Чтобы закрыть тюремные «call-центры», ФСИН просит ₽3 млрд. Но мошенники есть и «на воле», и за границей

Заблокировать мошенников можно было бы с помощью обычных «глушилок», но это может быть вредно для людей.

С началом пандемии коронавируса в России выросло число попыток телефонного мошенничества с банковскими картами – только Сбербанк сообщил о 2,9 миллионах обращений клиентов с жалобами на попытки взлома с начала текущего года. И считается, что значительная часть звонков поступает из мест лишения свободы (так называемые «тюремные call-центры).

Как рассказал «Коммерсантъ» со ссылкой на собственные источники, руководство ФСИН сегодня представит доклад на тему цифровой трансформации, и кроме прочего, расскажет о своей борьбе с подпольными call-центрами, которые работают из тюрем и колоний. Один из руководителей «Ростеха» рассказал даже, что ФСИН запросит на этот проект 3 миллиарда рублей из бюджета.

Что именно это будет, пока неизвестно – источники говорят, что ФСИН пока не планирует использовать постоянные генераторы помех («глушилки»), которые используются при проведении ЕГЭ – если они работают на постоянной основе, могут влиять на здоровье сотрудников и заключенных.

Однако эксперты сомневаются, что меры ведомства актуальны времени – да, по словам представителя Сбербанка, мошенники звонят примерно из каждого третьего учреждения ФСИН по России, но среди них есть и те, кто работает не из мест лишения свободы, в том числе из-за границы.

При этом проект будет не очень просто воплотить в жизнь – некоторые объекты ФСИН находятся в населенных пунктах и граничат с жилой застройкой, поэтому меры по блокировке сигнала сотовой связи могут ухудшить связь для «гражданских». Кроме того, нужно будет наладить контроль над работой системы подавления связи, чтобы исключить проблемы по причине человеческого фактора.

Что касается самого мошенничества, технологии не меняются – большинство звонков строятся по одному сценарию: «с вашей карты совершен подозрительный платеж». Звонки идут часто рано утром или поздно вечером, чтобы жертва была в растерянности, а рассчитано это все по большей части на пожилых людей, которые не знают всех тонкостей работы платежных систем.