Свободное время меняется вместе с нами

На первый взгляд, кажется, что досуг наших сограждан за последние 40 лет практически не изменился. Составляющие свободного времени примерно те же. Однако на самом деле глубокие перемены произошли и задели людей.

Всё свободное от работы время, которое у нас есть, со стародавних времен принято обозначать словом «досуг». В «застойные» годы даже выходила специальная газета «Досуг в Москве» – довольно удивительно, но и сегодня, в эпоху интернета, еще ведется подписка на это издание, а значит у него остается какой-то круг читателей.

Правда, в 1990-е из-за того, что на четверть века позже, чем в Европу, в Россию пришла «революция нравов», неожиданно в сознании людей слово «досуг» приобрело преимущественно какой-то легкомысленный оттенок, но позднее в жизни всё встало на места, и это слово вновь обрело свой незамутненный смысл.

На первый взгляд, кажется, что досуг наших сограждан за последние 40 лет практически не изменился. Занимательное чтение, посещение кинотеатров и театров, выставок, футбола и хоккея, хождение зимой на каток, а летом на рыбалку и охоту, шашлыки на природе, отдых на даче, молодежь вечерами по выходным танцует в отведенных для этого местах, а в теплое время организованно ездит на природу… Всё это по-прежнему – составляющие свободного времени. Однако на самом деле глубокие перемены произошли и задели людей.

Выбор, отразившийся на многих

С конца 1980-х годов у наших соотечественников появился выбор – придерживаться тех или иных традиционных религиозных взглядов или быть атеистом. В более широком смысле – придерживаться того или иного мировоззрения, а значит – возможность быть самим собой, непохожим на других. Строго говоря, свобода совести. И никому теперь не приходит в голову – отнять это настолько естественное право.

Но при чем тут досуг? Потому что формально религиозная жизнь тоже соотносима со свободным, а не с рабочим временем. В советские времена, в отличие от нынешних, в свободное от работы время широкие слои населения в церковь, в мечеть или в синагогу ходили редко. Например, в 1970-е в культовые учреждения хаживали почти исключительно очень пожилые люди, у которых в памяти еще сохранялись устои дореволюционной жизни.

Какая-то очень незначительная часть советских людей отмечала самые основные религиозные праздники, например – Рождество, Пасху, Троицу, при этом посещая храм так, чтобы об этом не особо знали окружающие и даже украдкой. Конечно, не все советские люди были членами КПСС, но пионерами и комсомольцами, а значит присягнувшими марксистско-ленинскому атеизму, были практически все.

Особенно тяжко в этом смысле дело обстояло с представителями гуманитарных профессий в больших городах. На рубеже 1970-80-х я учился на филфаке московского госпеда. Так оттуда на религиозные праздники у церквей и у синагоги выставляли целые патрули из активистов-стукачей выслеживать неблагонадежных студентов. И за такой «проступок», как присутствие на Пасхе, и прорабатывали, и отчисляли.

Всё изменилось в 1988 году после всенародного празднования 1000-летия крещения Руси. И очень быстро для заметного числа наших соотечественников посещение культовых учреждений, молитва, религиозные праздники, а для кого-то и следование постам, стали существенным наполнением их нерабочего времени.

При застое любили во весь голос говорить о том, что СССР – самая читающая страна в мире, это было, по-современному выражаясь, трендом нескольких десятилетий. Парадокс: в брежневские времена даже в элитных московских букинистах любые книжки, изданные после 1917 года на русском языке за пределами Советского Союза, были под запретом и не принимались.

И вот в конце тех же 1980-х годов произошло знакомство с целым рядом преданных забвению советской властью литературных имен – с Цветаевой, Пастернаком, Розановым, Платоновым, Ремизовым, Набоковым, Мандельштамом, Ахматовой, Гумилевым, с мыслителями Бердяевым и Сергеем Булгаковым… Хотя сейчас интерес к их произведениям куда меньше, чем почти что массовый – 30 лет назад, но он сохраняется у искушенных читателей, а они пока еще остаются по всем городам и весям.

В отпуск куда глаза глядят

Сорок лет назад советские люди ездили отдыхать за границу крайне редко. И почти исключительно в благонадежные страны социалистического лагеря (в частности, даже социалистическая Югославия считалась не вполне благонадежной). Советских людей проводили через сито жесткой проверки: если у кого-то где-нибудь в капстране оказывался дальний родственник или некто был замечен в чтении самиздата либо просто в «длинном языке», то уже не выпускали. Затем сбивали из счастливчиков туристическую группу, которая в поездке находилась под неусыпным и детальным наблюдением осведомителя, называемого инструктором.

Положение дел с заграничным отдыхом кардинально – до неузнаваемости изменилось во второй половине 1980-х годов. Теперь же та атмосфера, с которой мы раньше жили долгими десятилетиями под занавесом – когда «железным», а когда и «фанерным» – видится абсурдной.

В наше время – покупай тур или просто бери авиабилет и лети в отпуск чуть ли ни куда глаза глядят – хоть и на край света. Если, разумеется, возможности позволяют…

Под знаком технического прогресса

Интернет, который в самом начале XXI века повсеместно ворвался в жизнь, открыл новые горизонты, если не новые миры. Он принципиально изменил трудовую жизнь инженеров, ученых, писателей, журналистов, учителей, врачей, юристов, бухгалтеров и всех на свете, включая даже шоферов и домохозяек.

Интернет создал совершенно иные возможности для досуга. Теперь людям прямо на дому элементарно доступны любое чтение (газеты, журналы, книги – при этом на любом языке), любые фильмы и театральные постановки, запись любого концерта, любые спортивные состязания.

Возьмем для примера футбол. Можно посмотреть все завершившиеся матчи, можно чуть помучаться – найти и настроить синхронный просмотр определенной текущей игры, а можно на соответствующих сайтах внести с банковской карты 75 рублей и стать зрителем заранее выбранной прямой трансляции в идеальном качестве. Ну, а совсем уж футбольные гурманы оказываются способны через иноязычные поисковики смотреть всякие экзотичные для нас чемпионаты – Колумбии или Мексики, или еще бог весть какие.

Удивительно: при этом посещение «вживую» стадионов, театров, кино и даже библиотек осталось и, наверняка, будет продолжаться.

Словом, интернет осуществил могущественное воздействие на профессиональную деятельность и на свободное времяпровождение. Это – в широком смысле свалившаяся на наши головы мирная «мировая революция», принесенная не из пыльных кабинетов теоретиков прошлых столетий, а живой необратимой поступью научно-технического развития.

И прошлое уже не повторится

Время идет неумолимо, и многого уже не вернуть. Сколько всего исчезло вместе с пролетевшими десятилетиями. Это касается и досуга. Еще в 1960-70-е мастера шахмат (а иной раз гроссмейстеры) регулярно проводили в московских парках сеансы одновременной игры, во дворах люди в весенне-летние выходные тоже поигрывали шахматы, а уж в домино пенсионеры резались непременно, под окнами мальчишки с раннего утра до глубокой ночи шумно играли в футбол. Жители довоенных домов центра Москвы прекрасно знали друг друга и регулярно ходили к соседям в гости или в теплые времена года собирались на застолья прямо во дворе под окнами. Шестиметровая кухня была чуть ли не главным местом полемики по ключевым вопросам бытия.

9 мая еще не постаревшие фронтовики вставали ни свет – ни заря и, надев боевые награды, шли к Большому театру искать однополчан, а под вечер собирались рядом с родным домом…

Позднее, в середине 1990-х, в лихие и трудные годы, в столице на каждом шагу были доступные рюмочные, кафешки, шашлычные, где в любой момент можно было непринужденно пересечься с друзьями. Но всё это исчезло под конец «нулевых».

Сколько разного ушло безвозвратно… Жизнь продолжается – люди работают, а значит и отдыхают.

Автор: Евгений Бень