В России предлагают отменить ЕГЭ и вернуть советское образование. Насколько это правильно?
В России предлагают отменить ЕГЭ и вернуть советское образование. Насколько это правильно?

Все началось с заявления главы СКР, однако идеи вернуться к советскому образованию – далеко не новинка. Многие считают, что ЕГЭ ведет к деградации российского образования, а спасет его лишь возвращение к хорошо знакомой классике. Вот только мнения часто разделяются, да и многие эксперты не согласны с подобной трактовкой. Так чем же советское образование было лучше российского, и куда стоит двигаться России дальше – обсуждаем это с экспертами.

Стоит ли отменять ЕГЭ?

В ноябре этого года, выступая на правовой конференции, председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин неожиданно заявил, что в России нужно отменить ЕГЭ. Он назвал единый экзамен пыткой для молодежи, и призвал возродить советскую школу образования. По словам Бастрыкина, советская школа была лучшей в мире, и это признавали всегда.

Это уже не первая и не вторая атака на единый государственный экзамен за все годы его существования. Естественно, что на процесс подготовки ЕГЭ заявления главного следователя России никак не повлияло, но снова возродило дискуссию касательно советской системы образования.

ЕГЭ впервые провели в 2001 году в нескольких регионах в тестовом режиме, затем год за годом его охват увеличивался, хотя он и не был безальтернативным вариантом для поступления. В 2008 году ЕГЭ сдали более миллиона выпускников – но обязательным он стал только в 2009 году. То есть, поступление в высшее учебное заведение сейчас возможно только после успешной сдачи ЕГЭ. И если отдельные правила и положения экзамена иногда меняются, то его концепция как централизованного экзамена никуда не уходит.

Россия – далеко не единственная страна, которая ввела такой экзамен – во всех странах даже бывшего СССР есть аналоги. По сути, единый экзамен позволяет провести более-менее независимую и стандартизированную оценку знаний всех учащихся во всех регионах страны. Однако критика в адрес ЕГЭ нарастает постоянно.

Чаще всего экзамен критикуют по таким причинам:

  • вместо получения настоящих знаний школьники вынуждены зубрить контрольные материалы, и учиться угадывать правильные ответы на тесты. Иногда все ответы скатываются к угадыванию нужных вариантов;
  • при переходе от полноценного экзамена к тестовым заданиям теряется творческий подход и страдают мыслительные процессы;
  • никак не учитывается специализация школы, а одни и те же тесты в школах с разным уровнем подготовки дадут не совсем корректный результат;
  • коррупция в процедуре поступления не исчезла – теперь родителям приходится оплачивать репетиторов, специализирующихся на ЕГЭ;
  • стресс от того, что на кон поставлено буквально все будущее ученика. А, кроме прочего, экзамен достаточно сложный, и длится до 4 часов.

Претензии к ЕГЭ обычно лишь часть претензий ко всей российской системе образования. Как говорит Светлана Хозинская, директор по развитию частной школы-пансиона, инициатива Бастрыкина отменить ЕГЭ – вполне адекватная, вот только это лишь часть решения:

Образование — это сфера, относящаяся к стратегическому, концептуальному развитию общества, его выживанию, если хотите. Человек способен стать человеком только в результате воспитания и образования. Если он не получит того и другого в достаточном объеме и качестве, он не состоится как полноценная личность. Поэтому сейчас, когда работа учителя названа «услугой», которой ты можешь либо воспользоваться, либо нет, возникает недоумение: о чем всё это? ЕГЭ, на мой взгляд, является производной именно такого подхода. Сама отмена этого стандарта ни к чему не приведет, если не будет изменен принципиальный взгляд на воспитание и образование как таковые.

Светлана Хозинская, директор по развитию частной школа-пансиона «Дубравушка» (г. Обнинск, Калужская область).

Однако весьма часто раздаются голоса и в поддержку системы ЕГЭ. Ведь за прошедшие 12 лет (с тех пор, как экзамен стал безальтернативным вариантом) многие успели приспособиться к новой системе. Так, проректор Академии ИНГМ Наталия Матющенко напоминает, как при старте Болонского процесса против новой системы было много протестов – но потом споры утихли: «Те, кто не захотел адаптироваться к ситуации, только жаловались и сопротивлялись, устраивали настоящие истерики и забастовки, в результате чего оказались не у дел. Остальные переобучились и оценили преимущества новых технологий профессионального образования».

Что еще было в советской системе?

Призывы вернуть советскую систему образования – не очень конкретные, ведь в своем развитии система школьного образования СССР прошла как минимум три этапа:

  • до 1932 года в школах учили не только теоретическим знаниям, но и ремеслу. Обучение шло по двум ступеням – пятилетней и четырехлетней, а освоить рабочую профессию можно было на рабочих факультетах (где готовили пролетариев и крестьян к высшим учебным заведениям);
  • с 1932 по 1958 годы образование стало трехступенчатым – появилась начальное, неполное среднее и среднее образование, в сумме это 10 лет. А во время войны появились Суворовские и Нахимовские училища, а также школы рабочей и сельской молодежи. В отдельные моменты образование даже в школах было платным (и стоило достаточно дорого);
  • только с 1958 года система среднего образования меняется – теперь начальным считаются классы с первого по третий, средними – с четвертого по восьмой, а старшими – девятый и десятый. Появляются школы-интернаты для неполных, многодетных и малообеспеченных семей, появляется и группа продленного дня.

Поэтому призывы восстановить советскую систему образования чаще всего имеют отношение именно к третьему этапу ее развития – тогда эту систему действительно иногда называли лучшей в мире.

Вернуть советскую систему призывают коммунисты, эксперты и просто общественные деятели. Но все же стоит помнить, что образование, как и культура – лишь часть общественной жизни страны. И в отрыве от всего остального образование существовать не может. Как рассказала нам Кира Ковнат из Ассамблеи народов Евразии, «советская система образования отвечала потребностям того общества, которое в тот момент сложилось на территории СССР и характеризовалась тем уровнем потребления и анализа информации, который был на тот момент доступен». Сейчас мир изменился – найти информацию стало проще, часто она общедоступна, как и образование. Экономика дает запрос на людей с определенными знаниями и навыками, поэтому ключевой вопрос – сертификация знаний, которые получает человек в процессе обучения.

При этом и советское образование нельзя назвать идеальным – как говорит адвокат Олег Матюнин, чтобы возродить советское образование, придется как минимум совершить путешествие во времени, и окунуться в СССР – с его идеологией, людьми, экономикой и культурой. И, наряду с плюсами (хорошая подготовка учителей, их убеждения и самодисциплина), в системе не обходилось без минусов:

Та школа тоже не была идеальной. В советское время появлялись педагоги-новаторы, подвижники, которые выступали за введение здоровьесберегающих методик, методов коллективного обучения, содиалога, но необходимую поддержку «сверху» получали далеко не всегда. Их знания, опыт, идеи даже в советской школе реализовывались точечно и «снизу».

От старой новая школа унаследовала классно-урочную систему, домашние задания во всех классах, тяжелые портфели в началке и длительную обездвиженность детей в течение учебного дня. Рынок добавил ЕГЭ и репетиторов. Государство — новые образовательные стандарты. В старой школе тоже были трудные дети и буллинг (вспомните советский фильм «Чучело»). В современной школе психологические проблемы детей, равно как и формы буллинга, вышли на чудовищный уровень, не известный советской школе — «спасибо» Интернету.

Поэтому важно, чтобы не только уважаемый мной руководитель СК РФ, но и органы управления образованием, директора школ, завучи, учителя, родители, все мы понимали, что именно хорошего из того времени можно реально перенести в наши дни, а что предать забвению.

Если к переходу на «советскую систему» относиться поверхностно, отменить, например, ЕГЭ и возродить внешние признаки советской школы, допустим ввести общефедеральную школьную форму, то качественных изменений в лучшую сторону не наступит. Школа сложнее: она требует к себе более внимательного, чуткого и человеческого отношения в режиме реального времени. Одной только ностальгии для ее улучшения недостаточно.

Олег Матюнин, управляющий партнер Адвокатского Бюро «Матюнины и Партнеры».

Советская система образования выполнила поставленные перед ней задачи – уровень грамотности приближался к 100%, доступ к образованию имели все в равных условиях, образование было исключительно бесплатным, и мотивировало учиться. Труд учителя ценился, поэтому педагоги тоже имели свою мотивацию к труду. И стоит сказать о качестве профессионального образования – среднее, и высшее техническое образование были действительно на высоте.

Но на другой чаше весов – достаточно слабое обучение по гуманитарным направлениям (не в последнюю очередь из-за навязчивой идеологии), недоступность зарубежных научных работ, закрытый доступ для некоторых групп населения (снова идеология), цензура и искажение некоторых моментов в истории. Поэтому однозначно можно сказать лишь одно – советское образование было частью советской системы, и вне ее вряд ли смогло бы существовать.

Чего больше всего не хватает российскому образованию?

Критика российской системы образования, как правило, направлена на достаточно абстрактные вещи – часто критикуют Болонскую систему вместе с ЕГЭ, завышенную нагрузку на учеников и учителей, и само понятие «образовательной услуги». Кстати, с последним идет успешная борьба на самом верху – президент потребовал избавиться от того, чтобы образование называли услугой.

Что же касается других проблем российского образования, мнений по этому вопросу примерно столько же, сколько и людей. Например, кандидат филологических наук и редактор портала wsem.ru Дмитрий Орлов считает, что повысить качество высшего образования поможет отмена градации уровней высшего образования (бакалавриат, специалитет, магистратура). Как считает эксперт, эта градация имеет право на жизнь в западных странах, где от образовательного уровня зависит стоимость обучения, но в России по факту бакалавры рассматриваются как обладатели недостаточно полного образования.

Российскую систему образования часто ругают за бюрократию (отчет важнее, чем образовательный процесс), устаревшие методики обучения (советская классно-урочная система считается не очень эффективной), оторванность от практики, постоянно падающий уровень преподавания и при этом огромную нагрузку на учащихся, а также отсутствие мотивации к учебе. То есть, часть проблем российская система унаследовала от советской, а часть – появились уже после распада СССР.

«Спасти» российское образование предлагают многие. Например, в ВШЭ совместно с ЦСР подготовили доклад о 12 решениях, которые должны решить существующие проблемы. Вот что предлагают эксперты:

  1. поддерживать развитие с ранних лет: создать службы помощи семьям, которые будут заниматься с детьми в возрасте до 3 лет. Это позволит повысить успеваемость в школе уже с первого класса;
  2. активнее переходить к цифровым технологиям: готовить индивидуальные программы для каждого, внедрять современные способы обучения и в итоге перейти к смешанному формату обучения;
  3. вкладываться в инфраструктуру школ: начиная с интернета и современной образовательной среди, и заканчивая ремонтом и строительством новых зданий;
  4. помогать малоимущим семьям с оплатой дополнительных занятий, ввести стипендии для детей из таких семей;
  5. полностью пересмотреть предмет «Технология»: модернизировать мастерские, построить технопарки для школьников, пересмотреть образовательные программы в колледжах;
  6. развивать и поддерживать таланты: дать возможность освоить любой предмет на углубленном уровне, в том числе онлайн и при поддержке вузов;
  7. вложиться в систему непрерывного образования: это центры образования взрослых, программы переподготовки и повышения квалификации;
  8. сделать вузы центрами инноваций: объединить высшее образование с освоением предпринимательских компетенций;
  9. развивать фундаментальную науку: создать экспериментальные площадки для крупных проектов и финансировать долгосрочные исследования ведущих университетов;
  10. начать зарабатывать на обучении иностранцев: привлекать платежеспособных студентов из-за границы, создав для этого необходимую инфраструктуру;
  11. обносить содержание школьного образования: дополнить его метапредметными навыками (способность учиться самостоятельно);
  12. пересмотреть подход к кадровому обеспечению: не только переподготовить преподавателей, но и обеспечить им достойные зарплаты.

На первый взгляд, предложенные идеи достаточно современные, но некоторые из них напоминают то, что могло бы стать с советской системой образования – пусть и с поправкой на третье десятилетие XXI века.

Что же делать с ЕГЭ и планами вернуть советскую систему?

Идеи отменить или ограничить ЕГЭ будут звучать еще долго: ни одна система не может быть идеальной, особенно в такой чувствительной сфере, как образование. Тем не менее, на официальном уровне нет даже намеков на то, что ЕГЭ может не состояться. Дело в том, что в последние несколько лет школьники готовятся к экзаменам, поэтому любые нововведения можно вводить лишь с длительной отсрочкой.

При этом некоторые эксперты советуют оценивать даже инициативы главы СКР исключительно как частное мнение. Например, Юрий Гребенюк из «ИнтернетУрок» называет ЕГЭ лишь инструментом для оценки знаний – при этом достаточно универсальным, который уравнивает возможности сдать экзамен среди всех слоев общества. Да и сам экзамен уже давно перестал быть «угадайкой» – так, способность решить задания «профильной» математики говорит о хорошем уровне знаний по предмету.

Проблема лишь в том, как к экзамену относятся ученики и их учителя, говорит эксперт:

Другое дело, что независимо от формы, любая система контроля рано или поздно приводит к тому, что перестают получать знания по предмету, а начинают готовиться к экзамену. То самое натаскивание. И с этим нужно бороться, например, меняя форму заданий. Но эта проблема была и до введения ЕГЭ — существовали даже репетиторы для подготовки к экзаменам на определённые специальности.

Юрий Гребенюк, директор по производству и учебно-методической части ИнтернетУрок.

По словам эксперта, ЕГЭ, в отличие от прежней системы, позволяет даже уменьшить стресс у ученика и упростить процесс поступления – вместо нескольких экзаменов в разных вузах теперь достаточно сдать всего один, и с ним поступать в несколько вузов. Поэтому вопрос отмены ЕГЭ могут решать лишь сами 11-классники – ведь это именно они больше всего натерпелись от экзамена.

Что же касается возрождения советской школы, то наши эксперты напоминают, что она существовала как часть советской реальности – вместе с ее экономикой, культурой и идеологией. Поэтому возрождать что-то, что не существует уже несколько десятилетий – идея спорная:

  • основатель образовательного сервиса courseburg.ru Александр Альхов говорит, что советская школа была идеальной, но только для выполнения своей задачи и в свой момент времени. Сейчас мир глубоко погружен в процессы цифровизации и роботизации, а потребность в рабочих падает – поэтому ориентироваться лучше все-таки на современные тенденции. При этом эксперт признает, что в советской школе были куда более понятные и качественные учебники;
  • доктор исторических наук и автор монографий по истории советского высшего образования Александр Оришев тоже считает, что вернуться к советскому образованию невозможно, хотя и необходимо использовать некоторый его положительный опыт (например, вернуться к советской модели аспирантуры). Отменять ЕГЭ не стоит, считает эксперт, хотя он и нуждается в усовершенствованиях. Главной же проблемой российского образования являются бесконечные реформы и административное давление.

Так что вердикт в целом однозначный: к советскому образованию Россия вернуться не сможет (да и не должна), но вот использовать лучшие ее наработки совместно с современными образовательными технологиями – как раз нужно.

Эксклюзивные комментарии экспертов издания «Банки Сегодня» по теме статьи

«Отношение к инициативе Бастрыкина у меня неоднозначное»

Обращение к советскому прошлому часто продиктовано не столько реальным положением дел, сколько ностальгией. Отсюда многочисленные мифы, идеализирующие прошлое. За годы своего существования советское образование претерпело серьезную эволюцию. Советская высшая школа 1930-х и 1970-х годов – это разные системы. В довоенные годы в советских вузах применялся так называемый бригадный метод обучения, когда один студент сдавал зачет за всю группу. Также широко распространен миф о бесплатности советского образования. Оно не всегда было таким.

Главная проблема современного высшего образования в России — непрекращающаяся череда реформ. Большинство инициатив исходит от чиновников, которые ни одного дня не работали в вузе. Проблемы начались после введения подушевого финансирования вузов. Недоумение вызывает одна из последних инициатив чиновников, когда аккредитационным показателем становится сохранение контингента. Это означает, что в вузах перестанут отчислять студентов за неуспеваемость. Студент будет знать, что в любом случае ему гарантирована положительная оценка и перестанет учиться.

Объективно стремление к постоянному реформированию продиктовано тем, что современное поколение студентов относится к поколению Z, для которого важен постоянный поиск себя. Они уверены в собственной уникальности, но при этом не уверены в том, что постоянные усилия приведут к цели. Отсюда новая инициатива чиновников — ввести формулу обучения 2 х 2 х 2, которая породит новую волну проблем.

Еще одна большая проблема высшего образования России – это мощное давление со стороны контролирующих структур. Если ранее практиковалась аккредитация направлений подготовки, которая проводилась раз в пять лет, то сейчас она заменена постоянным мониторингом. А это обернется тотальным контролем за деятельностью преподавателей и новым валом отчетности.

Таким образом, возвращение к системе советского образования невозможно. Однако использовать некоторый положительный советский опыт необходимо. Это касается аспирантуры, которая не должна быть третьей ступенью высшего образования. Аспирантура – это инструмент для подготовки научных кадров, так было в СССР и к этом опыту следует вернуться.

Социологическое исследование, проведенное под руководством доктора исторических наук А.Б. Оришева, сразу же после заявления А.И. Бастрыкина говорит о том, что 35% студентов выступают за отмену ЕГЭ, но еще больше (47%) убеждены, что экзамен — это всегда стресс, в каком бы формате он не проводился. 18% респондентов считают ЕГЭ самой объективной оценкой знаний. Всего в социологическом опросе приняли участие около 300 студентов московских вузов, представляющих большинство субъектов Российской Федерации.

Мнение студенческого сообщества таково, что нужно не отменять ЕГЭ и возвращаться к советскому прошлому, а совершенствовать этот механизм. Среди студенческих инициатив: система не должна формировать у старшеклассников установку, что ЕГЭ – это главное дело жизни и создавать тем самым нервозную обстановку; убрать задания, отсутствующие в школьной программе и т.д.

Об автореАлександр Оришев, доктор исторических наук

«Восстанавливать «Советскую школу» это невозможно и даже вредно»

Советская школа была элементом из триады: Школа, СУЗы (техникумы и ПТУ) и ВУЗы. Задачей, которых была массовая ликвидация безграмотности населения.

Для чего? Не потому, что это были какие то высшие благие цели, а для массовой подготовки квалифицированных рабочих и инженеров нужного уровня, а так же солдат способных прочитать передовицу и освоить технику сложнее винтовки.

Советская школа это идеальная школа, но для своей задачи и своего момента времени. Для периода Индустриализации при переселении из деревень в города и перехода от сахи к станку и космическим аппаратам.

Сейчас в связи с роботизацией и цифровизацией столько рабочих не нужно, а требования к инженерам возросли на порядки. Нужно больше программистов, специалистов по анализу данных и искусственному интеллекту, квантовым вычислениям, блокчейн технологиям, информационной безопасности, хим-био и агро-фарм направлениям, генных и нано-инженеров, врачей и физиологов больше по новым специальностям. Плюс ученых из гуманитарных сфер, типа психологов и специалистов в сфере ментального здоровья. С этим есть и будут настоящие проблемы дальше.

Работы для выпускников советских ПТУ сейчас почти нет, а дальше ее просто не будет. Если уж со Школой что-то и делать то это и вместе с ней, так же СУЗы и ВУЗы логично превратить в фабрику кадров под текущие и будущие вызовы экономики. С учетом того какие специальности будут нужны даже не сейчас, а через 10-20 лет.

А если мы просто вернем советские программы, предметы ОБЖ, рубанки и долото в класс труда, ну это ни к чему хорошему не приведет. Не нужны сейчас навыки работы рубанком, для столяров нет вакансий, а в случае настоящей войны сейчас ни кто не успеет надеть противогаз и добежать до бомбоубежища.

Единственное, что надо взять из советской школы это учебники и то с правками и обновлениями. Простой пример, некоторое время назад был в гостях, и у младшей сестры моего друга возник вопрос по химии и меня попросили помочь. То что я увидел это просто позор, а не учебник. Я по первой специальности геохимик, химию знаю и люблю со школы еще, и даже успел поработать по профилю в НИИ и преподавать в родном ВУЗе. Открываем учебник по химии и там настолько не понятно все изложено, настолько путано, даже я не разобрался, пока мы не нашли в интернете советский учебник по этой теме.

Об автореАлександр Альхов, эксперт в области дополнительного образования и рынка труда

«Возрождая советское образование, придется совершить путешествие во времени» …

Советское образование — органическая часть СССР, созданная советскими людьми, идеологией, экономическим строем и культурой. Поэтому, возрождая «то самое» образование, придется совершить путешествие во времени и окунуться в него с головой. Возможно ли такое? Возможно ли сейчас в России поменять идеологию и экономический строй, чтобы возродить советское образование? Разумеется, нет.

В управлении советским образованием, если посмотреть на его историю, бюрократизма и прочих недостатков тоже хватало, но в классах работали другие люди, с другими ценностями, другим прошлым, а также качеством и уровнем личных запросов и ожиданий. Потому что те учителя и те ученики рождались и вырастали в совершенно иных условиях: иначе жили, работали, проводили досуг. У лучших учителей были не только высокие интеллектуальные способности, отличное образование, но и сильно развитое чувство долга, твердые убеждения, самодисциплина. Ученики не имели смартфонов и компьютеров, деньги не играли в их обучении и повседневной жизни решающего значения. В школах, насколько мне известно, не собирали с родителей никаких регулярных денежных взносов. Сфера школьного образования вообще не была коммерциализирована.

Как это можно возродить сегодня?

Та школа тоже не была идеальной. В советское время появлялись педагоги-новаторы, подвижники, которые выступали за введение здоровьесберегающих методик, методов коллективного обучения, содиалога, но необходимую поддержку «сверху» получали далеко не всегда. Их знания, опыт, идеи даже в советской школе реализовывались точечно и «снизу».

От старой новая школа унаследовала классно-урочную систему, домашние задания во всех классах, тяжелые портфели в началке и длительную обездвиженность детей в течение учебного дня. Рынок добавил ЕГЭ и репетиторов. Государство — новые образовательные стандарты. В старой школе тоже были трудные дети и буллинг (вспомните советский фильм «Чучело»). В современной школе психологические проблемы детей, равно как и формы буллинга, вышли на чудовищный уровень, не известный советской школе — «спасибо» Интернету.

Поэтому важно, чтобы не только уважаемый мной руководитель СК РФ, но и органы управления образованием, директора школ, завучи, учителя, родители, все мы понимали, что именно хорошего из того времени можно реально перенести в наши дни, а что предать забвению.

Если к переходу на «советскую систему» относиться поверхностно, отменить, например, ЕГЭ и возродить внешние признаки советской школы, допустим ввести общефедеральную школьную форму, то качественных изменений в лучшую сторону не наступит. Школа сложнее: она требует к себе более внимательного, чуткого и человеческого отношения в режиме реального времени. Одной только ностальгии для ее улучшения недостаточно.

Предлагаю вредные и бесполезные методы и формы организации обучения уже сейчас, просто исходя из здравого смысла, рассматривать не в качестве «традиционных», «инновационных» или «стандартных», а как противоправные, убирать их из нормативных документов и из классов. Обездвиженность детей, уроки с родителями, репетиторы, изматывающая процедура ЕГЭ — в этом, на мой взгляд, в принципе нет ничего хорошего, тем более передового, инновационного. Обратной связи по указанным проблемам при желании получить можно сколько угодно.

Мне кажется, мы построим отличную школу только в том случае, если система управления просвещением станет ориентирована на поддержку талантливых педагогов и научно обоснованных инициатив, позволяющих не на бумаге, а на самом деле улучшить жизнь и взаимодействие учителей и учеников. И если на выходе мы получим множество разных, самобытных, но по-настоящему успешных школ, то что в этом плохого? Как знать, возможно, если бы не бюрократия и капризы истории, лучшее советское образование стало бы именно таким: здоровым и разным.

Об автореОлег Матюнин, управляющий адвокатского бюро

Те, кто не захотел адаптироваться к ситуации — жаловали. Остальные переобучились и оценили преимущества новых технологий

Я проработала в государственном университете 20 лет на разных должностях: доцент, заведующий кафедрой, начальник отдела. Могу сказать о современной системе высшего профессионального образования с позиции преподавателей и руководящих сотрудников.

Когда начали внедрять Болонский процесс и ввели много инноваций, в т.ч. ЕГЭ, градацию уровней высшего образования и компетентностный подход, мы все это возненавидели. Но за прошедшие годы работы в новой «несоветской» системе стало ясно, что причиной этого была слабая подготовка преподавателей, возросшая методическая нагрузка, опасение за свое рабочее место. Никаких объективных причин, как оказалось, не было. Просто понадобилось самим поучиться и разобраться в базовой идее и методике, разработать новую документацию с ориентацией на запросы обучающихся и профессиональные стандарты, доказать свою собственную квалификацию.

Те, кто не захотел адаптироваться к ситуации, только жаловались и сопротивлялись, устраивали настоящие истерики и забастовки, в результате чего оказались не у дел. Остальные переобучились и оценили преимущества новых технологий профессионального образования.

Считаю, что не надо возвращаться к советской системе, она не выдержит международной конкуренции и не поможет выпускникам найти хорошую работу на современном рынке труда. Сейчас это уже никому не нужно: преподаватели научились работать по-новому, абитуриентам облегчено поступление в вузы разных регионов, выпускники рады поскорее начать делать карьеру, вся система трудоустройства перестроилась под актуальные запросы, профильные институты власти сформированы и т.п. Лучше потратить деньги бюджета на передовые технологии, а не на ностальгию о прошлых достижениях.

Об автореНаталия Матющенко, эксперт в сфере образования

О плюсах и минусах ЕГЭ …

Мнение даже такого уважаемого человека и профессионала в своей области, как Бастрыкин, в данном случае можно рассматривать исключительно как частное. Поскольку он не имеет прямого отношения к системе образования, не погружён глубоко в её проблемы и т.д. Просто СМИ имеют привычку раздувать из таких комментариев сенсацию и позиционировать это практически как официальную позицию государства. В целом, это общая проблема современного инфополя, когда важнее известность человека, а не его опыт и погружённость в проблему.

ЕГЭ (как и любая другая форма проведения экзаменов) — это инструмент, у которого есть плюсы и минусы. Нож очень полезен на кухне для приготовления еды, но иногда его используют в качестве холодного оружия. Сам по себе нож хуже или лучше не становится, просто у него есть качество «острота», которое можно применять по-разному.

Неоспоримый плюс ЕГЭ — это уравнивание возможностей сдачи экзаменов для людей из разных городов, социальных слоёв и т.д. Старая система экзаменов, конечно, была более «персонализированной», помогала учитывать индивидуальные особенности учащихся. Но сильно зависела от человеческого фактора. Особенно это касалось «элитных» направлений и университетов.

Сами задания ЕГЭ — это уже давно не игра в «угадайку». Если 11-классник может хорошо решить, скажем, профильный уровень по математике, то можно с большой долей вероятности говорить о том, что у него неплохой уровень знаний.

Другое дело, что независимо от формы, любая система контроля рано или поздно приводит к тому, что перестают получать знания по предмету, а начинают готовиться к экзамену. То самое натаскивание. И с этим нужно бороться, например, меняя форму заданий. Но эта проблема была и до введения ЕГЭ — существовали даже репетиторы для подготовки к экзаменам на определённые специальности.

Затраты здесь — вопрос абсолютно второстепенный. Речь идёт об образовании, системе отбора талантливых молодых ребят. Это будущее страны. И правильно вложенный рубль через 10-20 лет принесёт миллионы. Должна быть чётко сформулирована цель системы образования. И после этого можно будет обсуждать форму системы отбора тех школьников, которых государство заинтересовано увидеть в университетах.

Любой экзамен — это стресс. Но жизнь, вообще говоря, — это один сплошной стресс, начиная от процесса появления человека на свет. И этот стресс заканчивается вместе с самой жизнью.

Но если уж сравнивать стрессы для ЕГЭ и старой системы экзаменов… Сейчас 11-классник может сдать 1 экзамен по математике и податься сразу на несколько специальностей, в разные вузы. Раньше могло понадобиться сдавать несколько разных экзаменов по математике, которые, порой, отличались даже для разных факультетов одного университета. Так что объем стресса оказывается несопоставимым.

Наверное правильнее спросить об этом у самих 11-классников. Если вспомнить себя в этом возрасте, я бы сказал, что это всё большое приключение. И первое серьёзное приобщение к взрослой жизни, ответственность, возможность что-либо доказать себе, друзьям, родителям. И вряд ли это приключение сильно зависит от формы, в которой будет проводиться экзамен.

Об автореЮрий Гребенюк, эксперт в сфере образования

Про взаимосвязь преступности и образования …

Тот факт, что председатель Следственного комитета России высказался по вопросам образования, а не уголовного права меня не удивляет. Эти две темы независимы друг от друга, только на первый взгляд. В реальности, уровень преступности в любом обществе прямо пропорционален уровню образования его граждан. Все просто, чем выше уровень образования человека, тем менее он подвержен асоциальному поведению.

Несколько лет назад ученые университета Беркли (США) проанализировали изменения в законах разных штатов США в 1960–1990 гг., по которым некоторые штаты увеличили продолжительность обязательного среднего образования. В результате это «эксперимента» они выяснили, что увеличение длительности образования в средней школе на один год привело к уменьшению вероятности заключения подростков в места лишения свободы в среднем на 12%, а количество арестов снизилось на 11%. Как видим, зависимость непосредственная. Так что Бастрыкин как руководитель, думающий о стратегических перспективах, понимает, что нужно усиливать сферу школьного образования. И не согласиться с ним невозможно.

Теперь непосредственно о ЕГЭ. Я не знаю, какими данными оперирует Следственный комитет, но главная претензия к ЕГЭ со стороны части российского общества – оскудение мозгов школьников. По какой-то причине оно стало заметно именно с введением этого стандарта. Сейчас уже накоплен определенный опыт его применения, и, как говорится¸ «чем дальше в лес, тем больше дров». Видимо, Следственный комитет располагает некоторыми данными, которое это подтверждают. А учитывая статус этой организации, едва ли глава ведомства стал бы бросать слова на ветер.

Молодежь, а по сути дети, если мы говорим про ЕГЭ – это пластилин. Сегодня вы им показываете кино про убийства, наркотики и тому подобное и с высокой долей вероятности, рано или поздно они повторят это в реальной жизни. И покажите им героев, которые помогают людям, достигают успеха за счет своего интеллекта, а не пустых кривляний на камеру. Перестаньте учить их ставить галочки в ответах и научите, как радоваться жизни и созидать и завтра у вас будут совсем другие дети. Есть ли какая-то мера, которой можно оценить это? Я такой не знаю.

Образование – это сфера, относящаяся к стратегическому, концептуальному развитию общества, его выживанию, если хотите. Человек способен стать человеком только в результате воспитания и образования. Если он не получит того и другого в достаточном объеме и качестве, он не состоится как полноценная личность. Поэтому сейчас, когда работа учителя названа «услугой», которой ты можешь либо воспользоваться, либо нет, возникает недоумение: о чем всё это? ЕГЭ, на мой взгляд, является производной именно такого подхода. Сама отмена этого стандарта ни к чему не приведет, если не будет изменен принципиальный взгляд на воспитание и образование как таковые.

Светлана Хозинская, эксперт в сфере образования

Иностранные «кальки» не учитывают многих российских реалий, отсюда и проблемы

Переход на «западные рельсы» в сфере высшего образования привнёс ряд негативных моментов, так как иностранные кальки не учитывают многих российских реалий.

Высшее образование на Западе является преимущественно платным. Поэтому разделение на бакалавриат и магистратуру там является объективным. А именно, простыми словами — на что денег хватает, там и учишься. А в современной России с советских времён сохраняется и бесплатное высшее образование. Поэтому проявилось сообразное «разделение» на «полное» и «недостаточное».

Кстати, магистратура и в российских вузах является преимущественно платной. Поэтому большинство выпускников являются или бакалаврами, или специалистами. А магистр вообще превратился во «что-то непонятное» — это и не кандидат наук, но и выше, чем специалист.

Стоит отметить, что в некоторых странах магистр является учёной степенью. Изначально в России также планировалось, что будут только три академические степени — бакалавр, магистр и доктор. Но, опять же — несовпадение российских и западных реалий и традиций заставило отказаться от этой идеи.

Возврат к советский системе организации высшего образования вполне реален. Более того, ряд вузов до сих пор сохраняют исключительно одноуровневому систему специалитета.

Возврат к советской системе высшего образования не окажет особой финансовой нагрузки на бюджет. В большинстве своём действующая трёхуровневая система — это просто растянутая программа обучения. И её можно «переверстать»

А надо ли это молодёжи? Самым главным преимуществом для молодёжи станет то, что студенты смогут получать качественное образование и выпускники будут востребованы. Как отметила одна из американских газет в 60-х: «Почему русские обогнали нас в космосе? Всё дело в их школьной парте — в СССР образование намного лучше, чем в США».

Дмитрий Орлов, кандидат филологических наук

Возврат к старой системе не улучшит «качество» учеников

Советская система образования отвечала потребностям того общества, которое в тот момент сложилось на территории СССР и характеризовалась тем уровнем потребления и анализа информации, который был на тот момент доступен. А именно: количество информации было ограничено и в силу меньшего количества мест, где можно было эту информацию потреблять — как правило библиотеки, так и меньшим объемом информации.

В современном обществе поиск и доступность знаний изменились. Зачастую дети и молодые люди могут продемонстрировать более широкую осведомленность по направлениям интересов, чем учителя, т.к. легче и проще осваивают новые информационные потоки. Кроме того, изменение экономических укладов, которые мы наблюдаем, также в некоторой степени обесценивает предыдущий опыт старших поколений. Другой вопрос, что как учителя школ, так и многие преподаватели средних и высших учебных заведений не владеют навыками анализа и структурирования той самой информации. С каждым годом количество молодых людей, которые отказываются от дальнейшего обучения в высших учебных заведениях растет по всему миру, отчетливо демонстрируя недоверие к вузовской системе сертификации знаний, которые либо уже устарели, либо устаревают в процессе обучения.

В то же время значительно растет сектор сертификации навыков и специальных навыков. Те образовательные системы, которые смогут «оседлать» этот процесс безусловно будут демонстрировать большую успешность. И примеры тому уже есть: значительное количество вузов западных стран начали принимать к перезачету сертификаты платформ МООК (Coursera и др.). Представьте себе: Вы находясь дома самостоятельно освоили ряд дисциплин и представили их для получения диплома известного вуза, вот так это работает! По сути вузы движутся к сертификации совокупности знаний, которую учащийся может получать любым доступным ему способом.

А как же быть с практическими знаниями? Ведь интересы в области образования не всегда могут быть подкреплены опытом работы. Сейчас вузы, стремящиеся обрести уверенность, все больше внедряют проектные методы обучения с привлечением реальных работодателей в качестве «спонсоров» проектных идей. Работая в проектах студенты обретают необходимые практические знания, а работодатели могут увидеть своего будущего сотрудника «в деле».

Ну и последнее — система ЕГЭ дала возможность унифицировать подход к уровню требуемых знаний. До введения ЕГЭ каждый вуз создавал собственную линейку экзаменационных билетов. Репетиторы, которые имели отношение к созданию билетов, имели возможность «завести» в вуз любого, кто был достаточно платежеспособен. Возврат к такой системе не улучшит качество выпускников. Так что решение задачи лежит в области улучшения качества самого обучения и формирования более гибких подходов к сертификации знаний с учетом современных требований экономик.

Кира Ковнат, эксперт