До этого решения суда были не в пользу кредиторов из-за дефекта в договоре залога, однако недавно кассация отменила все решения и отправила дело рассматриваться заново.

У банка «Русский стандарт» уже несколько лет серьезные проблемы – в 2015 году материнская структура банка Russian Standard Ltd (RSL, Британские Виргинские острова) выпустила облигации на 451 миллион долларов, оформив в залог акции банка. Выплата долга по облигациям была привязана к прибыли банка – он вышел из убытков еще в 2017 году, но так и не начал возвращать деньги кредиторам.

Еврооблигации RSL купили несколько инвесторов – крупнейшим был швейцарский фонд Pala Assets (принадлежит Владимиру Йориху – бывшему владельцу «Мечела»), также среди кредиторов была компания Amundi Pioneer.

RSL допустила дефолт по облигациям еще в 2017-м, затем в 2018-м снова не выплатила купон. На данный момент сумма долгов структуры составляет примерно 850 миллионов долларов с учетом процентов, но владелец «Русского стандарта» Рустам Тарико (владеет RSL через Roust Holdings) так и не начал выплаты.

Владельцы облигаций еще с 2018 года требуют вернуть долги и взыскать залог – 49% акций банка «Русский стандарт». Для этого трастовый управляющий – лондонский Citibank – обратился в российский суд с требованием вернуть долг и взыскать залог от компаний ЗАО «Компания «Русский стандарт» (у нее 39,9% акций банка) и ООО «Русский Стандарт-Инвест» (9,1%). Однако в первой инстанции и апелляции представители «Русского стандарта» настаивали на том, что Citibank не может обратить взыскание на залог, так как не является кредитором.

Тем не менее, на днях Арбитражный суд Московского округа в кассации удовлетворил заявление Citibank и отправил иск о взыскании 49% акций банка на новое рассмотрение. То есть, у кредиторов снова появится возможность отсудить у владельца половину акций банка в счет погашения долгов. Подробностей дела стороны не раскрывают – представитель кредиторов лишь сообщил, что суд признал – нижестоящие суды допустили нарушения норм права.

Что интересно, только в октябре 30% дефолтных акций перешли в собственность компании А1 – это инвестиционное подразделение «Альфа-Групп» (владеет Альфа-Банком и не только). Соответственно, часть требований фактически перешла к российской компании от международных инвестиционных фондов, причем это большая часть всех требований. В А1 верят в «инвестиционный потенциал облигаций» и считают, что контроль над банком должен быть именно у российской компании.