Мир после коронавируса – каким он будет? Рассказываем, что будет с туризмом, транспортом, торговлей и не только

Пандемия коронавируса, скорее всего, закончится в обозримом будущем – но с самим вирусом человечеству жить еще долго. Из-за карантина почти по всему миру экономика впадает в рецессию, а многие отрасли могут недосчитаться компаний. Но жизнь, конечно же, продолжится – а какой она будет, мы расспросили у экспертов. Они нам рассказали о будущем туризма, транспорта и автопроизводства, торговли, недвижимости и технологий.

Туризм – пока все плохо, но есть надежда на внутреннего туриста

Туристическая отрасль пострадала от коронавируса не просто в числе первых – люди начали отменять купленные заранее туры задолго до того, как в России заговорили о самоизоляции и закрыли границы. Кризис в туризме охватил весь мир – и несмотря на открытие некоторых границ в скором будущем, восстановления обозримые сроки никто не ждет.

Например, о возможном приеме туристов говорили в популярных у россиян Турции и Грузии – но там «открытие» туризма будет весьма условным – с большими ограничениями и неясными перспективами.

Представители российской туриндустрии настроены тоже скептически, но все еще надеются на запуск внутреннего туризма. Правда, руководитель компании Travel Marketing Group Алексей Новик рассказывает о таких возможных последствиях пандемии в туризме, как:

  • запрет продавать места рядом в самолетах;
  • запрет «шведских» столов (вместо них будет индивидуальное питание и официанты);
  • другие ограничения по нахождению людей в одном помещении;
  • регулярная дезинфекция.

Последствия будут очевидны – например, для отелей это будет снижение загрузки номеров и, что заставит владельцев повышать цены. То есть, в итоге за все заплатит турист.

Еще одна возможная тенденция, на которую указал эксперт – рост онлайн-сервисов в сфере туризма. Алексей Новик отмечает, что эта тенденция не нова, но пандемия дала ей новые силы:

В ближайшей перспективе произойдет полный уход туризма в онлайн. Об этом говорят уже лет 10, но именно на фоне этой катастрофы должен произойти сдвиг. Потому что сейчас рынок теряет многих традиционных игроков, чьих туристов заберут онлайн-сервисы.

На 2019 год доля онлайн-бронирований составляет больше половины от общего числа броней. Поколения туристов миллениалов и зумеров не боятся бронировать в онлайне, тратить время на поиск информации и самых выгодных предложений. Отпадет необходимость в туристических агентствах, как посредниках. Либо они сосредоточатся исключительно на индивидуальных и VIP клиентах, которые ценят персонализированный подход и разработку авторских маршрутов «под ключ».

Несмотря на все факторы, туризм останется одной из самых активно растущих отраслей экономики. После каждой войны или финансового кризиса отрасль менялась под новые условия и продолжала развиваться. Это же следует ждать и сейчас.

Даже в условиях возвращающегося вируса, компании смогут приспособить предложение под условия внешней среды.

Алексей Новик, генеральный директор Travel Marketing Group.

Что касается внутреннего туризма, то о возможном его открытии уже заявили в Краснодарском крае – правда, с серьезными оговорками. Например, открыться смогут только учреждения с медицинскими лицензиями, а в своей работе они должны будут строго придерживаться правил дистанцирования. А власти Крыма, например, уже практически не надеются на курортный сезон – при том, что число заболевших там небольшое относительно других регионов.

Транспорт – закроются многие компании

Пассажирские перевозки – еще одна пострадавшая от коронавируса отрасль, по данным аналитиков, в 2020-году они упадут на 10-20% в целом за год, а восстанавливаться рынок будет до 2025 года.

В отличие от некоторых других стран, в России не было введено полного запрета на авиа-, железнодорожные и автобусные перевозки внутри страны (границы закрыты уже давно). Но ситуация в транспортной сфере остается крайне напряженной – например, на недавнем совещании Владимир Путин заявил о спаде пассажиропотока в авиации на 85%.

То же касается и других видов перевозок – в ФПК отменили массу поездов, оставив буквально основные маршруты и сократив максимальное число пассажиров в вагонах примерно вдвое. Однако в реальности пассажиров стало меньше примерно на 80% в поездах дальнего следования, примерно такие же цифры показывают и пригородные перевозки. В отдельных регионах пригородное движение было вообще остановлено из-за введенных там режимов самоизоляции.

Но больше всего теряют автобусные перевозчики: многие регионы практически полностью останавливали междугороднее движение, а внутригородское сократили до минимума. Результат – автобусные перевозки в России сократились на 80-85%. И, как считает исполнительный директор компании-перевозчика Владимир Георгиевский, многие мелкие компании просто не переживут этот кризис:

Подавляющее большинство мелких автотранспортных предприятий к началу-середине 2021 г. обанкротится или самостоятельно покинет рынок. В первую очередь, это касается предприятий пассажирского автомобильного транспорта, имеющих опасные «ножницы» – небольшой размер парка (а, следовательно, низкие обороты и отсутствующую финансовую подушку) и подвижной состав большой и особо большой вместимости, работающий на маршрутах регулярных пассажирских перевозок. Те же, кто помимо этих «ножниц» имеет и третий фактор – новый транспорт, приобретённый за счет лизинговых механизмов, имеют все шансы прекратить деятельность уже к середине лета.

Следом за пассажирским транспортом начнут закрываться таксомоторные парки, компании по аренде автомобилей и каршерингу.

К моменту осознания безвозвратности новых реалий, то есть к началу 2021 года, муниципалитеты могут начать пересматривать сроки транспортных реформ, стартовавших в 2019 и 2020 во многих городах РФ. Доработки потребуют документы планирования регулярных перевозок: общий объем транспортной работы будет уменьшен, стремление к заказу работы транспорта большой вместимости будет пересмотрено в сторону автобусов средней и малой вместимости в пределах той же маршрутной сети.

Владимир Георгиевский, исполнительный директор ООО «АТП-1» (Воронеж, крупный городской перевозчик).

При этом эксперт видит проблему не только в самом карантине – власти европейских городов уже начали пересаживать граждан на альтернативный транспорт, то же ждет и Росси. И если в Москве каршеринг и аренда легких средств передвижения (велосипеды, самокаты, гироскутеры) развиваются благодаря качественной инфраструктуре, в регионах все пока остается в зачаточном состоянии.

Но даже прокат автомобилей может не пережить кризис – Владимир Георгиевский напоминает о мировом лидере по автопрокату – компании Hertz, которая уже сейчас близка к банкротству. Поэтому сейчас основная задача транспортников – донести до властей всех уровней, насколько серьезной стала ситуация, и что меры предпринимать нужно уже сейчас.

Авторынок – сплошной кризис

Рынок новых автомобилей в России тоже ждет падение, о чем мы уже недавно писали. На него давят, с одной стороны, дефицит комплектующих из-за простаивающих заводов в Китае, а с другой – рост курса доллара и недостаток сбережений у потребителей, которые полтора месяца сидели без работы.

Как считает соучредитель сети автосалонов Евгений Катюшкин, автомобили после кризиса подорожают и это неизбежно:

  • для отечественного производства даже в условиях высокого уровня локализации производства доля импортных деталей пока таково, что авто подорожают на 5-10% – если, конечно, автопроизводителям не поможет государство;
  • импортные автомобили подорожают на 15-20%, но это пессимистичный расклад.

По итогам года, считает Катюшкин, сокращение продаж может оказаться весьма неприятным для рынка:

По предварительным расчетам аналитиков, восстановление потребительского спроса на автомобили на привычном уровне начнется не раньше осеннего периода. В связи с этим, в текущем году возможно падение продаж от 40% до 60%.

Можно предположить, что произойдет сокращение количества игроков на рынке на треть, но в основном это коснется монобрендовых или небольших компаний, у которых не оказалось подушки безопасности на время самоизоляции и кризиса.

Нельзя исключать и возможного ухода с российского рынка мировых брендов, у которых здесь отсутствует локальное производство.

Евгений Катюшкин, соучредитель ГК «Мотор Ленд» (сеть автосалонов).

С другой стороны, кризис точно заденет продавцов автомобилей – профильная ассоциация уже обратилась к автопроизводителям с просьбой поддержать салоны, но, считает эксперт, сами производители находятся не в лучшей форме и вряд ли смогут чем-то помочь.

Единственное, на что стоит надеяться российской автомобильной отрасли – программы государственной поддержки «Первый автомобиль» и «Семейный автомобиль». Недавно в Минпромторге приняли решение увеличить финансирование программ на 2020 год, так что скидку в 10% при покупке нового российского автомобиля в кредит, скорее всего, можно будет получить без проблем.

Недвижимость может перейти в онлайн

По оценкам аналитиков для рынка недвижимости уже наступили темные времена: например, на активном московском рынке по итогам второго квартала ожидается спад продаж на 40-50%, а даже если спрос восстановится во второй половине года, по итогам года спад составит 20-25%.

Кстати, государство начало поддерживать девелоперов одними из первых – через стимулирование спроса. Основных направлений здесь несколько: это льготная ипотека под 6,5% годовых (в реальности можно взять и под 6%) до ноября, а еще прямой выкуп нераспроданного жилья госкорпорацией ДОМ.РФ. Еще одна мера поддержки – московские власти сняли ограничения на строительные работы раньше, чем на другие виды деятельности.

Но нынешний кризис может принести в сферу недвижимости не только проблемы. Например, генеральный директор ипотечного брокера Максим Ельцов видит потенциал для развития современных форматов и технологий:

  • рост спроса на объекты временной аренды – то есть, совмещенная аренда с другими арендаторами;
  • потребители будут ориентироваться не просто на удобное жилье, но и на возможность постоянно там находиться, в том числе и работать (удаленная работа дома не для всех оказалась комфортной);
  • развитие цифровых сервисов.

Кстати, цифровые сервисы уже активно развиваются – тот же «Сбербанк» уже проводит сделки через «Дом Клик» удаленно. Как считает Максим Ельцов, такие форматы работы рынка недвижимости будут только расти:

С точки зрения рынка недвижимости – произошло окончательное смещение к внедрению цифровых сервисов. Всё больше людей, которые раньше и не думали о том, чтобы проводить сделки в онлайне, теперь уйдут туда. Совершенно точно люди смогут (и уже могут) не выходя из дома открывать счета, покупать объекты, брать ипотеку, сдавать и передавать в управление, не выходя из дома – миграция капитала станет более свободной и это может дать толчок к развитию каким-то населенным пунктам с хорошим местоположением.

Максим Ельцов, генеральный директор Первого Ипотечного Агентства.

Правда, без визита в некоторые государственные органы все еще не получается обойтись – например, если нужно согласие органов опеки или справка из ПНД, их пока выдают только при личном визите.

Мимо торговли вирус тоже не пройдет

На сферу торговли кризис повлиял по-разному в зависимости от ассортимента товаров: если продуктовая розница переживает кризис достаточно легко, то для непродовольственной пока есть ограничения на работу во многих регионах.

Но коронавирус может изменить направление развития торговли в сторону или полного самообслуживания, или хотя бы бесконтактных продаж. Например, крупнейшие интернет-магазины и сервисы по доставке практически сразу ввели бесконтактный способ доставки, он же может перейти на торговлю и общепит в будущем.

Основатель компании «Briskly» (выпускает приложение для торговли без персонала «сканируй и покупай») Глеб Харитонов приводит такую статистику:

  • в Нью-Йорке форматом «сканируй и покупай» начали пользоваться в 3 раза чаще после начала эпидемии – его сейчас выбирают 30% покупателей (из магазинов, где это возможно;
  • американский ритейлер OTG тестирует покупки без персонала в 350 аэропортах США, на базе технологии Amazon Go.
  • российский сервис B-Pay подключает по 20 магазинов в день к технологии бесконтактных продаж.

Кстати, Amazon уже запускал полностью «умный» магазин не просто без кассиров, но и без касс – за покупателями следили камеры, которые распознавали покупки и списывали за них деньги прямо со счетов. Сейчас к этой концепции присматриваются и другие сети.

Также Глеб Харитонов говорит о двух новых тенденциях: дезинфекции с дистанцированием и микромаркетах:

Новый тренд в ритейле, которому придётся подчиниться – дезинфекция и дистанция. 87% покупателей в США предпочитают покупать в магазинах с бесконтактными вариантами самообслуживания.

Потребители хотят больше чистоты, и бизнес готов перестраиваться – некоторые уже внедряют автоматических роботов-дезинфекторов, кварцевые лампы и другие инструменты. Например, посмотрите на новый магазин McDonald’s в Нидерландах, где уже установлены пластиковые перегородки, санитайзеры и нанесена специальная разметка.

Наконец, микромаркеты – умные вендинговые холодильники, могут новым массовым каналом продаж для ритейлеров. Магазины и рестораны хотят продавать товары ближе к потребителю. Азбука Вкуса и Вкусвилл уже начали устанавливать микромаркеты в подъезды жилых домов – после пандемии их количество будет только увеличиваться. Последний месяц в Briskly мы наблюдаем взрывной рост продаж микромаркетов – ритейлеры начинают осваивать новый канал.

Глеб Харитонов, основатель компании «Briskly».

О том, что в новой реальности продавцы и покупатели будут гораздо дальше друг от друга (во всех смыслах), говорят и в строительной рознице. Так, генеральный директор «Торговой сети Технониколь» Анатолий Нестеров считает, что на первом этапе преимущество будет у тех, кто и раньше успешно развивал интернет-магазины и дистанционные сервисы:

Даже после выхода из самоизоляции бизнес будет превращаться в более дистанционный, так как между клиентом и продавцом будет меньше общения. Особенно ярко будет проявляться первое время. В такой ситуации более уверенно будут чувствовать себя те компании, которые обладают дистанционным методом продаж, то есть хорошо развитым интернет-магазином и хорошо налаженной работой с другими веб-ресурсами, на которых можно разместить заказ и оплатить его. Большую роль будут играть высокие логистические компетенции, так как заказ сам по себе без доставки в случае дистанционных продаж теряет какой-либо смысл.

Так было и раньше, но пандемия значительно ускорила этот процесс. И сегодня не только сфера строительного ритейла, но и весь мир будет двигаться в этом направлении.

Анатолий Нестеров, генеральный директор «Торговой Сети ТЕХНОНИКОЛЬ».

Стоит отметить еще и тот факт, что в условиях пандемии бурный рост показали немногие сегменты, но больше всего выросли сервисы по доставке продуктов и готовой еды – спрос доходил до такого уровня, что сервисы принимали заказы на доставку со сроком в неделю. Сейчас к доставке присматриваются разные ритейлеры, в том числе даже «Магнит».

Выиграть должны технологии?

Без технологий современный мир не смог бы бороться с коронавирусом – организовать массовое тестирование людей, обеспечить контроль их самоизоляции, и в случае необходимости предоставить лечение возможно лишь при современном уровне развития систем. В случае с Россией есть разные примеры: с одной стороны, «упавшие» Госуслуги подняли за день и сервис уже обработал 12 миллионов заявлений на новые выплаты семьям. С другой – «Социальный мониторинг» от Правительства Москвы работает со страшными сбоями и шлет штрафы тем, кто не смог ночью отправить свою фотографию.

Одним из последствий недостаточной «технологичности» экономик, как считает сооснователь IT-компании Александр Дужников, стал нефтяной кризис: остановка заводов сократила спрос на нефть, добычу которой пришлось серьезно снизить. А зависимость российской экономики все еще остается значительной:

Потенциальная возможность перепроизводства из-за остановки заводов заставила компании существенно снизить добычу ископаемых. Ожидаемо, наиболее значительную огласку в СМИ получила нефть, однако от коронавируса пострадал весь рынок природных материалов. Первые полгода после официального окончания пандемии увеличится себестоимость производства высокотехнологичных продуктов, что конечный потребитель почувствует на стоимости электроники и автомобилей.

Россия находится на первом месте по добыче алюминия и никеля, а большая часть этих ресурсов идет на экспорт. При этом в стране нет собственных фармакологических производств и ощущается нехватка некоторых химических продуктов. Примерно аналогичная ситуация наблюдается практически в каждой стране. Излишки и недостатки разных товаров зависят от местоположения и технологичности государств, поэтому после пандемии вероятно ожесточение дипломатических отношений между странами в борьбе за ресурсы и попытки договорится о выгодном «обмене» льгот на различные виды продуктов и услуг.

Александр Дужников, Co-Founder ГК A3F Group и Marketcall.

Спрос на нефть уже скоро может начать восстанавливаться – он зависит, в основном, от возобновления работы транспорта, и кризис окажется краткосрочным. Но пандемия коронавируса потребует иного уровня работы бизнеса – и ему на помощь придут технологии. Как нам рассказал руководитель центра компетенций Роман Анютин, преобладающим трендом становится гиперавтоматизация.

Ее определяют как эффективную комбинацию взаимодополняющих наборов инструментов, которые позволяют на качественно новом уровне автоматизировать бизнес-процессы и дополнять человеческие возможности. По словам Романа Анютина, гиперавтоматизация связана с искусственным интеллектом, машинным обучением и другими современными концепциями:

Гиперавтоматизация предполагает применение передовых технологий, таких как искусственный интеллект (AI), машинное обучение (ML), RPA, BPM и интеллектуальный анализ данных, в том числе Process Mining.

Краеугольным камнем повышения уровня автоматизации бизнес-процессов является применение технологии RPA, которая помимо сокращения объема рутинных ручных операций помогает решить задачи интеграции корпоративных информационных систем, в том числе и тех, которые не обладают собственными средствами интеграции (например, API).

Передовые технологии интеллектуального анализа данных позволяют автоматизировать подготовку и принятие решений, что существенно повышает возможности рядовых сотрудников и ускоряет время реакции на изменения.

Одним из результатов гиперавтоматизации становится появление Цифрового двойника организации (DTO), который дает возможность моделировать развитие компании за счет анализа потенциального влияния изменений в операционных процессах на бизнес-показатели компании.

Роман Анютин, руководитель центра компетенций Process Mining ГК «РАМАКС».

Кстати, такие технологии уже скоро могут стать не просто «дорогими игрушками» для компаний, но и способом сократить расходы. Тот же Сбербанк заменил большую часть менеджеров среднего звена на искусственный интеллект, а также поручает ему и многие другие задачи. В будущем этот тренд может стать всеобщим – и это позволит экономике быстрее выйти из кризиса.