Юристы о законности фото- и видеосъёмки в общественных местах (банки, магазины, ТЦ, автосалоны)

До сих пор блогеры в сети на мало спорят о том, насколько законно снимать в офисах банков, магазинов, салонов. С одной стороны — это частная собственность, с другой — вход на эту территорию свободный. Как обстоит дело на самом деле? Расскажем в этом материале.

Существует ли в законе запрет на съёмку?

Виталий Титов

Ни один нормативно-правовой акт, действующий в РФ, не содержит в себе запрет на фото-видеосъемку в местах общего пользования.

Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Не смотря на это, каждому гарантируется свобода мысли и слова. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

Что из этого следует? Конечно, можно вести любительскую фото- и видеосъемку в банке, ТЦ и в отделе полиции. Главное, чтобы люди (должностные лица, сотрудники банка, работники ТЦ), попавшие в кадр, не были основным объектом в кадре! Запрещается вести фото-видеосъемку только в тех случаях, когда на это конкретно указывает закон! А именно запрещено вести любительскую фото- и видеосъемку объектов, документов и лиц, которые представляют государственную тайн.

Как понять, что сотрудник — не основной объект съёмки?

Виталий Титов

Для начала, давайте чёткой уясним: съёмка видео для личного архива и съёмка видео для дальнейшей публикации в интернете — это не одно и тоже. Когда вы снимаете для личного архива (материал не будет передан общественности через Интернет, СМИ и каким-либо другим способом), действует лишь один запрет на съёмку объектов, документов и лиц, которые представляют государственную тайн. Также запрещено снимать там, где вам фактически находиться запрещено (например, складские помещения магазина, хранилища банков и пр.).

В случае если целью съёмки является публикация материалов в Интернете, то необходимо помнить совсем о другой стороне закона, которая защищает личную жизнь, персональные данные граждан и предусматривает защиту чести и достоинства, деловой репутации. Говорить о том, что сотрудник (или любой гражданин) не является основным объектом можно тогда, когда целью съёмки не являются действие или бездействие сотрудника, его речь, жесты.

В случае если в видео есть указание звуком или визуально (например, стрелками), это может дополнительно указать на то, что конкретный человек является основным объектом съёмки:

blank

В любом случае, чётких рамок, которые бы однозначно могли говорить о том, что тот или иной герой съёмки является или не является основным объектом, не существует. В спорных моментах вопрос решит экспертиза.

А можно ли снимать и публиковать действия сотрудника?

Виталий Титов

Одно дело, если в своем аккаунте в Instagram вы публикуете съемку из туристической поездки и в кадр попали люди на одном с вами пляже. Так делать можно. Но очень часто можно встретить съемку с описанием, которое содержит данные героев съемки. Например, если в своем видеоблоге вы выложите видео с сообщением, что стали свидетелем преступной халатности, нарушения прав граждан, вы должны быть готовы к тому, что организация, о которой вы говорите, вправе потребовать доказательств и инициировать иск в суд. Приведу пример. Блогер выкладывает съемку из какой-либо организации с разговором со специалистом и затем размещает видео в своем блоге с описанием вроде «Посмотрите, как работают эти мошенники!». Организация вправе подать в суд и блогеру придется доказывать, что у него есть соответствующие доказательства. Кроме того, конкретный сотрудник, которого блогер снимал, также может обратиться с заявлением, потому что не давал согласия на съемку и публикацию своих данных.

Кстати, если вы снимаете конкретного человека — то вы должны его предупредить об этом. Он может, конечно, отказать, но вы вправе продолжить съемку, если человек находится на рабочем месте, при исполнении обязанностей. Вне рабочего места, если отказ — то не имеете права продолжать съемку.

Важный момент! Нельзя снимать только лицо вашего объекта без его разрешения, то есть вы можете снимать стол, руки, записывать звук, без специального фокуса на лицо. То есть «идеальное» видео — съемка всего подряд и в том числе неправомерных действий сотрудника.

Также, не стоит забывать о том, что лицо героя съёмки всегда можно «замазать» не видео:

blank

В таком случае, если объект съёмки нельзя сопоставить с конкретным гражданином, вы не нарушите закон.

Также, высказать своё мнение мы попросили ещё одного эксперта нашего издания, адвоката Евгения Митина, который, в целом, поддерживает уже приведённую в данном материале точку зрения.

Право на съёмку на примере судебного дела

Евгений Митин

Вести любительскую фото- и видеосъёмку в банке можно, в том числе, в клиентской зоне, в том числе, если в кадры попадают сотрудники банка.

Это напрямую следует из статьи 152.1 Гражданского кодекса РФ. Согласно пункту 1 данной статьи обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображён) допускаются только с согласия этого гражданина.

Данная норма запрещает, таким образом, в отсутствие согласия гражданина именно, прежде всего, обнародование его изображения, то есть совершение действий, следствием которых является доступность данного изображения для всеобщего сведения (публикация в СМИ, публичный показ, размещение в сети «Интернет» и т.п.). Фото- и видеосъёмка сами по себе таких последствий не порождают (они наступят только в том случае, если сделанные фото или видео будут опубликованы), а потому не подпадают под данный запрет.

Кроме того, согласно подпункту 2 того же пункта даже такое согласие не требуется, если изображение гражданина получено при съёмке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, к каковым, очевидно, относятся общественные помещения (клиентские зоны) банков, даже если при входе в них или внутри них размещены таблички с информацией о запрете видеосъёмки. Такой запрет будет не соответствовать закону и будет юридически ничтожным.

Моё мнение подкреплено конкретным судебным делом. Несмотря на то, что оно было рассмотрено в 2013 году, вышеупомянутые нормы закона с той поры изменений не претерпели.

Мой доверитель зашёл в офис банка «Ренессанс Кредит» в городе Архангельске, какое-то время подождал свою очередь в общедоступной клиентской зоне, где кроме него находились и другие клиенты банка. Дождавшись своей очереди, он зашёл в кассовую кабину (специально отгороженное помещение, где клиент и кассир отделены друг от друга прозрачной перегородкой) и обратился с просьбой, которую потом представители банка назовут «неадекватным поведением»: сделать ему очередной платёж по кредиту не одним платежом, а десятью. Когда кассир отказала ему в проведении данных банковских операций, он достал телефон, начал видеосъёмку и попросил повторить этот отказ на запись. Кассир несколько раз потребовала прекратить съёмку, но мой доверитель прекращать её не стал. Тогда она вызвала охранника, который открыл дверь кассового помещения. Мой доверитель, продолжая видеосъёмку своего диалога уже с охранником, объяснил, что, по его мнению, ему незаконно отказывают в проведении банковских операций. Поскольку к тому времени они уже вышли из кассового помещения обратно в клиентскую зону, то в кадры попали и посетители банка. Охранник вызвал ЧОП, сотрудники которого прибыли достаточно быстро, и с которыми состоялся аналогичный диалог. После этого кто-то из них вызвал полицию. Сотрудники полиции тоже прибыли достаточно быстро, но, не увидев никакого криминала, решили ограничиться взятием объяснений по факту вызова.

После этого мы обратились в суд с иском к банку о компенсации морального вреда, ссылаясь на незаконность отказа в проведении банковских операций и незаконность требования и запрете видеосъёмки, невыполнение которого повлекло за собой вызов полиции.

Суд первой инстанции (Октябрьский районный суд города Архангельска) в иске отказал с формулировкой «не установлено неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств банка по кредитному договору». Однако вышестоящий Архангельский областной суд это решение отменил. Апелляционная инстанция указала на то, что мой доверитель «не обосновал разумность и добросовестность своего требования зачислить сумму ежемесячного платежа 10-ю операциями, а не одной, как это предусмотрено графиком платежей» и в данной части в иске отказал. Но применительно к видеосъёмке апелляционный суд отметил, что правового запрета на её проведение в подобной ситуации не установлено и в этой связи взыскал моему доверителю компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей (напомню, дело рассматривалось в 2013-ом году).

Уверен, решение суда было бы другим, если бы мой доверитель зашёл во внутренние служебные помещения банка, где хранится документация, содержащая банковскую тайну, и начал бы видеосъёмку там. Или, например, если бы он начал снимать процесс банковской операции между другим клиентом и сотрудником банка. Подобные действия, несомненно, посягали бы на банковскую тайну и персональные данные третьих лиц.

Но в изложенной ситуации мой доверитель действовал абсолютно правомерно, что и было затем подтверждено решением суда. Законность фото и видеосъёмки в общественных местах (а, тем более, в целях самозащиты своих прав) неоднократно подтверждал и Верховный Суд Российской Федерации.

Над материалом работали:

Юрист Виталий Титов, Юридическая служба «Единый центр защиты»,

Адвокат Евгений Митин, Адвокатский кабинет «Путь закона»