При банкротстве физлица нельзя отбирать единственное жилье. Даже если оно сдается под офис

Чтобы добиться своего, должнику пришлось дойти до Верховного суда, который отменил решение апелляционной и кассационной инстанций.

В России уже несколько лет существует процедура личного банкротства физического лица. По его условиям должник освобождается от всех заявленных долгов, а также от всего имущества – кроме единственного жилья в собственности (за исключением ипотечных квартир). Однако именно с жильем иногда бывают проблемы.

В 2018 году в Арбитражном суде Республики Удмуртия прошла процедура банкротства жителя Ижевска Дмитрия Стружкина. С точки зрения закона все было нормально, но кредиторы Стружкина решили, что его двухкомнатная квартира площадью в 40 квадратных метров – слишком много, и предложили суду переселить должника в однокомнатную квартиру меньшей площади, а его квартиру продать. Вероятно, все дело в сумме долгов – только одному из кредиторов, Алексею Лебедеву, Стружкин задолжал порядка 3 миллионов рублей.

Арбитражный суд посчитал, что требования кредиторов удовлетворить нельзя – закон четко определяет, что за должником сохраняется его единственное жилье.

Но кредитор на этом не остановился и обратился в апелляционную инстанцию. И там суд уже решил, что предложение переселить должника в более скромное жилье вполне обоснованное. Причина – та двухкомнатная квартира жильем не является, она переделана под офис и сдается в аренду коммерческим организациям. Сам должник проживает в другом месте, раскрыть которое отказался. Такое же решение приняла и кассационная инстанция.

В итоге должнику пришлось обращаться в Верховный суд. И высшая судебная инстанция посчитала, что такие аргументы принять нельзя – выдворение должника из его единственного жилья нарушает его конституционные права, причем вне зависимости от параметров этого жилья. А еще в ВС напомнили, что Конституционный суд до сих пор не определил, какая площадь жилья может считаться максимально допустимой для должника.

Что касается этого конкретного случая, в Верховном суде решили, что кредиторы должника фактически самостоятельно определили, сколько жилой площади ему будет достаточно – в обход всех норм законодательства. А аргумент о том, что квартира на самом деле сдается под офисы, не говорит, что у должника есть другое жилье.

Вообще же проблему «роскошного» жилья должников пытались решить уже давно – в 2012 году Конституционный суд планировал определить критерии роскошности жилья и решить, когда должника можно переселить в более скромное помещение, чтобы соблюсти баланс интересов кредиторов и должника. Но в итоге все закончилось на обсуждениях, а решений принято не было.