Норвежский «нефтяной» фонд – самый большой в мире. Его сравнивают с ФНБ – но насколько это корректно?

За прошлый год фонд увеличился почти на 11%, и теперь составляет в нем собраны активы на 1,3 триллиона долларов.

Среди стран, зарабатывающих на экспорте сырьевых ресурсов, популярна идея создания так называемых фондов будущих поколений. В такие фонды передаются сверхдоходы от продажи исчерпаемых ресурсов, чтобы после того, как экспорт прекратится, уровень жизни в стране не снижался. В России это созданный в 2008 году Фонд национального благосостояния, но он не крупнейший в мире.

Наибольший такой фонд – это Государственный пенсионный фонд Норвегии (до этого назывался Нефтяной фонд). Его активы за прошлый год выросли на 10,9% или на 124 миллиарда долларов, достигнув цифры в 1,3 триллиона долларов. Кроме того, на днях стало известно, что фонд избавился от всех нефтегазовых активов, посчитав их слишком рискованными.

Благодаря наличию такого фонда Норвегию часто ставят в пример другим нефтедобывающим странам, в том числе и России. Однако между фондами есть большая разница – как и между странами. Так, Россия добывает в год более 500 миллионов тонн нефти и 700 миллиардов кубометров газа. В Норвегии цифры меньше – 90 миллионов тонн и 100 миллиардов кубометров соответственно. Однако в расчете на душу населения в Норвегии добывается в 4 раза больше ресурсов, тогда как разница в ВВП – примерно в 2,3 раза. Тем не менее, российский бюджет сильнее зависит от нефтегазовых доходов – он получает более трети поступлений от продажи сырья, тогда как в бюджете Норвегии на нефть и газ приходится 21% доходов.

Отличаются и механизмы пополнения фондов будущих поколений – в Норвегии деньги от продажи ресурсов сначала поступают в бюджет, а потом правительство решает, какую часть направить в фонд. В России же все доходы от продажи нефти дороже цены отсечения (43,3 доллара за баррель) автоматически идут в ФНБ.

Наконец, отличаются модели использования денег из фондов – средства из российского ФНБ преимущественно находятся на валютных счетах в Банке России, который может оперативно направлять их на балансировку федерального бюджета и ПФР. Норвежский фонд больше половины всех денег инвестирует в акции и облигации надежных компаний, поэтому может получать высокую доходность – в среднем почти 8% годовых.

Деньги из ФНБ тоже могут использоваться на инвестиции – когда его размер станет выше определенной границы. сейчас в Аналитическом центре при правительстве РФ предлагают более активно вкладывать деньги из фонда на развитие российской экономики (например, на эти деньги рассчитывают в РЖД и «Роснефти»). Могут их направлять и на социальные расходы – для чего он, собственно, и был создан (аналогичное правило действует и в Норвегии).

Но главное различие – в экономической среде. Фонд в Норвегии существует уже более 30 лет, и за это время там почти не менялась налоговая система. В России же продолжается налоговый маневр и эксперименты с налогом на дополнительный доход, поэтому стабильности в отрасли явно не хватает.