Ефремов получил 8 лет колонии. Но за кадром остались нерешенные вопросы, связанные с этим ДТП

Пьяный актер за рулем – это, хоть и главная, но не единственная причина случившегося.

Сегодня в Пресненском суда Москвы завершилось рассмотрение дела по обвинению актера Михаила Ефремова в совершении ДТП со смертельным исходом в состоянии опьянения. Сторона обвинения просила для актера 11 лет тюрьмы (при максимально возможных по этой статье 12 годах), защита просила любое наказание, не связанное с лишением свободы (но прогнозировала 8 лет тюрьмы).

В итоге суд учел, что Ефремов не признал вину (хотя на последних заседаниях он это сделал), показания свидетелей в его защиту были спорными и не внушали доверия, а доводы в пользу того, что за рулем был не Ефремов, не нашли подтверждения.

Суд признал Ефремова виновным в совершении ДТП и приговорил его к 8 годам заключения в колонии общего режима, а также потребовал выплатить 800 тысяч рублей старшему сыну погибшего. Потерпевшая сторона уже заявила, что не будет обжаловать приговор.

Тем не менее, некоторые аспекты случившегося вызывают серьезные вопросы, пишет обозреватель «Коммерсанта» Иван Буранов. В частности, из-за «шоу» в суде общественность забывает о других важных проблемах, напоминает автор. Так, хоть основная причина ДТП – тот факт, что Михаил Ефремов в нетрезвом виде управлял автомобилем, это не единственная причина смерти Сергея Захарова.

В частности, сразу после аварии говорили о таких проблемах:

  • на Садовом кольце отсутствует отбойник, который разделял бы встречные потоки транспорта. Росавтодор рекомендует устанавливать ограждения на всех дорогах с 2 и более полосами движения в каждую сторону. На месте аварии полос гораздо больше, но отбойника нет, хотя в ГИБДД давно предлагали его установить. Самая распространенная версия – это запрещает сделать ФСО из-за статуса правительственной трассы;
  • автомобиль, на котором ехал Сергей Захаров – фургон, построенный как легковая Lada Granta с задней частью от грузовика. Официально это считается грузовым автомобилем, а потому проходит упрошенные краш-тесты по сравнению с легковыми автомобилями. Как позже выяснил журнал «Авторевю» в ходе собственного краш-теста с автофургоном ВИС, пассажиры рискуют получить серьезные травмы при столкновении;
  • общественность все еще не готова порицать пьяное вождение – в сети опубликованы видео того, как Ефремов садится за руль пьяным, выйдя из ресторана, но никто не останавливает его и не сообщает в полицию. При этом в России принято осуждать европейцев, для которых звонок в полицию в таких случаях обязателен.

Кроме того, в первые же дни после аварии депутаты Госдумы планировали разработать законопроект об ужесточении ответственности за пьяное вождение, но все закончилось на громком заявлении.