Что это за закон о просветительской деятельности? И почему против него выступали ученые и общественность?

Всего за 4 месяца законопроект прошел все три чтения в Госдуме и уже в этом году вступит в силу. Все это время с ним пытались бороться представители ученых кругов – но не смогли добиться вообще ничего. В итоге государство сможет вести тотальный контроль над любой просветительской деятельность. Мы собрали самое важное по этому вопросу.

О чем этот законопроект

Сегодня Госдума приняла в третьем, окончательном чтении один из самых спорных законопроектов последних лет. Разработали его депутаты и члены Совета федерации, состоящие в комитете по защите суверенитета во главе с руководителем этого комитета Андреем Климовым. На сайте Госдумы говорится, что разработчиками законопроекта стали представители всех четырех парламентских фракций.

Законопроект вводит государственное регулирование просветительской деятельности – начиная от этого понятия и заканчивая обязательным лицензированием любых просветительских проектов. Против принятия законопроекта выступили ученые и общественные деятели, но это не помешало парламенту принять законопроект в рекордно короткие сроки – внесли его в ноябре прошлого года, приняли в марте текущего, а заработает он уже с 1 июля.

Основные положения его такие:

  • вводится понятие просветительской деятельности. По сути, это любая деятельность по распространению знаний, опыта, умений и навыков за пределами образовательных программ. То есть, школы и вузы под законопроект не попадают, а вот тренинги, мастер-классы, и многое другое – уже попадает;
  • определять порядок и условия ведения просветительской деятельности, а также контролировать ее будет правительство;
  • вести просветительскую деятельность, помимо государственных органов, смогут физлица, ИП и организации – но уже при соблюдении требований закона;
  • просветительскую деятельность нельзя будет использовать для разжигания розни – в том числе, нельзя будет распространять недостоверные сведения о традициях народов и побуждать кого-то нарушать законы и Конституцию.

Официально закон был нужен, чтобы пресечь «бесконтрольную реализацию антироссийскими силами в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности широкого круга пропагандистских мероприятий…». Другими словами, авторы законопроекта увидели, что под видом просветительской деятельности российской молодежи дают пропагандистские материалы, поддерживаемые некими силами из-за рубежа, которым почему-то нужно дискредитировать проводимую в Россию политику, пересмотреть историю и даже подорвать конституционный строй. При обсуждении законопроекта в Госдуме глава комитета по образованию Вячеслав Никонов привел пример такой деятельности – оказалось, что такие программы учат «бороться с полицией» на митингах.

Пока законопроект прошел три чтения в Госдуме – что интересно, против него высказались сразу 95 депутатов (а «за» были 308). Документ прошел все чтения практически без изменений (во втором чтении заниматься просвещением разрешили государственным органам), и очень быстро прошел все этапы обсуждения.

Голоса за и против

Обсуждать (и осуждать) законопроект ученые, общественные деятели и даже некоторые депутаты Госдумы начали почти сразу после его внесения на рассмотрение. Сейчас самая массовая петиция с требованием отменить поправки насчитывает более 238 тысяч подписавшихся (ее инициировал астрофизик, ведущий научный сотрудник ГАИШ МГУ Сергей Попов), а более 600 деятелей культуры обратились уже к президенту с аналогичной просьбой.

Все критики законопроекта указывают на то, что он носит исключительно ограничительный характер, создает все возможности для цензурирования и вообще ставит просветительскую деятельность под угрозу.

Так, даже во время обсуждения законопроекта перед третьим чтением в Госдуме звучали разные аргументы против его принятия:

  • депутат от ЛДПР Максим Зайцев заявил, что к документу есть много претензий, он почему-то принимается в ускоренном порядке, а настоящей причиной может быть желание властей взять под контроль еще больше общественного сознания и свобод граждан;
  • депутат от КПРФ Олег Смолин заявил, что авторы законопроекта «придушивают» просвещение в стране;
  • руководитель фракции «Справедливой России» Сергей Миронов предлагал исключить требование, по которому все контакты с зарубежными учеными нужно согласовывать с федеральными органами власти;
  • заместитель председателя комитета по культуре Алексей Шолохов предлагал вывести из-под действия законопроекта просветительские проекты в музеях.

Любые попытки внести поправки в законопроект – и на заседаниях комитета, и при основном рассмотрении документа – получали, как правило, негативную реакцию от авторов документа, и в итоге приняты не были. Документ начнет действовать практически в том же виде, в котором его внесли в ноябре прошлого года.

Против регулирования просветительской деятельности выступил весь президиум Российской академии наук (РАН) – но сенатор Владимир Джабаров заявил, что «академия наук – это еще не весь народ». В итоге направленное руководством РАН обращение к Госдуме никак не повлияло на ход рассмотрения – с академиками никто так и не связался.

Авторы законопроекта и депутаты, которые его поддерживают, уверяют – документ никак не ущемит права тех, кто занимается просвещением. А все голоса недовольных законопроектом исходят от тех, кто не смог прочитать текст проекта. Например, депутат Любовь Духанина говорит, что сейчас просветительской деятельностью в России занимается множество НКО, и с ними нужно как-то взаимодействовать.

Представители научного сообщества тем временем находят в уже принятом документе все новые и новые проблемы – как оказалось, он дублирует некоторые положения уже действующих законов («Об информации» и «О противодействии экстремисткой деятельности»). Но главный минус – логика закона предполагает, что под обязательное лицензирование рискуют попасть тысяч проектов, каждый из которых государство физически не сможет регулировать.

Возможные последствия

Если следовать тексту принятого законопроекта, то под лицензирование и регулирование попадает огромное количество материалов и проектов. В частности, придется получать разрешение на ведение просветительской деятельности на все – вплоть до сайтов, YouTube-каналов и подкастов с научно-популярным контентом. Научные журналисты уже предупреждают – если все будет работать так, как следует из закона, многие проекты придется закрыть, потому что и сейчас они поддерживаются и финансируются буквально из личных сбережений.

Конечно, финальный вариант государственного регулирования просвещения будет виден, когда правительство примет все подзаконные акты – в течение года уже существующие просветительские проекты еще смогут работать без обязательного лицензирования. Но уже сейчас представители коммерческих образовательных проектов говорят, что законопроект может создать ряд опасных прецедентов.

Тот факт, что проконтролировать каждый YouTube-канал или сайт с просветительским контентом будет невозможно, совершенно очевиден уже сейчас, но проблема в другом. Проблема в том, что требования закона государство при необходимости сможет «поворачивать» в ту сторону, где возникнет что-то несоответствующее официальной точке зрения государства. Фактически к любому владельцу страницы в соцсетях или канала в мессенджере можно будет предъявить претензии.

Но «избирательное наказание» – главная, хоть и не единственная проблема. Например, даже легальный образовательный бизнес из-за новых требований рискует недополучить денег – по сути, любую лекцию или мастер-класс придется лицензировать и с кем-то согласовывать, как и конкурсы, семинары, вебинары, конференции, тренинги и многое другое. Зачастую такие мероприятия не приносят значительных доходов, поэтому многим придется просто уйти из образовательного бизнеса.