Сотруднику перед банкротством компании подняли зарплату. Верховный суд считает, что это нормально

Высшая инстанция рассматривала жалобу арбитражного управляющего на то, что сотруднику слишком сильно подняли зарплату.

С начала следующего года заканчивается действие моратория на банкротства в России. Соответственно, кредиторы смогут подавать в арбитражный суд заявления на банкротство, и таких заявлений может оказаться много. Часто в таких делах возникают спорные ситуации – а Верховный суд недавно вынес важное решение по одной из таких ситуаций.

Речь идет о банкротстве ОАО «Московский комбинат хлебопродуктов», которое в 2018 году было признано неплатежеспособным. Арбитражный управляющий обнаружил, что зарплата юриста на предприятии за 4 года его работы выросла с 70 до 140 тысяч рублей. Для этого к его трудовому договору составлялись дополнительные соглашения о повышении оклада, два из которых и оспорил управляющий.

Управляющий решил, что юрист получал такую высокую зарплату (плюс премии) без должных на то оснований, а комбинат, столкнувшись с финансовыми проблемами, не должен был вообще платить ему премии. Однако последнее допсоглашение было подписано всего за 3 месяца до признания неплатежеспособности комбината.

Всего юрист должен был вернуть все, что получал в виде зарплаты сверх 100 тысяч рублей в месяц, а также все премии с июня 2016 года (на сумму 187,6 тысяч рублей). Что интересно, суды первых трех инстанций полностью согласились с конкурсным управляющим – по мнению судей, при возникших финансовых проблемах работодатель не должен был так поднимать зарплату юристу, а премию платить с учетом результатов работы всего предприятия.

Сам юрист с этим не согласился и в итоге дошел до Верховного суда. Он настаивает, что повышение оклада было связано с периодической индексацией на инфляцию, а также тем, что у него стало больше работы после сокращения штата юридического департамента вдвое.

В Верховном суде признали – работодатель имеет право индексировать зарплаты и выплачивать премии, даже если столкнулся с финансовыми проблемами. Учитывая, что сотрудник никак не связан с руководством предприятия, а тот факт, что он выполнял трудовую функцию, никем не оспаривается, выплата ему зарплаты не может быть расценена как подозрительная сделка.

Чтобы сделка стала подозрительной, работник в данном случае должен был знать, что выплата ему зарплаты преследует цель навредить кредиторам, чего тоже не было. Кроме того, управляющий не представил доказательств того, что работник получал значительно больше, чем платят на аналогичных должностях другие предприятия. А премия входила в систему оплаты труда, отменить ее можно только при явном несоответствии ее суммы вкладу работника в работу (чего тоже доказано не было).

Соответственно, Верховный суд отменил все решения нижестоящих судов и отправил дело на повторное рассмотрение.