысл останавливать бюджетное правило?

Бюджетное правило призвано сглаживать взлеты и спады мирового сырьевого рынка – в периоды высокой конъюнктуры копить резервы, а в кризис их тратить. Однако то, что работает в обычной ситуации, вряд ли применимо к 2022 году – в странах ЕС заблокировано около 300 миллиардов долларов золотовалютных резервов России, это примерно половина всего имеющегося объема.

Дискуссия о том, в какие проекты стоит инвестировать средства ФНБ, идет уже достаточно давно – например, деньги хотели потратить на строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали между Москвой и Санкт-Петербургом или на комплекс по переработке газа в Усть-Луге – всего около 2,5 триллионов рублей на три года. Но если тогда речь шла о коммерчески выгодных проектах, то сейчас власти, по данным РБК, предпочтут проекты с учетом создания новых рабочих мест и вклада в ВВП. А вместо ESG-проектов в центре внимания теперь будут те инвестиции, которые помогут экономике пережить кризис.

Кроме того, сейчас власти всерьез рассматривают возможность финансировать из ФНБ дефицит федерального бюджета и ПФР в размере более 1% от ВВП – об этом говорят в связи с новыми пособиями семьям с детьми.

Всего ФНБ на 1 февраля составлял 13,6 триллионов рублей – но это не только денежные средства на счетах и золото, но также и вложения в проекты и активы. Некоторые валютные активы ФНБ уже заморожены из-за санкций, поэтому в распоряжении властей будет лишь около половины суммы фонда.

Введенные за последний месяц санкции против России действительно сильно ударят по стране – эксперты полагают, что ВВП по итогам 2022 года сократится на 8-9%, а инфляция составит от 20% до 25%. И в этой связи возможность потратить часть ликвидных средств ФНБ на поддержание экономики выглядит в целом здравой идеей – однако вопрос, как и всегда, будет в особенностях исполнения этой задачи.