Химия, бумага и автокраски: три примера, как санкции вредят российскому бизнесу

Большинство санкций, которые ввели США, ЕС и Великобритания, касаются поставок лишь отдельных позиций в отдельных сферах экономики. Но при этом просчитаны они были достаточно серьезно – даже небольшие на первый взгляд ограничения наносят серьезный ущерб российскому бизнесу.

Разрыв цепочек поставок в химической промышленности

Санкции от Евросоюза, как и другие, призваны затруднить работу российской экономики. Для этого ограничивается импорт в Россию ряда важных товаров – которые могут быть достаточно узкоспециализированными. Как оказалось, даже не очень масштабные ограничения могут значительно повлиять на целый ряд отраслей промышленности.

Несколько дней назад «Коммерсантъ» написал о том, как санкции против нескольких десятков наименований химических товаров и процессов могут разорвать массу цепей поставок в российской промышленности. Речь идет о пятом пакете санкций ЕС – в санкционном списке присутствуют некоторые позиции, которые невозможно будет заменить на товары российского или китайского производства. Это достаточно узкий ассортимент специальной химии, но альтернативу ему найти будет крайне сложно.

В частности, речь шла о продуктах тонкого передела – эфиры акриловой кислоты, метилметакрилат, нейлон 66, поликарбонаты, метионин. Последний, например, используется для производства кормов для птиц и животных и закупается в основном в Бельгии. Также пострадают предприятия текстильной промышленности – они больше не смогут получить специальную химию для производства. Нельзя будет поставлять и все виды полимеров.

Еще один сложный фронт – катализаторы для нефтепереработки и нефтехимии. Так, на НПЗ используется 15-20 каталитических процессов, в нефтехимии – в десятки раз больше, в химии – в сотни. В 90% случаев для этого применяются катализаторы российского производства, но в производстве полиэтилена, полипропилена и окиси этилена заменить импорт нечем.

По ряду позиций у российских производителей был всего один поставщик – и найти аналог в принципе невозможно. Разработки недостающих процессов есть и в России, но для этого нужно потратить время и перестроить производство.

Газеты печатать нечем, а книги – не на чем

Также пятый пакет санкций от Евросоюза грозит жестко пройтись по книжной, журнальной и газетной печати. Прежде всего, типографии уже подготовились к грядущему дефициту полиграфических красок – они прежде также импортировались из Евросоюза. Кроме того, Европа запретила поставки в Россию бумаги для печати, картона, оборудования для производства и отделки бумаги и многого другого.

Как рассказывают представители типографий, запасов краски у них хватит максимум на два месяца, а новые поставки – под большим вопросом. Поставщики обещают отгрузить краски по уже оформленным контрактам (до 10 июля), в этом случае сырья хватит на 4 месяца. Типографии уже ищут альтернативные пути поставок, но их не особо много.

Так, новых поставщиков уже ищут в Китае и Индии. Но китайские краски на 80% дороже европейской, а ее качество неизвестное. Поставщики требуют 100%-ной предоплаты, но сроки поставок при этом значительно дольше, чем по европейский продукции. Поэтому вероятность, что через несколько месяцев типографии просто встанут, есть.

Санкции отразились даже на нитках для книг – типографии всегда использовали сырье из Европы, потому что российская продукция не отвечала критериям качества.

Отдельная тема – бумага. Даже Минцифры признает, что дефицит мелованной бумаги из-за санкций составит до 40% от нужного в России объема. Такая бумага используется для высококачественной печати книг, и она преимущественно импортируется (на 70% из Европы). Основные поставщики такой бумаги – Финляндия, Германия и Швеция, на Китай приходится лишь 16% (но на него Минцифры предполагает переориентироваться).

В России есть всего два производителя мелованной бумаги, «Кама» и «Илим», и на них приходится всего 15-20% от всех поставок в сегменте.

Кроме мелованной бумаги, в дефиците может оказаться офсетная бумага, мелованные и крафт-картоны, этикеточная бумага, термобумага и даже пленка для гибкой упаковки. По всем этим позициям на импорт приходилось от 50% до 100% потребления.

Дефицит и дороговизна бумаги естественным образом отразится на ценах в книжных магазинах – представители отрасли уже подняли цены на 5-15%, а всего за год рост цен составит от 25% до 30% или даже больше. При этом себестоимость производства книжной продукции уде выросла более чем на 50% за два месяца.

Машины красить тоже нечем

Санкции ударили даже по такой узкоспециализированной продукции, как лакокрасочные материалы для автопроизводителей. Как сообщается, в 2018 году доля импорта в потреблении ЛКМ для легковых авто составляла около 70%, в коммерческом транспорте – 45%.

В России не производится целых классов сырья и пигментов – их не делают даже российские заводы зарубежных компаний вроде BASF. Так, российский завод BASF производит продукцию преимущественно из импортного сырья (из Германии). Компания «Хелиос Рус» производит ЛКМ на заводе в Одинцово, но компоненты тоже привозит их Европы, что сейчас запрещено санкциями.

Всего более 50% водно-дисперсионных ЛКМ приходится на Германию, Польшу, Финляндию и Корею. Например, алифатические полиуретановые краски в России вообще не производятся – они нужны для окраски белых автомобилей (потому что только такие краски не желтеют под воздействием ультрафиолета).

Некоторые российские производители ускорили работы по расширению ассортимента ЛКМ, но это вопрос не быстрый – а в ряде узких сегментов производство в России не локализовано.

При этом сам автопром продолжает находиться в глубоком кризисе – в России работают только ГАЗ, УАЗ, «Мазда-Соллерс», КамАЗ и китайский Haval, остальные в простое. При этом оперативно заменить одну краску другой завод не может – окрасочные камеры изначально настроены на продукцию определенного производителя (точнее, поставляются самими производителями).

Проблема еще и в том, что накопить крупные запасы ЛКМ перед введением ограничений не получится – они имеют ограниченный срок годности (и теряют свои свойства даже если автозавод уходит на простой). Сейчас поставщики имеют запасы на 2-3 месяца, и активно ведут переговоры с производителями из других стран, прежде всего с китайскими.