России грозит «голландская болезнь»? Объясняем, что это такое и как связано с валютным курсом

Комбинация укрепления национальной валюты и роста цен на один экспортный товар может навредить остальным отраслям экономики. Однако эксперты полагают, что такие опасения пока преждевременны.

«Голландская болезнь» в России?

В Институте экономики РАН на днях прошел круглый стол «Внешние вызовы для российской экономики». Кроме прочих, там выступал доктор экономических наук, профессор РЭУ им. Плеханова Денис Домащенко, который дал достаточно пессимистичный прогноз для российской экономики.

По его словам, из-за значительного укрепления рубля российская экономика становится менее конкурентоспособной в мире. Так, нефтегазовая выручка поступает стабильно, а цены на нефть остаются высокими. Даже в условиях санкций Россия продает нефть Urals по 70-80 долларов за баррель, что считается высоким уровнем.

Крепкий рубль помогает удерживать инфляцию на адекватном уровне (прежде всего за счет расходов на импорт), но по словам Домащенко, дезинфляционный эффект продержится недолго. А вот из-за слишком дорогой национальной валюты практически весь экспорт (кроме нефтегазового) становится слишком дорогим для стран, которые пока еще готовы сотрудничать с Россией. Прежде всего, это высокотехнологичные секторы экономики, включая вооружение.

В перспективе, по словам эксперта, высокие цены на нефть и дорогой рубль несут для России риски разрастания «голландской болезни».

Что такое «голландская болезнь»?

Понятие «голландской болезни» впервые появилось в 1977 году в журнале Economist. Издание описывало экономические последствия освоения газового месторождения в Нидерландах – в провинции Гронинген (отчего болезнь называют также эффектом Гронингена).

«Голландская болезнь» – ситуация, когда из-за резкого укрепления национальной валюты по причине роста экспорта товаров одной отрасли начинает тормозиться развитие во всех остальных отраслях. И если сначала крепкая валюта помогает притоку иностранной валюты и снижает инфляцию, то в последствии начинается экономический спад (другие отрасли не развиваются), который ведет к росту цен.

В провинции Гронинген в свое время нашли крупное газовое месторождение. Рост экспорта газа помог Нидерландам увеличить доходы, укрепить курс голландского гульдена и нарастить импорт товаров. Но в итоге местная промышленность не смогла конкурировать с дешевым импортом, испытала на себе нехватку инвестиций (деньги шли на разработку месторождений), и в итоге начался кризис. В стране выросла безработица, снизился экономический потенциал, в конечном счете просела и национальная валюта.

Несмотря на лидерство в 90-е по экспорту газа, сейчас Нидерланды сами закупают топливо за границей.

В случае с Россией «голландская болезнь» может быть вызвана укреплением рубля – из-за этого импорт подешевеет, и это нанесет удар по российским производителям. Однако с таким утверждением согласны не все.

Почему для России это неактуально

Опасения развития эффекта «голландской болезни» в России вызвано тем, что российская национальная валюта укрепилась до многолетних максимумов (как минимум до уровня 2018 года), при этом одним из факторов укрепления стали дорогие экспортные энергоресурсы.

Формально это действительно может быть предпосылкой для эффекта Гронингена. Тем не менее, большинство экономистов с этим прогнозом не соглашаются. Дело в том, что российская валюта чрезмерно укрепляется, в том числе, и из-за сильного сжатия импорта. Уход из России крупных западных компаний, частичное торговое эмбарго и санкции привели к тому, что Россия продолжает экспортировать сырье, но уже не может импортировать товары в прежнем объеме.

Даже с ближайшими торговыми партнерами в Азии (прежде всего с Китаем) торговля растет не такими быстрыми темпами, как того хотели бы власти. Причин несколько – это и боязнь китайских компаний тоже попасть под вторичные санкции (при незначительной доле экспорта в Россию для КНР в целом), и проблемы с логистикой, и проблемы с расчетами. Соответственно, рубль укрепляется не из-за подорожания нефти, а скорее из-за проблем с импортом (которые настолько серьезны, что экономисты не готовы давать долгосрочные прогнозы).

К тому же, в России доминирует несколько экспортных отраслей – это не только нефтегаз, но также удобрения, металлургия, зерно и некоторые другие виды продукции. Поэтому говорить о классических симптомах «голландской болезни» применительно к России пока не приходится.

Но все же нынешнее состояние валютного рынка в России вызывает вопросы: биржевой и официальный курсы оторваны от курсов наличного рынка, есть жесткие ограничения на валютные операции, а бизнес вынужден продавать валюту по заниженному курсу.