Уголь стремительно дешевеет – шахтерам массово задерживают зарплаты

Считается, что угольная отрасль находится в глубоком кризисе, тем не менее, экспорт идет, а владельцы продолжают получать прибыль.

Мировые цены на уголь уже называют катастрофическими для России – в июне 2019 года они опустились до 47 долларов за тонну. Такой уровень цен не позволяет многим российским добывающим компаниям работать даже в ноль.

Это привело к закономерным последствиям, на шахтах Кемеровской области уже появились первые симптомы новых «шахтерских бунтов», которые ранее связывали исключительно с 90-ми годами прошлого века, пишет «Версия».

Шахтеры массово отказываются выходить на работу из-за долгов по зарплатам. Пока задержки составляют 1-2 месяца, но перспективы накопления долгов остаются. В Федерации профсоюзных организаций Кузбасса говорят, что шахтеры имеют полное право не выходить на работу, добавляя, однако, что падение цен на уголь вдвое не позволяет добывающим компаниям покрывать все издержки.

Задолженность по зарплатам шахтерам в Кемеровской области достигает 162 миллионов рублей, но все, что им смогли выплатить – по 1000 рублей «стимулирующих» перед Новым годом. Такая ситуация не только в Кузбассе – задолженность по зарплатам перед шахтерами в Ростовской области достигает 100 миллионов рублей, люди добиваются своих денег уже 3 года.

Тем не менее, уголь остается одним из ключевых природных ресурсов России. В 2019 году его добыча выросла на 2,7%, а экспорт – на 12,5%. Этого оказалось недостаточно для поддержки отрасли, и по итогам 8 месяцев 2019 года убыточной оказалась почти половина отрасли.

В России уже не осталось государственных предприятий в угольной отрасли – с конца 90-х годов все мощности были переданы в частные руки. Крупнейшими стали Evraz Романа Абрамовича, «Мечел», «Северсталь» и НЛМК.

Тем временем ситуация в отрасли угрожающая. В Кемеровской области предприятия задолжали своим контрагентам почти 200 миллиардов рублей. Представитель «Кузнецкбизнесбанка» Юрий Буланов говорит, что 40-50% этих долго выплачены уже не будут. Ситуация в социальной сфере продолжит ухудшаться (а только в одном регионе 18 моногородов связаны с угольной отрасли).

И, что самое неприятное, отсутствие денег у угольных компаний ведет к сворачиванию инвестиционных программ – они отказываются не только от ввода новых мощностей, но и вынуждены экономить на средствах безопасности.