Очередной ученый рискует получить от 7 до 20 лет тюрьмы. Рассказываем, что об этом нужно знать

Директор Физического института РАН стал фигурантом уголовного дела по весьма сомнительному обвинению, к которому не имеет никакого отношения.

С чего все началось?

В среду, 30 октября, научное сообщество России было серьезно встревожено: директор Физического института им. Лебедева Российской академии наук (ФИАН) Николай Колачевский сообщил о том, что его подозревают в контрабанде неких высокотехнологических оптических элементов.

Его задержала группа людей в масках с автоматами прямо на выходе из подъезда, после чего директора отвезли в здание института – а именно в помещение, которое ФИАН сдает в аренду. Ему объяснили, что проблема – в фирмах, которые арендуют помещения у института.

Все было бы ничего, но сотрудникам полиции потребовалось провести обыск в квартире Колачевского. А в ордере на обыск уже было указано, что ученого подозревают, ни много, ни мало, в пособничестве контрабанде оптических элементов.

В РАН поспешили сообщить, что уголовное дело не имеет отношения к научной работе ФИАН, а к хозяйственной деятельности института не имеет отношения уже сама РАН. Но Колачевского все же охарактеризовали, как эффективно работающего директора, а сам ФИАН – как флагмана РАН.

Действительно, Физический институт был местом работы для 7 нобелевских лауреатов, там создали лазер, водородную бомбу, заложили основы современной оптики и электроники.

Чуть позже стало известно, что директора ФИАН Николая Колачевского после обыска отпустили под подписку о невыезде – причем, даже не определив его статус.

В чем суть обвинений?

Чуть позднее сам Николай Колачевский рассказал журналистам о причинах обысков. Как оказалось, руководство одной из примерно 20 фирм, которые арендуют помещения у ФИАНа – фирмы «Триоптикс» – обвиняется в контрабанде оптических элементов в Германию. Таким товаром стали так называемые оптические окна – специальные линзы, которые попали в категорию оборудования двойного назначения.

Они не то, чтобы особо дорогие – около 1000 долларов за штуку, а всего их отправили на экспорт 2 штуки. То есть, все дело упирается в то, что одна фирма отправила за границу 2 линзы стоимостью чуть более 100 тысяч рублей.

Более того, фирма «Триоптикс» даже получила разрешение у Федеральной службы по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК), говорит директор и владелец «Триоптикса» Ольга Канорская.

Фирма состоит из 2 человек, с годовой выручкой в 7 миллионов рублей и прибылью в 3,5 миллиона. Что интересно, открывалась она, в том числе, на деньги дочерней компании «Роснано». Профиль деятельности – высокотехнологическая обработка стекла.

Читайте также:
Эксперт о законопроекте по выводу войск США из Афганистана

В итоге фирму обвиняют в том, что она отправила в страну НАТО то, что можно использовать для вооружения – окна К-8. Но в действительности даже стекло для этих линз было закуплено в Китае, и является аналогом марки К-8.

Это была уже не первая партия такого товара – ранее фирма успешно отправила точно такие же окна в Германию, без каких-либо претензий со стороны правоохранителей. А годовой объем производства – измеряется всего лишь десятками штук.

Пока обвинение основывается на выводах одной из экспертиз, которая посчитала, что эти оптические изделия можно использовать в космических изделиях (хотя их в действительности можно использовать в широком спектре изделий).

Почему это важно?

Получается, что директор флагманского института РАН оказался подозреваемым по уголовному делу, к которому он вообще не имеет отношения. Его участие закончилось на том, что ФИАН сдал в аренду помещение одной из фирм.

Учитывая статус института, в нем всегда был куратор от ФСБ, а все договоры на аренду помещений тоже согласовывались со спецслужбой. В этом свете претензии к Колачевскому выглядят особенно странно.

Но самый большой урон эта история нанесет российской сфере инноваций. Небольшая производственная фирма (2 человека – это микропредприятие) развивает инновационные технологии, а в итоге ее руководство оказывается под следствием и рискует получить от 7 до 20 лет тюрьмы за поставки вооружения в НАТО.

Конечно, это отпугнет и тех немногих инвесторов, которые были бы готовы инвестировать в российские инновации. Здесь проблема еще и в том, что разработки ФИАНа часто были закрытыми, а масштабные обыски полицией по всему институту этому не очень соответствуют.

За ученого уже заступилось научное сообщество. Неформальное сообщество академиков и членов-корреспондентов РАН, клуб «1 июля» выразил резкий протест против очередного нападения правоохранительных органов на ученого. В заявлении организации говорится, что каковы бы ни были формальные поводы для следственных действий, они были избыточны и носили маскарадный характер – полицейские приехали в институт так, словно собрались брать штаб-квартиру боевиков.

Чем закончится эта история – точно сказать сложно, но учитывая широкий общественный резонанс, дело с высокой долей вероятности развалится на этапе следствия. Но это никак не гарантирует того, что ситуация не повторится снова – уже с другими учеными.