От полной вседозволенности к жестким правилам: как менялось регулирование деятельности коллекторов

В начале 2000-х годов слово «коллектор» вызывало ужас – это были люди, готовые взыскать долг любой ценой. В ход шли угрозы, психологическое, а иногда и физическое давление на должника. Со временем законодательство менялось, и теперь у коллекторов больше запретов, чем разрешенных способов взыскать долг. Мы проследили, как менялись правила, и расскажем, чем вправе заниматься взыскатели долгов в России в 2021 году.

С чего все началось

Необходимость в профессиональном взыскании долгов появилась примерно тогда, когда в России начали возникать эти самые долги. Коллекторы работают с теми долгами, которые просрочены не на месяц и не на два – им принято продавать ту задолженность, которую кредитор уже отчаялся взыскать. Первые коллекторы в России работали с 90-х годов прошлого века, но то были совершенно теневые структуры – «работали» они с представителями примерно таких же теневых бизнес-структур.

В «народ» коллекторы начали выходить после того, как в России активизировалось розничное кредитование. Считается, что профессиональный коллекторский рынок возник в 2004 году – тогда банка уже было нужно взыскивать долги, которые заемщики не желали отдавать добровольно.

Первым появилось «Агентство по сбору долгов банка «Русский стандарт»» – еще в 2001 году. Вообще «Русский стандарт» стал первопроходцем среди банков в сегменте розничного POS-кредитования в магазинах. Банк одним из первых начал выдавать кредиты после ускоренной проверки заемщиков, из-за чего часть рассрочек и кредитов попадала к не самым добросовестным клиентам.

Но первое именно профессиональное коллекторское агентство (то есть, работающее в интересах разных кредиторов) появилось в России в 2004 году – это было Финансовое агентство по сбору платежей. Всего за 3 года таких компаний стало около 100, причем тогда их деятельность не регулировал вообще никто. Максимум, как их регулировалась их работа – на уровне саморегулируемых организаций (их уже к 2009 году было как минимум две – НАПКА и АРКБ).

Как рассказал нам юрист службы «Единый центр защиты» Самвел Меграбян, до 2016 года каких-либо специальных законов, регулирующих деятельность коллекторских агентств, не существовало – они руководствовались «общими» правовыми актами: ГК РФ, КоАП РФ, Федеральным законом «О персональных данных».

Правда, еще до этого свое слово сказали две высшие судебные инстанции, причем их мнения разошлись:

  • в 2007 году Президиум Высшего арбитражного суда решил, что банки имеют право продавать долги другим компаниям – даже тем, которые не являются кредитными организациями;
  • в 2012 году Пленум Верховного суда решил, что хоть банки и могут продавать долги, они могут это делать лишь с согласия должника.

Однако факт остается фактом – до 2013 года деятельность коллекторов не регулировалась вообще никак. Лишь потом был принят федеральный закон «О потребительском кредите», и в нем законодатель впервые прописал условия взыскания долгов по таким кредитам:

  • банки официально смогли продавать долги заемщиков третьим лицам;
  • взыскателям запретили звонить должникам с 22:00 до 08:00 в будние дни и с 20:00 до 09:00 в выходные и праздничные дни.

Позже, в 2015 году появилось еще одно решение Верховного суда – высшая инстанция решила, что банки могут продавать без уведомления только долги тех заемщиков, которые уже проиграли банку в суде. Но если в судебном порядке вопрос еще не решился, то заемщик должен одобрить передачу долга коллектору – иначе такая передача будет считаться незаконной.

Естественно, что при таких мягких нормах коллекторы иногда выходили за пределы допустимого. Широко известны случаи телефонных и письменных угроз должникам (в этом преуспели самые первые взыскатели от «Русского стандарта»), порчи имущества (стен в подъездах, входных дверей и автомобилей должников) и другие случаи, часто подпадающие под действие Уголовного кодекса.

Стало понятно, что дальше такой беспредел продолжаться не может, и власти начали действовать намного более жестко.

Какие требования к коллекторам есть сейчас

Ситуация с регулированием деятельности коллекторских агентств резко изменилась, когда вступил в силу Федеральный закон от 3 июля 2016 года № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности…». По сути, это был первый нормативный акт, который реально вводил новые правила игры на рынке.

Если до 2016 года коллекторы работали по принципу «разрешено все, что не запрещено» (и запретов было немного), то с принятием закона запретов и ограничений стало столько, что коллектор превратился в совершенно безобидного посредника между должником и кредитором (если, конечно, он соблюдает правила).

Теперь закон досконально прописывает, как именно профессиональный взыскатель (слова «коллектор» в законе нет) работает с должником. Как рассказал нам Олег Матюнин из адвокатского бюро «Матюнины и Партнеры», все сводится к двум ключевым моментам:

1. Правило, согласно которому права (требования) по договору потребительского кредита (займа) могут с письменного согласия заемщика передаваться не только профессиональным коллекторам, внесенным в реестр ФССП, но и другим субъектам:

а) юридическому лицу, осуществляющему профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов (микрофинансовой организации, например);

б) специализированному финансовому обществу;

в) физическому лицу.

В договоре кредита (займа) может быть предусмотрен запрет на переуступку права (требования). За соблюдением правила должен следить Банк России.

Вывод: не хотите коллекторов, других взыскателей – до подписания требуйте изменения договора или откажитесь от подписания. Не давайте письменного согласия на переуступку. В этом случае в роли взыскателя выступит первоначальный кредитор.

2. Правила взаимодействия с должником, ограничивающие произвол взыскателей. Закон устанавливает способы и формы взаимодействия, ограничивает периоды и продолжительность контактов:

  • запрещает беспокоить должника по телефону более одного раза в сутки, двух раз в неделю и восьми раз в месяц;
  • запрещает взыскателю скрывать свой телефонный номер или использовать номера, зарегистрированные на третьих лиц, а также заграничные номера
  • устанавливает категории граждан, которых нельзя беспокоить звонками.

Эти и другие требования закона должны исполняться любыми взыскателями: и коллекторами, и СФО, и физлицами.

Надзор за взыскателями возложен на ФССП, служба уполномочена на проведение проверок и принятие мер вплоть до исключения организации из реестра.

В двух словах о регулировании деятельности взыскателей по российскому законодательству: ответственность тоже предусмотрена. Административная − по статье 14.57 КоАП РФ. Незаконная коллекторская деятельность в соответствии с частью 4-й указанной статьи может привести к наложению на организацию штрафа в размере до двух миллионов рублей.

Олег Матюнин, управляющий партнер адвокатского бюро города Москвы «Матюнины и Партнеры».

Другими словами, теперь коллекторы могут связываться с должником по телефону и лично буквально по графику, им запрещено психологическое давление, угрозы, разглашение персональных данных и любые другие формы злоупотребления своими правами.

Но другой вопрос – то, как именно коллекторы будут исполнять этот закон, и что делать с теми, кто работает без какого-либо оформления. Учитывая, что сейчас все взыскатели должны состоять в реестре ФССП, очень легко проверить – соблюдает ли конкретный взыскатель закон или нет. Всего в реестре сейчас около 360 организаций, которые имеют право на взыскание долгов.

Однако как теперь коллекторы могут взыскивать долги? Перечень инструментов у них стал очень ограниченным:

  • индивидуальный подход к каждому должнику. Например, взыскатель может встретиться лично с должником (не чаще раза в неделю), поинтересоваться его финансовыми делами, убедить оплатить долг – например, чтобы разблокировать счета, исправить кредитную историю или получить шанс выехать из страны. То есть, коллектор превращается в финансового менеджера для должника – все ради оплаты долга;
  • взыскание через суд. Если должник официально отказался от общения с коллектором (у него есть такое право), тому останется только обратиться в суд, получить исполнительный лист и попытаться взыскать долги через него. Учитывая, что коллекторы – профессионалы, они точно знают, как заставить работать ФССП, как быстрее списать деньги со счетов через банки и как мотивировать должника оплатить долги (как вариант – ходатайствовать о запрете выезда должника и об аресте его имущества);
  • инициировать банкротство должника. Коллектор может это сделать, но с учетом высоких расходов на арбитражного управляющего и тот факт, что должник мог переписать все имущество на родственников, этот вариант используется не очень часто.

Очевидно, что процент взысканных долгов при таком подходе окажется гораздо ниже, чем при «жестком» сценарии, который формально не был запрещен до 2016 года. Соответственно, коллекторы теперь будут скупать долги с более высоким дисконтом или просить более высокую комиссию при работе по договору. Для банков это тоже означает более высокие риски – если раньше можно было продать коллекторам «сложный» долг с нормальным дисконтом, то сейчас взыскатели просто не смогут ничего сделать с должником, у которого ничего нет

Тем не менее, для должников ситуация значительно улучшилась, считает Самвел Меграбян, а с прошлого года действует новое правило – должнику доступно еще больше информации о коллекторе:

Опираясь на практику, об определенной эффективности нового закона судить можно: снизилась численность «черных» коллекторов, заемщики приобрели ряд прав (например, право на ночной покой, на отказ от взаимодействия с коллекторами при возникновении просрочки свыше четырех месяцев и т. д.).

С 1 июля 2020 года взыскатели должны вносить через личный кабинет на Федресурсе сведения о том, кто работает с задолженностью конкретного должника – не какая организация, а какой конкретный сотрудник. Доступ к информации имеют кредитор, взыскатель (если привлечен сторонний) и должник. Последний через учетную запись ЕСИА. Отзывов о работе сервиса мы от клиентов пока не слышали.

Самвел Меграбян, юрист юридической службы «Единый центр защиты».

При этом новый закон – это еще далеко не все, что сдерживает коллекторов. Если взыскатель продолжит использовать сомнительные инструменты из прошлых времен (угрозы, клевету и т.д.), ему грозит ответственность вплоть до уголовной, отмечает Олег Матюнин:

В некоторых ситуациях может ставиться вопрос об уголовном преследовании физических лиц, представляющихся коллекторами, по статьям Уголовного кодекса РФ: «Самоуправство», «Нарушение неприкосновенности частной жизни», «Клевета» и другим.

Мне кажется, система получилась непростой: много субъектов, разные надзорные органы, несколько федеральных законов. Будем надеяться на изменения, которые не приведут к ухудшению положения должников. Главное, не растерять то хорошее, что уже есть в законодательстве и реально работает.

Олег Матюнин, управляющий партнер адвокатского бюро города Москвы «Матюнины и Партнеры».

Кроме того, коллекторам не так давно запретили заниматься взысканием долгов за услуги ЖКХ – их методы «работы» были куда более жесткими, чем масштаб просрочки оплаты коммунальных услуг.

Таким образом, сейчас коллекторы сильно ограничены в своих правах и вынуждены действовать по закону. Но и это еще может быть не все – в преддверии очередных выборов в России могут еще сильнее ужесточить законодательство в отношении такой деятельности.

Очередное ужесточение ответственности?

Сейчас для взыскателей долгов действуют такие жесткие правила, что легальные агентства точно не будут оказывать психологическое давление или угрожать должнику (хотя, например, угроза подать в суд и взыскать всю сумму через судебных приставов – не совсем угроза). Но все равно коллекторы порой переступают черту дозволенного и ведут себя с должником неподобающим образом.

Контролирует работу коллекторов ФССП – и только по официальным данным, за 2020 год туда поступило 28 тысяч обращений с жалобами на некорректное поведение взыскателей долгов. Однако, как оказалось при более детальном изучении, больше половины обращений не касаются непосредственно профессиональных коллекторов – просто их методы работы переняли сами кредиторы.

Вероятно, из-за жестких ограничений на деятельность коллекторов кредиторы (банки, МФО и даже ломбарды) теперь пытаются взыскать долги самостоятельно. И они до настоящего момента пользуются пробелом в законодательстве – оказывается, на них жесткие правила касательно взыскания долгов вообще не распространяются. Это продлится недолго – Госдума как раз на днях приняла в первом чтении законопроект, который распространяет ответственность за некорректное взыскание долгов на любых взыскателей. Кроме прочего, теперь им за нарушение правил грозит штраф до 500 тысяч рублей. Контролировать соблюдение закона также будут судебные приставы.

Сейчас ФССП проходит сложный этап реформирования, и, как ожидается, будет еще более жестко контролировать коллекторов. Сейчас ФССП только ведет реестр и выявляет факты нарушения законодательства. Но разработанный еще в 2019 году законопроект может возложить на приставов еще и рассмотрение дел об административных правонарушениях по вопросам нарушения правил взыскания. Другими словами, приставы будут сами выявлять факты нарушения, сами выносить протоколы и назначать административное наказание.

Пока это все осложняется отсутствием соответствующего бюджета и кадров – для новых полномочий службе нужно еще хотя бы 400 компетентных сотрудников (а вообще проблема с персоналом – одна из основных в ФССП). Как рассказывает Самвел Меграбян, у инициативы есть несколько проблем:

В Кодекс об административных правонарушениях могут быть внесены поправки относительно деятельности отделов взыскания и коллекторов – несколько таких предложений в рабочую группу и Госдуму уже поступило. Например, предполагается, что пристав сможет блокировать телефоны тех взыскателей, кто переходит рамки этики в разговоре, сроком до 60 дней.

При применении угроз в адрес должника, кредитная организация будет наказываться штрафом от 50 до 500 тысяч рублей. Не через суд, а все теми же приставами.

Но чтобы работало хоть что-то необходимо одно – «белая» работа коллекторских агентств, а не «левые» симки, с которых должника откровенно запугивают, а не договариваются об оплате. О чем можно договариваться, если разговор начинается со «Слышь ты» и заканчивается угрозами детям? А отследить абонента очень сложно, он уже и выкинул эту сим-карту.

Самвел Меграбян, юрист юридической службы «Единый центр защиты».

То есть, это все вопрос неопределенного будущего, как и периодические предложения от депутатов и активистов вообще запретить работу коллекторов.

Удалось запретить работу коллекторов только в Кемеровской области. В 2016 году после одного резонансного случая местный губернатор распорядился вообще прекратить работу таких компаний в регионе. Однако таких полномочий у главы региона быть не может, поэтому позже запрет оспорила прокуратура и фактически он утратил силу. Сейчас в Кемеровской области коллекторы работают, как и по всем остальным регионам.

Стоит ли должникам общаться с коллекторами?

Сейчас в вопросе взыскания долгов преимущество на стороне должника – даже если он вообще откажется платить по долгам, у взыскателей есть ограниченный перечень инструментов воздействия. По сути, его могут уговаривать заплатить долг, а могут подать на него в суд – и на этом все. А заемщик может еще на этапе выдачи кредита запретить банку продавать долг – тогда кредитор сможет взыскивать долг только через суд самостоятельно.

Еще одна возможность – должник, даже если его долг продали коллекторам, спустя 4 месяца просрочки по долгам имеет полное право запретить взыскателям как-либо общаться с ним. Для этого достаточно написать заявление на отказ от взаимодействия с кредитором.

Но стоит ли так делать? Ответить будет сложно:

  • если отказаться от взаимодействия, кредитор со 100%-ной вероятностью обратится в суд и получит исполнительный лист. Это закроет должнику выезд за границу, ограничит регистрационные действия с его имуществом, а со счетов будут списываться деньги в счет погашения долга;
  • если не отказываться от взаимодействия, кредитор (банк, МФО или коллектор) еще будет пытаться договориться с должником «по-хорошему» без суда. Например, ему предложат рассрочку, реструктуризацию, или другие варианты решения проблемы. Но есть и риск, что коллектор начнет названивать клиенту все разрешенные 8 раз в месяц, и перейдет к психологическому прессингу.

Коллекторы скупают долги с большим дисконтом (за 10-20% от суммы), поэтому для них подходит любой вариант. Но за обращение в суд истцу нужно уплатить госпошлину, поэтому сначала в ход идет внесудебное взыскание.

Однако многие должники не знают, что вправе запретить коллекторам звонить родственникам и коллегам по работе – причем безо всяких условий. И этим правом, естественно, лучше воспользоваться.

Дальнейшая работа с взыскателями – личное дело каждого должника. Как рассказал нам Самвел Меграбян, один из вариантов – вообще не выходить на связь, чтобы коллектор упустил сроки исковой давности?

Между тем наш клиент из Воронежа в результате не заплатит по иску коллекторского агентства, а получит деньги. Взыскатель упустил срок исковой давности, поэтому во взыскании долга отказано. А по заявлению на возмещение судебных издержек результат положительный – клиенту коллекторы возместят потраченное на услуги юриста.

Самвел Меграбян, юрист юридической службы «Единый центр защиты».

Срок исковой давности по кредиту – такой же, как и в общем случае, и составляет 3 года, а отсчитывается дата от момента окончания кредитного договора. Так что, если банк полгода пытался взыскать долг, продал его коллектору, а тот еще больше двух лет пытался получить деньги, он теоретически может упустить момент для обращения в суд.