Глава ВТБ хочет, чтобы Россия отказалась от правил «Базель-III». Что это значит

Предложение «Базель-III» на «Воронеж-I» было шуточным, однако идея строительства отдельной от запада финансовой системы остается актуальной.

На встрече руководителей банков с руководством ЦБ, которую организовала Ассоциация банков России, глава государственного банка ВТБ Андрей Костин заявил о необходимости построить отдельную от Запада финансовую систему.

По словам Костина, Россия должна отказаться от «менталитета последних десятилетий» и начать строить свою собственную финансовую систему. Он считает, что с 24 февраля началась полноценная финансовая война со стороны США и других стран. При этом последние 30 лет российский финансовый сектор развивался в западной банковской системе – с доминированием доллара и западных бирж.

Сейчас, как считает Костин, нужно отказываться от доминирования Запада. Он предложил построить свою отдельную финансовую систему (отдельную от запада) и в шутку предложил отказаться от международных стандартов банковского регулирования «Базель-III» в пользу своих – «Воронеж-I».

Уже сейчас, по словам Костина, идет переход на расчеты в национальных валютах – доля таких расчетов с Китаем составляет уже 20%. И в будущем переход на расчеты в юанях, риалах, дирхамах, рупиях, тенге и лирах будет ускоряться.

Что касается стандартов «Базель-III», от которых (пусть и в шутку) хочет отказаться Костин, они включают в себя три основных компонента:

  • требования к капиталу банков – включают новые требования к структуре капитала, достаточности акционерного капитала и совокупного капитала;
  • требования к показателям левериджа (рычага) – раскрытие части информации банками, уточнение расчета левериджа и другие нормативы;
  • требования к нормативам ликвидности – расчет показателя краткосрочной ликвидности и чистого стабильного фондирования.

В целом третья часть Базельского соглашения разработана в ответ на недостатки финансового регулирования, которые проявились в ходе кризиса 2008-2009 годов. «Базель-III» увеличивает требования к капиталу банка, вводит новые требования по ликвидности, и все это направлено на повышение качества управления рисками в банковской сфере.

Говоря проще, соглашение требует от банков формировать достаточный объем капитала и достаточный уровень ликвидности, чтобы «пережить» возможные кризисы. Соответственно, в случае с этим соглашением речь идет не столько о зависимости российской банковской системы от Запада, сколько о стандартах управления капиталом и свободным денежным потоком (что в целом оказывает благоприятное влияние на всех – включая клиентов банков).