Субсидиарная ответственность: кто и когда может попасть на миллионы и миллиарды рублей долга?

Прошли те времена, когда бизнес мог надеяться на ответственность за банкротство в рамках внесенного уставного капитала. Сегодня кредиторские инструменты, применяемые в делах о несостоятельности, тоньше и действуют точнее. С их помощью вычисляется контролирующее лицо, допустившее промахи в руководстве. Или – намеренно забравшее активы должника в период, когда существовали неисполненные обязательства. Эти лица могут ответить по всем невыполненным обязательствам компании. Миллионные размеры ответственности уже не удивляют, речь может идти и о миллиардах рублей.

Кто в группе риска?

Руководитель компании, ее участники и акционеры – вот субъекты, которые на виду и рискуют больше всего. Но это не полный перечень ответственных: главные бухгалтеры и юристы, финансовый и коммерческий директора, аудиторы также могут попасть в ряды привлеченных к субсидиарной ответственности, – в частности, если будут давать неправовые советы.

Пожалуй, самое интересное и вместе с тем сложно доказуемое, – ответственность лиц, прямо не связанных с должником. Одно из самых известных дел в этой сфере – банкротство «Дальней степи», где конечных бенефициаров привлекли к «субсидиарке» спустя 10 лет после первого завершения конкурсного производства (определение Арбитражного суда Республики Калмыкия по делу №А22-941/2006 от 4 августа 2017 года).

И вот нынешние судебные акты Верховного суда все чаще содержат формулировку о том, что конечный бенефициар не заинтересован в раскрытии своего статуса. Его причастность к управлению должником (получению от него прибыли) следует оценивать по совокупности косвенных доказательств.

Что суды и делают, лишая реальных владельцев бизнеса тех кордонов корпоративной защиты – номинальные участники-акционеры, уставный капитал, принимающие решения руководитель и топ-менеджеры, – на которую они рассчитывали.

Профилактические меры

Как бы это банально ни звучало, но юридическая и финансовая грамотность ни одному предпринимателю не помешают. Большой стартовый капитал – неплохо, но понимание бизнес-процессов первично.

Торговля – казалось бы, что может проще? Покупаем – и продаем в три раза дороже. Вместе с этим крайне важно спрогнозировать, что произойдет с бизнесом, если рынок изменится, и продать товар станет невозможно даже по цене вполовину ниже закупочной стоимости?

Практически все сталкиваются с кассовыми разрывами – разница лишь в реакции на такие обстоятельства. Стартуя с новым проектом, стоит продумать, каковы последствия неисполнения взятых на себя обязательств. В случае, если собственник бизнеса «не справится с управлением», ему, возможно, придется отвечать по долгам созданной фирмы.

Важно! Нет уверенности в своих знаниях – идите к юристам.

Сделал – плохо, не сделал – еще хуже

На днях Верховный суд пояснил: если суды отказывают в привлечении к субсидиарной ответственности, значит, они констатируют естественность процесса банкротства. То есть признают, что неплатежеспособность компании стала следствием состояния рынка и действий контролирующих должника лиц, которые укладывались в рамки предпринимательского риска.

Если же в споре есть признаки недобросовестного поведения контролирующих лиц, то заявление о привлечении к субсидиарной ответственности подлежит удовлетворению (определение №310-ЭС20-6760 от 25 сентября 2020 года).

Такая ответственность может возникнуть и в результате активного недобросовестного поведения, и по итогу бездействия.

Вот примеры ведущих к «субсидиарке» действий:

  • совершение сделок, нехарактерных для обычного гражданского оборота; либо приносящих должнику убытки;
  • заключение договоров накануне банкротства;
  • фальсификация данных в бухгалтерской, налоговой отчетности.

Есть и бездействие, которое также может быть наказуемо «рублем» для контролирующих должника лиц:

  • отсутствие должной осмотрительности при совершении сделок;
  • неистребование дебиторской задолженности;
  • неподача заявления в суд о банкротстве своей компании. Максимальный срок для этого – 30 дней с момента, когда обнаружилось, что активы компании превышают ее задолженность;
  • непередача документов арбитражному управляющему в процедуре банкротства.

Усмотрение суда: на что ориентироваться?

Юристам в сфере банкротства приходится работать как с кредиторами, желающими возместить потери с помощью привлечения к субсидиарной ответственности, так и с контролирующими должника лицами, стремящимися ее избежать.

Второй категории лиц потребуется доказать невиновность, добросовестность своего поведения и отсутствие причинно-следственной связи между поведением и несостоятельностью компании.

Впрочем, основной совет звучит так – лучше обращайтесь к юристам. Особенно, если появились претензии кредиторов или первые признаки неплатежеспособности контролируемой компании. Также следует помнить, что юрист-инхаус, не специализирующийся на банкротном праве, вряд ли сможет быстро и правильно проконсультировать.

Чего не нужно делать, так это идти на поводу у сомнительных специалистов и «переписывать» организацию на других лиц. Как правило, кредиторы для участия в банкротстве привлекают профессионалов, которым раскрыть «хитрую схему» совсем несложно. Контроль над юридическим лицом, вместе с этим, теряется, а вот шансы быть привлеченным к субсидиарной ответственности резко возрастают.

Важно! Юристы в сфере банкротства практикуют перевод компании из стадии наблюдения к финансовому оздоровлению. Таким образом, можно наладить деятельность и снять вопросы по привлечению к субсидиарной ответственности.

Что касается «желающих крови» кредиторов, они могут находиться в разных позициях. Наиболее выгодная связана с наличием у должника задолженностей по обязательным платежам. Практика показывает, что в такой ситуации суд охотнее привлечет контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

В иных случаях придется потрудиться над доказыванием. Следует найти момент, когда деяния руководителя нарушили права кредиторов и установить, что именно это были за действия или бездействие.

Маркеры, на которые обратит внимание суд:

  • сделки, причинившие вред кредиторам;
  • недостоверность информации в отчетности;
  • неподача заявления о банкротстве собственной компании.

Субсидиарная ответственность – не приговор

Даже если ее размер превышает все, что контролирующее должника лицо заработало за свою жизнь!

Дело в том, что банкротство физлица не избавляет его от такой задолженности. Да, у него есть право на единственное пригодное на проживание помещение и еще некоторые средства, закрепленные в ст. 446 Гражданского процессуального кодекса… Но не каждый будет чувствовать себя комфортно в этих рамках, с грузом миллионной (а бывает, что и миллиардной) ответственности. Тем более, что и единственное жилье в случае смерти либо перейдет государству, либо – наследникам, но вместе с обязательствами наследодателя.

А теперь, как и обещалось, к хорошим новостям: банкротные юристы уже выработали легальную схему уменьшения размера ответственности. Речь идет о продаже прав требования из «субсидиарки».

Например, есть практика, где привлеченному к ответственности лицу посодействовали в покупке требований к нему на сумму 500 млн. рублей за 50 млн. рублей. Выплатив 50 млн., лицо избавилось от долга по обязательствам контролируемой им компании.

Подытоживая, следует отметить, что субсидиарная ответственность – это практически боевое оружие. Инструмент, который должны применять только профессионалы и защищаться от которого смогут лишь профессионалы.

Самостоятельность в таких делах губительна: пользуйтесь услугами банкротных юристов, обращайте законодательные механизмы себе не пользу – и будьте финансово благополучны!