С нефтегазовой иглы не слезем, пока всё не выкачаем. А запасы небезграничны

В недавнем прошлом вся российская экономика чутко реагировала на скачки нефтяных цен, но власти уверяют – такая зависимость осталась в прошлом. Но соответствует ли это действительности? Какую роль в экономике до сих пор играют нефть и газ и что ждет страну в будущем?

На наш век хватит?

Министр природных ресурсов и экологии РФ Александр Козлов в интервью РБК заявил: запасов нефти в России при текущем уровне добычи хватит на 59 лет, природного газа – на 103 года.

«Но мы же понимаем, что это общий баланс по больнице», – добавил чиновник. Тем самым, по сути, несколько дезавуировал собственный прогноз. Пояснив: «некоторые месторождения высвобождаются уже сегодня, другие, напротив, ещё не получили полную нагрузку. Кроме того, сроки исчерпания ресурсов будут зависеть от геологоразведки, в том числе в труднодоступных местах».

Ранее глава Федерального агентства по недропользованию Роснедра Евгений Киселев рассказал, что завершилась всероссийская инвентаризация, которая подтвердила возможность добычи нефти в России в течение 58 лет, рентабельной добычи – 19 лет. В остальных случаях добычей нефти можно заниматься, если её стоимость увеличится минимум в два раза, сообщает ИА REGNUM.

Сколько добываем и сколько будем добывать?

В 2020 году российские нефтяники все вместе добыли 512,68 миллиона тонн сырой нефти и конденсата, что на 8,6 процента ниже, чем годом ранее. Это – снижение за последние десять лет. В 2010 году объём добычи нефти составил 512,3 миллиона тонн. Среднесуточная добыча оказалась на уровне 10,27 миллиона баррелей. Надо отметить: до 2020 года нефтедобыча в стране росла 11 лет подряд, и при этом в 2019 году Россия установила рекорд по объёмам добычи нефти за весь постсоветский период – 568 миллионов тонн нефти и конденсата. Добыча газа в 2020 году снизилась на 6,2 процента, до 692,33 миллиарда кубометров.

blank

Подробнее: нефть

Добыча нефти в России в 2020 г. упала до минимума за последние десять лет и составила 512,68 млн. тонн. Объём производства (с учетом газового конденсата) сократился на 8,6 процента – до 512,68 миллиона тонн.

Абсолютный рекорд, установленный советской нефтяной промышленностью в 1987 г. – 569,5 миллиона тонн.

blank

Добыча нефти в России по годам была такой:

blank

*2021 – за 4 месяца

Среднесуточная добыча нефти в РФ в 2021 году составила 10,26 миллиона баррелей.

blank

По данным ОПЕК, Россия стабильно занимает 3 место в мире по объёмам производства нефти – после США и Саудовской Аравии.

Подробнее: газ

РФ является одним из крупнейших производителей газа, занимает второе место в мире. Совокупная добыча газа в России (природного и попутного) в 2019 году достигла очередного рекорда – 738 миллиарда кубометров. Это – на 1,7 процента (что составляет 12,4 миллиарда кубометров) больше, чем годом ранее.

Из общего количества природный газ составил примерно 643 миллиарда кубометров (87 процентов), попутный нефтяной – 95 миллиардов кубометров (13 процентов).

Примечательно, что исторический максимум обновляется на протяжении трёх лет подряд.

blank

*2021 – за 4 месяца

Кому продаём: нефть

Рейтинг 20 крупнейших покупателей российской нефти по версии журнала Forbes по итогам прошлого года вновь возглавила Китайская China National United Oil Corporation (Chinaoil).

Chinaoil, главным контрагентом которой в России выступает «Роснефть», стала лидером как по общей сумме контрактов, так и по физическим объёмам поставок – она купила 39,7 миллиона тонн российской нефти на 18,3 миллиарда долларов. Как отмечает Forbes, в 2019 году Китай установил новый рекорд импорта нефти: по сравнению с 2018-м поставки выросли на 9,5 процента и превысили 500 миллионов тонн. При этом страна и в 2020 году сохранила статус крупнейшего покупателя российской нефти.

Первые четыре места в рейтинге остались неизменными с прошлого года. Так, второе место снова у швейцарского трейдера «Лукойла» Litasco, который в прошлом году купил 38,3 миллиона тонн нефти на 17,4 миллиарда долларов. На третьем месте – трейдер «Роснефти» Rosneft Trading, купивший 28 миллионов тонн на 12,5 миллиарда.

На четвёртой строке расположилась трейдерская «дочка» французской Total (22,8 миллиона тонн на 10,2 миллиарда долларов). Замыкает пятёрку лидеров частная китайская компания СEFC (9,3 миллиона тонн на 4,5 миллиарда долларов).

Общий объём экспорта нефти в 2020 и в начале 2021 годов, впрочем, уменьшился – одновременно со снижением добычи. Например, ежедневные поставки в государства дальнего зарубежья составили 4,39 миллиона баррелей, а в общем было экспортировано чуть больше 219 миллионов баррелей. Страны ОПЕК+, чтобы как-то повлиять на ценовую ситуацию, в 2020 году договорились организованно снизить добычу почти на 10 миллионов баррелей в сутки. Самые большие ограничительные квоты пришлись на Россию и Саудовскую Аравию. В начале декабря прошлого года участники соглашения ОПЕК+ снова договорились теперь уже об увеличении нефтедобычи на полмиллиона баррелей в сутки с января 2021 года.

При этом Россия заняла второе место по объёму экспорта нефти и нефтепродуктов в США. Всего за 2020 год Штатам продано почти 167 миллионов баррелей российской нефти. А в общем доля сырой нефти в поставках из РФ в США составляет порядка 15 процентов. В страны ближнего зарубежья поставки уменьшились на 24,1 процента. Например, в Беларусь было экспортировано 13,35 миллиона тонн нефти. Внутренний рынок по итогам 2020-го, как, впрочем, почти всегда, остался «бедным родственником»: нам самим было поставлено на 5,5 процента меньше нефти – 274,9 миллиона тонн.

Кому продаём: газ

В Федеральной таможенной службе назвали крупнейших импортеров российского газа в Европе в 2020 году. Крупнейшим импортером традиционно была и осталась Германия, купив у «Газпрома» 38,148 миллиарда кубометров. Правда, этот показатель на 30,23 процента ниже показателя импорта 2019 году. Лидерами по темпам роста импорта стали Греция, Италия и Польша, транслирует данные, представленные ведомством, ТАСС.

ФТС утверждает: Польша в прошлом году увеличила импорт газа «Газпрома» на 73,44 процента, до 9,668 миллиарда кубометров, Италия – на 41,01 процента, до 20,142 миллиарда кубометров, Греция – на 28,34 процента, 2,893 миллиарда кубометров.

Импорт газа в прошлом году в Европе также нарастили Венгрия – на 13,57 процента, до 8,917 миллиарда кубометров и Дания – на 10,49 процента, до 1,845 миллиарда кубометров.

Второе после Германии место по объёму закупок в 2020 году заняла Италия, третье поделили Австрия и Франция, купившие 11,909 миллиарда кубометров и 11,885 миллиарда кубометров российского газа (снижение на 28,51 процента и 13,85 процента соответственно).

Белоруссия в 2020 году импортировала 18,766 миллиарда кубометров газа (снижение на 7,38 процента).

Заметно увеличил импорт российского газа в 2020 году Китай: по данным ФТС – 2,59 миллиарда кубометров российского газа против 327,9 миллиона кубометров годом ранее. Экспорт российского газа в Турцию в 2020 году снизился на 13,63 процента, до 13,282 миллиарда кубометров.

С этой иглы не соскочить?

Московский Центр Карнеги анализирует степень зависимости российской экономики от нефтегазового сектора. И приходит к выводам, которыми, впрочем, даже оптимистов не удивишь: да, мы зависимы.

«По официальной статистике, нефтегазовый сектор даёт всего четверть ВВП России, – рассуждал ещё в 2015 году эксперт Московского Центра Карнеги, основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group Андрей Мовчан. – Показатель довольно скромный, но он не учитывает те отрасли российской экономики, которые не происходят напрямую из скважин, но от нефти все равно зависят самым непосредственным образом.

Доля производства нефти, газа и их производных в ВВП за последние 25 лет не превышала 26,5 процента, доля экспорта нефтегазовой индустрии не выходила за 14,5 процента ВВП – вполне скромные цифры. Именно ими оперируют «защитники» экономической стабильности России. Но не все так просто: даже если формально три четверти ВВП России не происходят из нефтяных скважин, это ещё не значит, что они не зависят от нефти – вопрос, например, в источниках финансирования этих ненефтяных частей ВВП.

Более точный анализ выглядит несколько менее оптимистично. 29 процентов ВВП в России даёт торговля. Примерно 60 процентов товаров Россия импортирует за счёт поступлений от экспорта, а в экспорте безраздельно доминируют нефть и газ. Выходит, что к доле нефти и газа в ВВП надо добавить еще 17,5 процента.

Далее, 20–22 процента ВВП в России составляют государственные расходы. Их источником являются доходы консолидированного бюджета, не менее 60 процентов которых формируются за счёт НДПИ, акцизов, экспортных пошлин, НДС на импорт и прочих налогов на нефтегазовый сектор. Это ещё 13 процентов добавки к «нефтяному ВВП».

По Мовчану выходит: как минимум на 57 процентов ВВП России нефтезависим.

«А есть ведь ещё прямой приток нефтедолларов,– продолжает эксперт, – преобразующийся в инвестиции и расходы на другие сектора экономики, в дополнительное потребление и прочее. Этот объём очень трудно посчитать; по спорным оценкам, это в последние годы где-то 10–13 процентов ВВП».

В результате показатель зависимости ВВП России от нефтегазового сектора поднимается до 67–70 процентов.

«Даже рубль, как показывает несложный анализ, подчиняется не ЦБ России, а мировому рынку нефти. Если цена на нефть выше $60 за баррель – рубль стоит дороже своего расчётного значения по инфляции; если ниже – дешевле. Более того, отклонение рубля от своей теоретической стоимости, рассчитанной по исторической инфляции, практически точно определяется ценой нефти.

Осталось заметить, что [даже] инфляция в России вызвана в основном тарифами монополий, которые либо банально производят нефть и газ, либо активнейшим образом её используют как сырье (в энергетике) или топливо (РЖД). Так что и инфляция в России в каком-то смысле порождение нефти.

В итоге получается, что экономика России не зависит ни от внутренней политики, ни от санкций, ни от мировых технологических прорывов, ни от курса «навстречу Западу – против Запада» или «на дружбу с Китаем». Единственное, что играет роль в экономике России, – это цена на нефть и газ».

А Счётная палата готова поспорить. Но не в принципе…

Доля нефтегазовых доходов бюджета России, которая является основным индикатором углеводородной зависимости российской экономики, в 2020 году составила менее трети всех поступлений в казну, говорится в оперативном докладе Счётной палаты о ходе исполнения федерального бюджета.

По данным ведомства, «эта доля составила 29,3 процента и по сравнению с 2019 годом снизилась на 13,9 процентного пункта». В масштабах всей экономики страны доля нефтегазовых доходов бюджета снизилась в годовом исчислении на 1,5 процентного пункта до 2,3 процента ВВП.

К нефтегазовым Минфин относит поступления от НДПИ на нефть и газ, экспортных пошлин на энергоносители и налога на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья (НДД), который применяется на отдельных месторождениях. С 2005 года доля этих доходов в бюджете России варьировалась от 36 до 51 процента. Минфин прогнозировал её сокращение в ближайшие годы, но не такими темпами: согласно действующему трёхлетнему закону о бюджете, даже к концу 2022 года на нефтегазовые доходы приходится больше трети поступлений в казну.

На снижение нефтегазовых доходов повлияли уменьшение поступлений доходов от вывозных таможенных пошлин на нефть, газ и товары, выработанные из нефти, на 618,1 миллиарда рублей, или на 53,6 процента, НДПИ в виде углеводородного сырья на 1,134 триллиона рублей, или на 36,4 процента.

Показатель уменьшился в основном за счёт снижения средней цены на нефть, снижения объёмов экспорта газа, что вызвано как погодными условиями, так и спадом экономической активности в странах Европы в 2020 году на фоне противоэпидемических мер.

Средняя цена на нефть с декабря 2019 года по май 2020 года составила 43,1 доллара за баррель против 65,2 доллара за аналогичный период годом ранее. Кстати, 12 мая 2021 года нефть стоила 68,64 доллара за баррель – градация, в общем, значительная, и вызвана некоторым оживлением деловой активности в странах-потребителях.

Для бюджета-2020 положительную роль сыграл так называемый «налоговый маневр» в нефтяной сфере: поэтапное повышение ставки НДПИ и снижение вывозной пошлины на нефть, с одновременным введением возвратного акциза на нефтяное сырьё, компенсирующего затраты нефтяных компаний на поставку топлива на внутренний рынок. Этот, так сказать, фортель, по всей видимости, будет эксплуатироваться и в перспективе.

Итог: как проще, так и продолжим. А проще – качать.

blank

Вывод, следующий из выкладок чудом не записанного в иноагенты Московского Центра Карнеги и, как это на первый взгляд ни странно, совершенно отечественной Счётной палаты – неутешителен. Нефть и газ остаётся «нашим всем» в экономике, даже несмотря на принявшие форму мантры призывы с самых верхов избавиться от нефтегазовой зависимости. Просто так проще. И независимей. На ближайшие полвека…

Все иллюстрации и цитаты приведены из открытого доступа