Пострадать от решения российских властей могут крупные компании, в том числе одна из структур «Газпрома». Это связано с тем, что власти Нидерландов отказываются поднимать налог на вывод дивидендов из России, отстаивая интересы своих инвесторов, а российский Минфин хочет ощутить эффект от повышения налога на вывод средств за границу.

Как вообще работают налоговые соглашения?

У России есть соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН) примерно с 80 странами мира, многие из них были подписаны уже очень давно – например, соглашение с Японией работает еще с 1987 года, а, например, с Мальтой – только с 2013-го. Эти соглашения крайне важны для бизнеса, который по той или иной причине представлен сразу в двух странах.

Соглашение об избежании двойного налогообложения, как можно понять, позволяет заплатить налог только в одной стране, даже если владелец компании затем выведет средства в другую страну. Такие соглашения работают при разных ситуациях и затрагивают несколько видов налогов:

  • налог на прибыль и доходы;
  • налог на имущество;
  • налог на прирост капитала.

Косвенные налоги (НДС или акцизы) под СИДН не попадают, это и не нужно – ведь механизм обложения ими и так предполагает, что налог нужно уплатить только в одной стране (а экспорт облагается НДС по ставке 0%). Налоги, которые попадают под соглашения, нужно оплатить только один раз, но есть одна особенность. Например, если у россиянина есть квартира, например, в Испании, которая сдается в аренду, он платит налоги с доходов в самой Испании. Но так как потом доходы переводятся в Россию, с них тоже нужно уплатить налоги – но уплаченные в Испании суммы можно зачесть в счет общей суммы. Соответственно, если в той же Испании налоги выше, чем в России, то в России платить не придется вообще ничего.

Есть и другие примеры работы СИДН: например, если иностранная компания владеет российской компанией, то получаемые дивиденды (при наличии соглашения) облагаются по льготной ставке в 0% или 5%. А если компания открывает филиал в другой стране, то доходы от этого филиала будут облагаться налогами только в одной из стран (а не в обеих).

Что за соглашение денонсирует Россия?

Для российского бизнеса наличие СИДН с некоторыми странами было жизненно важным – речь идет о Кипре, Люксембурге, Мальте и Нидерландах. В рамках соглашений об избежании двойного налогообложения многими крупными российскими компаниями владеют фирмы, зарегистрированные в этих странах. Соответственно, выводя свои дивиденды за границу, они фактически платили лишь небольшой процент налога в юрисдикциях, где зарегистрированы. России же в этой схеме доставалось немного.

В 2020 году ситуация начала меняться. По инициативе президента Владимира Путина был повышен налог на дивиденды, выводимые из России в другие страны, до 15% (а чуть ранее до 15% подняли НДФЛ на доходы свыше 5 миллионов рублей). Но для этого нужно было подписать новые версии СИДН со странами, в которых дивиденды облагаются по более низкой ставке.

С Кипром, Люксембургом и Мальтой вопрос в конечном счете был решен (хоть и не без проблем) – они подняли налоги на дивиденды от российских компаний до 15%. Соответственно, выводить туда прибыль особого смысла не имеет – ведь и в России владелец компании заплатит те же 15% (которые власти пообещали отдать на лечение тяжелобольных детей).

Из списка юрисдикций, в которых налог на дивиденды ниже 15%, остались только Нидерланды. Россия более полугода вела переговоры с официальным Амстердамом, но успехом это не закончилось. Основная претензия нидерландской стороны касается расширения перечня доходов, которые облагаются налогом по сниженным ставкам. Все дело в том, что в российский бизнес вкладывались не только «офшорные» фирмы, но и вполне легальные нидерландские компании, и теперь власти королевства отстаивают их интересы.

Российские власти на это не согласились – поэтому, чтобы перекрыть поток выводимых дивидендов, Минфин России подготовил законопроект о денонсации налогового соглашения между Россией и Нидерландами. При обосновании законопроекта представитель Минфина говорил, что зарегистрированные в голландской юрисдикции компании при выводе дивидендов туда платят налог по эффективной ставке всего в 2-3%, тогда как в России им пришлось бы платить в разы больше. Поэтому, если сохранить СИДН с Нидерландами, эффект от введения налога на дивиденды будет размыт.

Всего из России в Нидерланды в 2019 году вывели 182,8 миллиарда рублей дивидендов и 157,1 миллиардов рублей процентов (уплатив, соответственно, 9,4 и 12,5 миллиардов рублей налогов).

Чего ждать бизнесу, и кто пострадает сильнее всех?

Королевство Нидерланды еще с середины 1990-х годов считается налоговым и финансовым хабом для некоторых крупных российских компаний (причем некоторые из них – даже с государственным участием).

Среди крупнейших и самых известных компаний такие:

  • сеть магазинов техники «Связной» – контролируется через Svyaznoy N.V.;
  • сети магазинов «Пятерочка», «Перекресток» и т.д. – контролируются через нидерландскую X5 Retail Group;
  • сервисы «Яндекс» – работают под управлением материнской компании Yandex N.V.;
  • зарубежные проекты «Газпрома» контролируются через Gazprom EP International B.V. и т.д.

Всего из Нидерландов в российский бизнес было вложено около 37 миллиардов долларов, это почти 10% от всех инвестиций. Поэтому денонсация налогового соглашения затронет все компании, которые так или иначе работали через нидерландские структуры. Также пострадают и другие компании, которые работали с Россией через свои нидерландские представительства – например, тот же Uber.

Если в итоге соглашение с Нидерландами будет денонсировано, компаниям придется платить значительно больше налогов – 15% вместо 5% с дивидендов и 20% вместо 0% с процентов и роялти. При этом российский Минфин предлагал властям Нидерландов оставить ставку в 5% для дивидендов и процентов для тех компаний, которые обращаются на бирже (минимум 15% в свободном обращении).

Вариантов у бизнеса остается немного, считают эксперты:

  • остаться в юрисдикции Нидерландов – если прибыль позволит платить с нее повышенные налоги. Как вариант, можно использовать сквозной подход – если доказать, что фактическим получателем дивидендов является российский налоговый резидент, то еще 2,5 года ставка по ним будет равна нулю;
  • перенести регистрацию в другую страну (процедура редомициляции) – но здесь стоит помнить, что в Нидерландах существует так называемый налог на эмиграцию, когда «уходящий» бизнес должен заплатить от 15% до 25% с прибыли всех завершенных проектов. А если налоговые органы признают, что компания работала в Нидерландах ради экономии на налогах, ей могут доначислить налоги на все прошлые доходы по полной ставке.

В случае денонсирования соглашение утратит силу с 1 января 2022 года – для этого нужно, чтобы Россия официально уведомила об этом нидерландскую сторону до 30 июня текущего года. Бизнес еще не теряет надежды на то, что решение в итоге будет пересмотрено – как это было с другими странами. Правда, в этой ситуации на кону стоит гораздо большая сумма, и разногласий у сторон больше.