Услуги адвоката оплачивает третья сторона. Почему в России все еще не развит институт судебных инвесторов?

При крупных имущественных рисках взять на себя оплату услуг юристов может внешний инвестор – так повышаются шансы на победу, а сам инвестор заработает на проценте от выигранной суммы. Но в России это пока еще редкость – несмотря на то, что уже легализованы «гонорары успеха» для адвокатов. Александр Павловский – партнер юридической компании – рассказывает, почему внешнее финансирование судебных процессов на самом деле хорошая идея и как с этим обстоит дело в России.

Судебный инвестор – обыденность за рубежом и редкость в России

Современное судопроизводство стало ареной противостояния не только отточенных и филигранных правовых позиций, но и в немалой степени финансовых возможностей сторон. И когда более обеспеченный участник спора может позволить себе нанять хорошего адвоката или профинансировать дорогостоящую экспертизу, то его более скромный визави имеет все шансы проиграть дело даже при явной несправедливости и незаконности действий оппонента. И, как бы грустно это не звучало, в современных реалиях доступ к правосудию гарантирован не всем.

Выходом из сложившейся ситуации может быть институт финансирования судебных процессов. Его сущность проста – все судебные расходы по делу несет не его сторона, а третье лицо (инвестор) в обмен на часть присужденной суммы или имущества. Функции инвестора может выполнять юридическая фирма, работающая с клиентом за «гонорар успеха» или на условиях Pro bono, или институциональный инвестор, за счет средств которого оплачиваются услуги юристов. Клиент может быть полностью отстранен от какого-либо финансового бремени, риски неблагополучного финансового результата перекладываются на инвестора.

Необходимость внешнего финансирования судебных процессов впервые стала актуальной в западных странах. Инвестирование в перспективные тяжбы в развитых государствах стало самостоятельным направлением вложения капиталов. Более того, этот рынок динамично развивается. Например, в соответствии с аналитическим исследованием «2016 Litigation Finance Survey», проведенным компанией Bruford Capital, в период с 2013 по 2016 годы включительно объем рынка судебного финансирования увеличился в 4 раза, то есть почти каждое третье дело требовало внешних инвестиций.

Чаще всего привлечение инвестора требуется по сложным делам или по делам, вызвавшим большой общественный резонанс, так как именно по такого рода спорам можно рассчитывать на получение существенной компенсации.

Например, частное лицо профинансировало расходы на юристов известного киноактера Х. Хогана в его споре с интернет-таблоидом и по итогу смогло поучаствовать в разделе 140 млн. долларов компенсации. В другом деле канадская юридическая фирма воспользовалась услугами профессионального судебного инвестора для предъявления коллективного иска к правительству Ирана от имени родственников погибших в авиакатастрофе канадских граждан.

Соответственно, востребованность практикой рассматриваемого института означает наличие достаточной и адекватной нормативной базы регулирования взаимоотношений между клиентом и судебным инвестором.

Другая картина наблюдается в нашей стране. Подавляющее большинство юридических компаний и практикующих специалистов работает устоявшимися в России традиционными методами, то есть на условиях частичной/полной предоплаты. Соответственно, в отсутствие общественного запроса не развивается и законодательство в данной сфере. Но процесс постепенно сдвигается с «мертвой точки»: отдельные фирмы начали предлагать своим клиентам схему оплаты юридических услуг в зависимости от достигнутого результата, что можно считать одной из форм финансирования судебных процессов, где в роли инвестора выступает сама юридическая компания; был создан и активно развивается интернет-портал Platforma, позволяющий связать между собой инвесторов, клиентов и юристов для участия в деле.

Однако, российская практика судебного финансирования не может похвастаться многомиллиардными оборотами и известными кейсами. Новая схема работы только начинает апробироваться в нашей стране. При этом, полагаем, что институт финансирования судебных процессов займет достойное место среди отечественных практик по следующим причинам.

Почему внешнее финансирование – хорошая идея

Стороннее финансирование судебных процессов обладает рядом несомненных достоинств:

  1. обеспечивает доступ к правосудию для лиц, не располагающих возможностями самостоятельного финансирования судебных процессов;
  2. способствует вынесению судами более справедливых решений, так как в условиях обеспечения реальной состязательности процесса судьи будут более взвешенно и осторожно подходить к принимаемым решениям;
  3. обеспечение постоянной загрузки для юридических компаний и практикующих специалистов;
  4. повышение профессиональных компетенций и опыта юристов за счет участия в сложных делах;
  5. улучшение имиджа специалистов;
  6. для инвесторов достоинством рассматриваемого направления вложений является сравнительно большая доходность по сравнению с классическими инвестиционными возможностями.

Широкому распространению практики внешнего финансирования судебных процессов препятствует ряд существенных факторов. По праву главным недостатком данной схемы является риск напрасной траты времени, сил и финансов со стороны юристов (в случае оплаты услуг клиентом при условии достижения положительного результата) или потери инвестиций для инвестора. Так как финансирование судебных процессов является формой инвестиций, то нет оснований не распространять на эту практику общих требований в части рентабельности.

Участие внешнего инвестора по некоторым категориям споров будет экономически нецелесообразным. В частности, речь идет о мелких имущественных спорах, о делах с неимущественными требованиями. Поэтому в подобных делах финансовые и иные риски неблагоприятного результата несут сами клиенты, если, конечно, за их дело не взялись юристы в рамках исполняемых ими социальных обязательств.

Как запустить процесс в России

В нашей стране помимо общих институциональных рисков финансирования судебных процессов препятствиями для широкого внедрения этой практики выступают сущностные дефекты национальной правовой и судебной системы. Действительно, целесообразность инвестиций в судебные дела находится в прямой зависимости от исполняемости судебных решений, а также от ориентированности судов на максимальную компенсацию потерпевшим.

Ни для кого не является секретом, что в России получение исполнительного листа на взыскание денежных средств не является гарантией реального получения денег. Кроме того, например, по делам о компенсации морального вреда российские суды существенно занижают размер присужденной компенсации. Отмеченные выше факторы не позволяют в настоящее время широко внедрить практику финансирования судебных процессов по большинству категорий дел. Внешнее финансирование пока будет применяться в единичных случаях в делах с ясной положительной судебной и исполнительной перспективой. В остальных случаях, по крайней мере для внешних инвесторов, риск потери инвестиций остается существенным.

Но в условиях общего снижения финансовых возможностей представителей российского бизнеса рассмотренный вариант работы с клиентами может стать рабочим для юридических компаний, которые чаще будут браться за проекты с оплатой по результату. Ведь получаемые от такого сотрудничества выгоды в перспективе могут значительно перекрыть банальный одномоментный финансовый результат в виде предоплаты от клиента.