В России на каждого пенсионера приходится слишком мало работающих. Почему так сложилось и что делать дальше?

Почти все страны мира столкнулись с проблемой, когда пенсионеров становится слишком много, а работающих граждан – слишком мало. Из-за этого разбалансируются пенсионные системы, и пожилые люди получают все меньше и меньше (относительно зарплат). Эта проблема касается и России – уже сейчас на каждого пенсионера приходится чуть больше двух работающих. Что будет дальше с этим соотношением, и есть ли вообще шанс дать всем пожилым людям достойную пенсию?

Когда в России было больше пенсионеров?

Зачатки пенсионной системы в России появились еще при Петре I, но касалось это лишь некоторых офицеров. Со временем пенсионная система расширялась, и к 1917 году в нее входило уже около трети населения страны. В первые десятилетия СССР пенсионным обеспечением тоже были охвачены далеко не все – для пенсии нужно было иметь достаточно серьезный стаж, причем доказать его документами (что после войн и революций было маловероятно).

Полноценная система пенсионного страхования появилась в СССР лишь в 1956 году, но и в нее включили колхозников – те по-прежнему полагались только на своих детей. Впервые их обеспечили выплатами только в 1965 году, но суммы были крайне небольшими (12 рублей). Более-менее уравняли всех в правах лишь в 1990 году, когда пенсии для всех граждан начали рассчитывать по единым правилам.

Сейчас пенсионная система в России считается страховой, а по своей сути она солидарная – те, кто работает, платят взносы, за которые формируется пенсия нынешних пенсионеров. А пенсии тем, кто работает сейчас, будет платить следующее поколение работающих граждан. Поэтому особенно важно соблюдать соотношение – ведь если на каждого работающего будет приходиться 2 пенсионера, они смогут претендовать на очень небольшие пенсии.

Все упирается в математику – работающие россияне платят 22% от своих зарплат в Пенсионный фонд, а средняя зарплата по стране (по мнению Росстата) составляет 49 500 рублей, следовательно, каждый платит на пенсию около 10 890 рублей в месяц. Это фактически минимальная пенсия – а если рассчитывать сумму от МРОТ, выйдет еще меньше.

Когда в 2018 году нужно было обосновать повышение пенсионного возраста, политики напирали именно на это – дескать, если возраст выхода на пенсию оставить прежним, через несколько лет каждый работающий будет кормить нескольких пенсионеров, которые на эти деньги просто не смогут прожить. Но действительно ли в России население так стареет? Разберем это на конкретных статистических данных:

Например, в 1946 году по оценке на 97,4 миллиона трудоспособных граждан приходилось 16 миллионов граждан старше трудоспособного возраста. Фактически на каждого пожилого человека приходилось 6 человек трудоспособного возраста. С другой стороны, страна нуждалась в возрождении, а многие пожилые люди вообще не имели права на пенсию.

Дальше ситуация несколько менялась:

blank

Как видно, спад рождаемости в годы Великой Отечественной войны, а также пенсионные реформы постепенно снизили количество работающих граждан на одного пенсионера – если после войны это было 6 человек, то к началу 90-х приблизилось к 3. А в конце 2010-х – вплотную подошло к значению 2 (чем и объяснили непопулярную реформу).

Кроме того, видно, как в 2020 году график идет вверх – это как раз следствие повышения пенсионного возраста (постоянное ужесточение требований к стажу статистика не учитывает – расчет сделан исключительно по возрасту).

Основные причины просты – в России низкая рождаемость, тогда как продолжительность жизни, как и во всем мире, растет. Соответственно, население стареет – а работающие россияне «содержат» все большую армию пенсионеров.

Смогут ли власти изменить соотношение?

Повышение пенсионного возраста в 2018 году называли едва ли не единственным способом сохранить пенсионную систему (правда, буквально за полгода до этого с этой системой все было в порядке). Теперь цифры показывают, что это дало определенный эффект, и на каждого человека пенсионного возраста приходится примерно 2,3 человека трудоспособного возраста.

Однако стоит учитывать тот факт, что статистика показывает не все:

  • из людей трудоспособного возраста далеко не все работают, а из тех, кто работает – не это делают официально (то есть, платят налоги и страховые взносы);
  • люди пенсионного возраста практически все имеют право на пенсию. Сейчас для этого нужно 12 лет стажа и 21 пенсионный балл, но благодаря возможности включить нестраховые периоды на пенсию выходят почти все, кто дожил до пенсионного возраста;
  • примерно 9 миллионов пенсионеров продолжают работать и платить страховые взносы.

Если учитывать это все, то в России на каждого пенсионера приходится около 1,9 работающих граждан. И с учетом среднемесячной зарплаты в 49 500 рублей выйдет, что на каждого пенсионера приходится около 20,7 тысяч рублей страховых взносов. Увы, средние пенсии намного меньше – официально работающими числятся ИП, которые вносят фиксированные взносы (около 30 тысяч рублей в год), самозанятые (которые могут вообще их не платить), а также силовики (у которых абсолютно самостоятельная пенсионная система).

С другой стороны, нужно учитывать рекомендации МОТ – по ним пенсия должна замещать 40 процентов от среднего дохода человека. 40% от средней зарплаты – это почти 20 тысяч рублей. Конечно, такие пенсии существуют, но средняя выплата составляет около 15 тысяч рублей, тогда как огромное количество пенсионеров живут на прожиточный минимум (около 10-11 тысяч рублей).

А чтобы выполнить это требование, придется перестраивать вообще всю пенсионную систему, потому что действующая система с баллами позволяет заместить в лучшем случае 30% (по официальным подсчетам – 29,8%). Соответственно, человек, выходя на пенсию, сразу начинает получать в 3 раза меньше – что очень ощутимо.

Когда в России обсуждалось повышение пенсионного возраста на 5 лет, прогнозы были оптимистичными – по ним выходило, что на каждого пенсионера будет приходиться более 5 работающих россиян. Сейчас, после старта реформы, прогнозы куда более скромные – в 2030 году в стране будет 3 работающих на одного пенсионера. Конечно, это лучше, чем нынешние 2,3, но тоже вряд ли позволит довести пенсии до достойного уровня.

И главная проблема здесь – это не старение население (что происходит по всему миру), а недостаточно эффективная экономика. Если существующий уровень производительности труда позволяет платить пенсию в размере всего 30% от зарплаты, реформированием только лишь пенсионной системы точно не обойтись.

А что в других странах?

В том, что население мира стареет, уже не сомневается никто – но в разных странах эти процессы происходят по-разному. Например, в странах Африки огромная рождаемость и не очень большая продолжительность жизни – поэтому в той же Уганде на каждого пенсионера приходится 9 трудоспособных лиц. А в «стареющих» Франции и Сингапуре это всего 2,2 человек (почти как России), в Японии (которую часто называют лидером по старению) – 2,3 человека. Кстати, в той же Японии людей старше 65 лет начитывается более 25%, и по этому показателю страна удерживает лидерство в мире.

Более-менее нормальная ситуация в Китае, где на каждого пенсионера приходится 3,5 работников или в США, где цифра неожиданно еще выше и составляет 4,4 человека. Но в том же Китае спустя несколько десятилетий ситуация сильно изменится из-за политики по снижению рождаемости (одна семья – один ребенок): население опустится ниже миллиарда человек, а пожилых людей будет все меньше. К тому же в Китае и сейчас не все хорошо с пенсиями (у некоторых пожилых людей их нет вообще).

Во всем винят блага цивилизации – продолжительность жизни с 1950-х до 2010-х годов выросла с 47 до 69 лет, а в 2050 году, по прогнозам, она составит 76 лет. Медицина становится более качественной, развивается санитарный надзор, даже в самые бедные страны проникают образовательные программы и другие достижения цивилизации. С другой стороны, более комфортные условия жизни привели к неожиданным ранее последствиям – по всему миру сокращается рождаемость. При этом развитые страны уже долгое время находятся в «красной» зоне – с отрицательным естественным приростом. Пополняются они населением разве что за счет мигрантов из менее успешных стран.

Как результат – правительства вынуждены повышать пенсионный возраст, чтобы не разрывать пенсионные бюджеты. Сейчас цифры такие:

  • Великобритания – выйти на пенсию можно в 66 лет, причем в планах есть повышение возраста до 68 лет;
  • Бельгия – пенсионный возраст составляет 65 лет, но есть пару льготных категорий, которые выходят раньше. В будущем возраст повысят сначала до 66 лет, а потом до 67;
  • Германия – пенсионный возраст постепенно повышается с 65 до 67 лет, причем привязка идет к годам рождения;
  • Италия – выйти на пенсию можно в возрасте 66 лет и 7 месяцев, к тому же имея минимум 20 лет стажа. А со стажем в 42 года можно выйти досрочно;
  • США – формально минимальный возраст для получения полной пенсии составляет 65 лет, но в перспективе его повысят до 67 лет;
  • Норвегия – все граждане могут выйти на пенсию в 67 лет, но для отдельных категорий есть исключения;
  • Япония – на пенсию можно выйти в возрасте от 60 до 70 лет, и если это сделать после 65 лет, пенсия будет выше. В будущем возраст хотя поднять до 71 года;
  • Испания – на пенсию можно выйти в 65 с половиной лет, через несколько лет цифра вырастет до 67 лет.

То есть, в успешных странах гражданам приходится работать дольше, чем в России, чтобы получить право на пенсию, а права мужчин и женщин уравниваются. С другой стороны, качество медицины и ее доступность во многих из этих стран намного выше российского уровня, поэтому пенсионный возраст адекватен возможностям людей.

Существует ли вообще решение проблемы?

Сейчас, как сказано выше, в России на каждого пенсионера приходится всего 2 работающих гражданина. За счет повышения пенсионного возраста и других ограничений, к 2030 году власти надеются поднять это соотношение до 3. Пенсионный возраст фактически повышается по схеме «год за год», к тому же, в России пенсионеров ограничивают и в других аспектах:

  • работающие пенсионеры лишены права на индексацию, а пенсионные баллы получают в ограниченном количестве;
  • выйти на пенсию с каждым годом все сложнее – в итоге для этого будет нужно минимум 15 лет стажа и 30 пенсионных баллов. И эти баллы тоже «дорожают» с каждым годом;
  • досрочный выход на пенсию возможен лишь при стаже в 37/42 года, причем туда засчитывается только работа;
  • люди с правом на досрочную пенсию по профессии (например, учителя) вынуждены ждать выхода на пенсию до 5 лет после того, как наработают нужную выслугу;
  • военные пенсии полностью отделены от гражданских, а получать 2 пенсии практически невозможно.

Однако в экспертном сообществе по-прежнему считают, что одними только ограничениями проблему не решить – и сама система с солидарным принципом распределения средств не может быть эффективной.

Вариантов решения проблемы есть несколько:

  • введение накопительного уровня в пенсионной системе. В России это было с 2002 по 2014 годы, после чего государство отказалось от дальнейшего формирования накопительных пенсий. Оказалось, что остающихся страховых взносов слишком мало, чтобы выплачивать пенсии, поэтому накопительные пенсии «заморозили»;
  • повышение страховых взносов на пенсионное страхование. Такая система существует в скандинавских странах, но из-за низких зарплат практически неприменима в России – люди на руки будут получать еще меньше (даже если нагрузку формально переложить на работодателей);
  • создание стимулов для граждан копить на пенсию самостоятельно. Вариантов много – это и специальные пенсионные программы, и предложения от НПФ в рамках негосударственного обеспечения, и договоры накопительного или инвестиционного страхования жизни. Но и это снова разбивается о низкие доходы граждан.

Пока государство пытается пойти по третьему пути – существует система ИИС с налоговыми вычетами, можно получать вычеты на взносы в НПФ (которые, к тому же, почти все государственные).

Но в действительности проблема лежит намного глубже. И эта проблема – низкая производительность труда. Если каждый работающий производит столько, что ему могут платить его зарплату со страховыми взносами в 22%, система вряд ли изменится – и пенсионеры будут получать те же 30% от средней зарплаты.

Но повышение производительности труда – сложный комплексный процесс, на который государство имеет крайне ограниченное влияние.