Министр промышленности считает, что упавший рубль – это «шикарно», а импорт нужно сокращать

Российская валюта обесценилась уже на 20% с начала года, и перспективы у нее пока туманные.

В недавнем интервью Bloomberg глава российского Минпромторга Денис Мантуров заявил, что в падении рубля нет ничего плохого (и что это вообще «шикарно»). По словам чиновника, падение курса рубля будет стимулировать российских производителей меньше ориентироваться на импорт и больше развивать собственное производство.

Правда, заявление Мантурова достаточно быстро раскритиковали в сети: поскольку экономика России – это не только лишь экспорт, а в некоторых отраслях без зарубежных поставок просто невозможно отказаться. Припомнили министру и о его состоятельности (и его родственников), а также о том, что государство платило миллионы рублей за гостиничный номер для Мантурова в зарубежных поездках.

Тем временем рубль отметили в ряду самых ослабевших валют мира – российская единица потеряла 20%, больше рубля потеряли только бразильский реал (упал на 27,8%) и турецкая лира (потеряла 23,7%). При этом украинская гривна и белорусский рубль потеряли даже меньше, чем российский рубль.

Даже по самым осторожным прогнозам укрепляться рубль начнет только в следующем году, и вернется максимум к уровням 69-70 рублей за доллар. Пока же падение рубля сдерживает Центробанк, который активно продает иностранную валюту – порядка 5 миллиардов рублей в день.

Эксперты отмечают, что сейчас даже геополитические факторы не так серьезно влияют на российскую валюту – санкции за отравление Алексея Навального оказались точечными и не очень болезненными, а пандемия коронавируса в России пока обходится без серьезного карантина.

Но все же уже случившееся ослабление рубля негативно повлияло на многих россиян, и позиция Мантурова выглядит достаточно странной. Так, многие россияне потеряли часть своих доходов из-за ухода на вынужденную самоизоляцию, и в то же время практически все товары начали дорожать из-за обрушения рубля. В итоге потребление снижается, что точно не пойдет на пользу российскому бизнесу.