«Обучать в режиме видеоуроков большинство преподавателей просто не в состоянии» — что говорят учителя об «удалёнке»?

С понедельника все школьники России (хотелось по привычке написать – «вернутся за парты») будут продолжать учиться. Каникулы, объявленные руководством страны и начальством в сфере образования, окончились. Как же в новых условиях планируют учить детей их учителя?

Мы опросили преподавателей разных предметов в школах и гимназиях разных городов страны. Вот что они рассказали.

… спецы из Сколково помогут …

Преподаватель физики и математики 5-7-х классов ставропольской Кадетской школы имени генерала Ермолова Владимир Шульга.

Для того чтобы учебный процесс по возможности не прерывался, мы используем созданную несколько лет назад в Образовательном центре Сколково специальную учебную интернет-платформу. Эта платформа задумывалась в своё время как глобальный проект для, скорее, дополнительного обучения школьников. Она наполнена разнообразнейшим контентом, присутствует и теоретическая часть, и практические задачи.

blank

После создания этой обучающей платформы все известные мне школы пользоваться ею отказались: в Образовательном центре Сколково позиционировали её как товар, и за использование требовали деньги. Поэтому несколько лет проект «висел» в бездействии, лишний раз напоминая о потраченных на него немалых деньгах.

И вот с наступлением пандемии коронавируса, с переходом школ, как и большинства предприятий и организаций в стране, на удалёнку, платформа пригодилась.

Прямого общения с учениками при использовании такого способа удалённого обучения не происходит. Если сравнивать с многолетним опытом, например, отечественных вузов, то можно определить такой подход к обучению как заочную форму. Правда, с некоторыми, и достаточно серьёзными отличиями.

К этому проекту в интернете подключаются учителя и их ученики – возникает обоюдная виртуальная связь. Учитель выбирает свой предмет – а выбирать есть из чего, учтены все возможные в школах направления. Платформа предлагает огромное количество теоретических, практических задач, множество заданий в качестве лабораторных работ. Последние, конечно, в описательном формате. После выбора учителем необходимого объёма заданий весь список рассылается ученикам. После выполнения всего объёма заданий программа сама ставит предварительную оценку по каждой позиции. В последствии учитель, ознакомившись с выводами этого виртуального «экзаменатора», может согласиться с проставленной им оценкой, но может её изменить – то есть окончательное решение по оценке работы ученика остаётся за преподавателем.

Ранее, сразу после создания этой образовательной платформы, создатели рассматривали её как некую замену существующему порядку очного обучения в школах. Ну, как этакую «школу будущего» – так, кстати, проект и позиционировали старающиеся его продать отечественным школам создатели. Подразумевалось, что описанная мною процедура раздачи заданий, проставления самой программой оценок и дальнейшего анализа всего процесса учителем будет происходить в классах. Можно было сравнить эту образовательную платформу с неким тренажёром, дополняющим, и в ряде случаев, заменяющим классическую схему обучения. Это в своё время вызывало недоумение: зачем выдумывать велосипед? Общаясь напрямую, очно с учениками, преподаватель качественнее и проще объяснит свои требования и поставит задачи.

Можно добавить, что в своё время некоторые преподаватели, обсуждая предложение специалистов из Образовательного центра Сколково, пришли к выводу: эта образовательная платформа предназначена ещё и для замещения практики использования учебников. То есть виртуальная база с огромным количеством задач вместо книги. Да ещё и оценки сама ставит… В принципе, и несколько лет назад против никого особо не был – можно сказать, кое в чём сколковское нововведение немного облегчило бы работу учителей, взяв на себя часть технических функций. Однако, как я уже упомянул, всё упёрлось в платность проекта. Вот сейчас, в силу безвыходности ситуации, производители предоставили этот проект для использования бесплатно. Думаю, что вся эта бесплатность временная – нам дали возможность попробовать, а когда вся история с пандемией коронавирусной инфекции окончится, вновь встанет вопрос оплаты за использование проекта.

Подразумевается, что за время работы с этой образовательной платформой мы настолько к ней привыкнем, что уже не сможем отказаться. Правда, я пока не вижу каких-то особых прорывов в образовательном процессе после внедрения этой платформы – пошли на такой шаг в силу безвыходности ситуации.

Технические моменты обучения

А вот что рассказывает учитель младших классов из волгоградской гимназии Полина Никипелова.

Мы переходим на дистанционный вариант обучения с будущего понедельника – ведь до последнего времени согласно Указу президента были объявлены каникулы. Правда, каникулы эти были только для детей, нам, преподавателям, приходилось работать не меньше, а, может, даже больше, чем в обычные школьные дни. Ведь удалённая форма обучения для нас, учителей обычных школ (гимназий) – дело абсолютно новое и требует внимательной и скрупулёзной подготовки.Прежде всего, мы подготовили нечто вроде договоров с родителями наших учеников, и разослали им этот документ – чтобы в последствии не возникало недопонимания из-за изменений в процессе обучения. А изменения не могут не последовать, дело, как я уже сказала, новое и непривычное. Ясно, что меры это вынужденные, но так уж сложилась ситуация.

blank

Вести обучение в режиме видеоуроков большинство преподавателей – не только младших классов – просто не в состоянии. Поясню, почему.

Прежде всего, семьи далеко не всех учеников обладают техническими возможностями для перехода на практику видеоуроков. Например, многие родители в процессе подготовки к дистанционному обучению жаловались: у нас в семье один компьютер, мы сами работаем на удалёнке, кто будет обеспечивать семью, если техника будет полдня занята ребёнком? А если в семье несколько детей школьного возраста? Все мы знаем, что материальное положение далеко – подавляюще далеко – не у всех настолько благополучное, что имеется возможность каждому члену семьи иметь по компьютеру. Кроме того, для перехода на режим видеопреподавания необходимы специальные программы и специальные знания – первое стоит денег, которых сейчас у многих едва хватает на самое необходимое, а второе стоит времени и опять же обучения. Кто научит ребёнка-третьеклассника, например, работать в режиме видеоконференции? Когда, например, проходят заседания во властных структурах, на них работает целый коллектив специалистов.

Для преподавателя – те же проблемы. Затраты на покупку и установку соответствующих программ, обучение, время на привыкание к режиму видеоуроков… Всё это в совокупности не оставит возможности быстро перейти к собственно обучению – а процесс и без того уже прервался из-за каникул, далее затягивать попросту нельзя.

Какова будет практика обучения, например, в моём классе? Прежде всего, в соответствии с программой, которую мы разработали (с учётом, конечно, всех методических требований, остающихся базовыми) во время каникул, преподаватель рассылает родителям учеников по заранее согласованным адресам и в заранее согласованное время список задач по всем необходимым предметам. Родители уведомлены о сроках выполнения этих задач. Ученики выполняют свои задания и присылают преподавателю тексты с решением или фотографии, в зависимости от специфики поставленных задач. А потом – работа учителя, проверка всего присланного учениками, анализ выполнения работ, выставление оценок. После чего все эти результаты отправляются обратно родителям для дальнейшего анализа уже со стороны ученика. В общем, мы все в нашей гимназии настроены работать по 24 часа в сутки. Надолго ли нас хватит…

Кстати, в нашей гимназии есть несколько – всего два или три – класса, где обучение решено проводить действительно в режиме видеоуроков. Но это скорее исключение, просто удачно сложившиеся обстоятельства. Впрочем, удачно ли?

Видеоурок – это всё же не общение напрямую, ученик может не понять или совершенно не правильно понять пояснения учителя, и не перебьёшь, как это подчас делают ученики, и не переспросишь.

Так что ошибки при проведении уроков по видеосвязи неизбежны, и неизвестно, как материал будет правильнее и лучше усваиваться учениками.

По методике, описанной мною выше, будут обучаться почти все школьники нашего города, мы же, преподаватели общаемся между собой, поэтому я знаю, о чём говорю.

Для некоторого облегчения в плане составления задачников, списка упражнений, мы используем существующую в интернете специальную бесплатную обучающую программу. Их, кстати всего около дюжины, так что выбирали наиболее подходящую для требований нашей гимназии. И всё-таки не обошлось без некоторых накладок: есть расхождения между тем объёмом и конкретными задачами, что планировали на учебный год мы сами в нашей гимназии, и тем, что предлагают программы. Это ведь тренд последних десятилетий: даже учебников по одному предмету существует несколько. И, несмотря на то, что все они в реестре минобразования, подходы к обучению в них подчас разнятся, и представленные в них задачи и примеры разнятся. Такие различия существуют и в предлагаемых обучающих программах, ничего с этим не поделаешь. Вот, например, у меня при знакомстве с предлагаемой госкомнадзором обучающей платформой выяснилось: полностью совпадают условия обучения только по одному предмету. Придётся перестраиваться и перестраивать учеников, а это, повторюсь, время, которого у нас нет. Мало того, из предложенных к выбору обучающих платформ почти все «виснут» – может быть, это происходит из-за недоработок производителей, а может быть, из-за слабости используемых нами компьютеров. Но в любом случае, выбирать пришлось долго с предельной ответственностью.

Кстати, неужели производители таких обучающих программ уверены, что во всех российских семьях пользуются современнейшей компьютерной техникой с самыми разнообразными «примочками»? На какой планете они там живут? У большинства российских учеников техника старая, компьютерам лет по десять – быстродействие и объём памяти соответствующие.

Невозможно «усреднить» все эти обучающие программы, продолжает Полина Владимировна, – ведь подход к каждому ученику индивидуален, по крайней мере, в нашей гимназии. Например, в обычной школе обучение иностранному языку занимает два часа в неделю. У нас – минимум четыре часа, и это в младших классах. В старших – уже пять часов и ещё один иностранный язык, ну, положим, первый – английский, второй – испанский или китайский. И никаких поблажек ученикам, обучение обоим иностранным языкам ведётся с одинаковой интенсивностью. Поэтому преподаватели всех остальных предметов от «иностранцев» очень зависят, приходится этот фактор учитывать в первую очередь.

blank

Как же практически будет проходить процесс обучения моих учеников? Я вырабатываю план обучения на определённое время, сама составляю весь объём проверочных работ, задач и упражнений для учеников на каждый учебный день. После – рассылка этого пакета родителям. По выполнении заданий я к определённому времени (в этот же день, конечно) получаю материалы от родителей учеников и, похоже, уже глубокой ночью усаживаюсь за анализ и проверку результатов учебного дня. А результаты с оценками работ учеников рассылаю родителям по оговорённым адресам уже, видимо, утром. После чего – новый учебный день. Так теперь будет ежедневно. Надеюсь, непродолжительное время – когда-то ведь пандемия отступит…

Спасибо родителям …

Надежда Вереницына преподаёт русский язык и литературу в старших классах элитной гимназии в Санкт-Петербурге.

С понедельника мы переходим на обучение по видеосвязи. Как это будет происходить на практике? Мы проходили лишь тестовый час с родителями наших учеников на прошедшей неделе. Несмотря на каникулы, дети тоже следили за тем, как всё это осуществлялось, чтобы не ошибаться в будущем.Понятно, что для такой формы обучения необходимо соответствующее техническое оснащение и учеников, и преподавателей. Спасибо родителям: и на компьютеры своих детей, и на компьютеры преподавателей в классах установили соответствующие программы для видеоконференций. У меня на экране в разных окошках представлены все ученики, весь класс, и я обращаюсь ко всем сразу, как в классе гимназии, только на расстоянии. Если же нужно послушать ответ какого-то одного ученика, или объяснить ему не понятое, достаточно кликнуть на его иконку на экране – весь класс перемещается в угол экрана, а ученик, с которым общаешься, занимает почти весь экран. Потом, по окончании беседы, так же одним кликом всё возвращается к исходному состоянию.

blank

Конечно, есть беспокойство: техника всё же, а некоторые преподаватели достаточно далеки от уровня уверенных компьютерных пользователей. Но делать нечего, приходится обучаться, и продолжать это обучение уже в процессе удалённого преподавания. Вот такое вот «врачу, исцелися сам»…

Ну, с основным образованием вроде всё понятно. А как обстоят дела с дополнительным? Ведь в нашей стране сотни тысяч детей занимаются, например, в музыкальных школах, детских театральных студиях и т.д.

Доп образование — важнее

Александра Нежина – преподаватель муниципальной детской музыкальной школы в Москве. Класс фортепиано.

Разумеется, удалённое обучение музыке несёт в себе ряд почти неразрешимых проблем. В силу определённых и финансовых, и технических сложностей, которые есть как у меня, преподавателя, так и у учеников, занятия мы проводим с использованием WhatsApp. Мне необходимо видеть постановку кисти, работу пальцев, без этого учить музыке невозможно. А времени процесс занимает почти на порядок больше, нежели раньше, до наступления пандемии и перехода на удалённую форму обучения. Например, в минувшую субботу мы начали с учениками ещё до полудня, а закончили около десяти вечера. Так теперь будет постоянно, пока мы все в режиме самоизоляции. А учитывая всё ухудшающуюся ситуацию с распространением коронавируса в Москве, ждать возвращения нормального режима обучения придётся ещё какое-то – боюсь, довольно продолжительное – время.

Кроме WhatsApp, используем обычную телефонную связь, ведь сначала я должна посмотреть и послушать, как ребёнок выполняет моё задание, а потом вместе с ним обсудить результаты.

Неудобства очевидны: при использовании WhatsApp явно видно временное расхождение работы пальцев музыканта, и звука, видеоизображение запаздывает. Изо всех сил стараюсь приспособиться.

Как преподаватель, я понимаю: ученикам первых – восьмых классов попроще. Скорее всего, учебный год для них окончится в июне, может быть, даже в начале июля, ведь изменения с переходом на удалёнку требуют больших временных затрат. Может быть, часть учебного плана придётся перенести на следующий год, скорее всего так и будет, дети должны летом отдохнуть. А как быть выпускникам? Им необходимо сдать экзамены, и сдать их необходимо задолго до приёмных экзаменов в вузы или средние специальные учебные заведения, куда кто собрался. К вступительным экзаменам нужно ведь серьёзно готовиться, а режим удалёнки экономии времени не предполагает, мягко говоря…

Обо всём этом мы постоянно говорим с коллегами. Дополнительное образование, например, обучение в нашей музыкальной школе, для многих детей может быть даже важнее основного, это дорога в большую жизнь. И моих учеников, что оканчивают девятый или одиннадцатый классы, тоже нужно аттестовывать, только вот как и когда…

Поначалу нам, преподавателям, было страшно. Присутствовали полная растерянность и неопределённость. В жизни такого не было, прямо другая реальность наступила… Впрочем, всё это быстро прошло. И мы, и наши ученики осознали, что жизнь и здоровье дороже риска от непосредственного общения. Сейчас нет никакой паники, процесс обучения налаживается, приспосабливаемся.

Подведём итоги

Из рассказов учителей можно вывести вот что: общей программы перехода на удалённое обучение в России нет. В каждой школе, независимо от её уровня и направленности, учителя сами вырабатывают систему преподавания на удалёнке. И методы преподавания напрямую зависят от материального положения как семей учеников, так и лично преподавателей, и самих учебных заведений. Если и есть помощь со стороны образовательного руководства, то лишь академическая. Впрочем, не ждать же семьям от федеральных или региональных властей подарков в виде современных мощных компьютеров, оснащённых соответствующими программами для видеоконференций, для автоматического составления учебных планов… Мы же не в Швеции какой-нибудь. Остаётся лишь ожидать прорыва в области лечения и дальнейшего уничтожения болезни, уже приведшей весь мир, включая и Россию, на грань мощнейшего за много десятилетий всеобъемлющего кризиса. Вся надежда – на учёных и врачей.