Россия снизила добычу нефти по сделке ОПЕК+, хотя Сечин заявлял, что это невозможно из-за холодного климата

В России раньше отказывались от сокращения добычи нефти, так как это сложно сделать из-за добычи в условиях вечной мерзлоты в Арктической зоне.

Россия приняла на себя обязательство сократить добычу нефти с 1 мая на 2,5 миллиона баррелей в сутки в рамках нового соглашения ОПЕК+, и уже почти выполнила его: добыча нефти в начале мая снизилась до 8,7 миллионов баррелей при согласованном объеме в 8,5 миллионов. Нефтяные компании снижают добычу на менее рентабельных скважинах, а часть сокращения будет учитываться в счет складирования нефти в хранилищах.

Сокращение распределили по разным компаниям: например, в «Роснефти» на части месторождений снизили добычу на 40-46%, «Лукойл» сократил добычу на 21%, у «Газпром нефти» некоторые месторождения снизили добычу на 37%. Чиновники из Минэнерго считают, что при желании добычу можно будет быстро нарастить – за несколько недель в крупных компаниях и чуть больше чем за месяц в небольших.

То есть, Россия выполняет нормы соглашения, однако журналист Эндрю Крамер из американского издания The New York Times напомнил о том, как тяжело далось это решение России. Страны ОПЕК несколько раз пытались добиться от России сокращения добычи нефти, но каждый раз страна отказывалась, аргументируя это холодным климатом. Такое было и в 1998 году, и в 2008, и даже в 2014-2016 годах.

Читайте также:  До 7,3% годовых, но с условием: российские банки начали поднимать ставки по вкладам

Позиция России заключается в том, что температура на российских месторождениях нефти достигает минус 50 градусов по Цельсию, и это делает невозможным консервацию скважин. Глава Роснефти Игорь Сечин заявлял именно этот аргумент в качестве причины отказа от снижения добычи нефти на международном форуме в 2016 году. Но теперь ее все же снизили – выходит, аргументы о климате были несостоятельными?

Крамер приводит мнения экспертов по добыче: по их словам, холод на самом деле создает проблемы в добыче нефти, но никаких препятствий для снижения добычи или консервации скважин он не несет. В России часть нефти выходит с парафиновым воском, который извлекают из сырья сразу после добычи. Чтобы законсервировать скважину, достаточно прочистить трубы, иначе парафин застынет.

На других скважинах в России через толщу вечной мерзлоты подается вода, которая выталкивает нефть на поверхность – и эта вода тоже может замерзнуть. Но все же российские добытчики регулярно консервируют скважины, так что проблем в этом, как оказалось, нет. Поэтом, делает вывод журналист, Россия отказывалась от сокращения добычи нефти все это время лишь для максимизации прибыли.