В чем разница между кражей и находкой: Конституционный суд принял важное решение
В чем разница между кражей и находкой: Конституционный суд принял важное решение

Если в УК РСФСР упоминалось присвоение чужого имущества, то в актуальном Уголовном кодексе все стало сложнее.

Конституционный суд вынес решение по делу, на основании которого теперь можно классифицировать преступления с кражами. Таким образом, совершение определенных действий человека, нашедшего чью-то утерянную вещь, вполне может подпасть под уголовное наказание.

Суть проблемы заключалась в том, что понятия «находка» и «кража» были слишком размытыми, и была сложность в том, чтобы понять, была ли вещь просто найдена или же умышленно украдена. Отметим, что в Уголовном кодексе РФСФР все было прозрачнее – там имелась статья за присвоение чужого имущества, но позднее ее исключили.

Основанием для рассмотрения дела в Конституционном суде стали жалобы двух граждан РФ. Изначально ими были найдены чужие мобильные телефоны без признаков попыток отыскать законных владельцев для возврата им утерянных технических устройств. Таким образом, речь фактически шла о присвоении чужого имущества с корыстным умыслом. Суды первой инстанции вынесли обвинительный приговор, однако с тем, что их обвинили в краже, заявители не согласились, на основании чего и составили свои жалобы. В тексте одной жалобы были ссылки на ст. 158 УК, согласно которой не предусматривается возможность привлечения к ответственности за присвоение найденных вещей. Второй заявитель ссылался на пресловутый Уголовный кодекс РФСФР, а конкретно на ст. 184 ч. 4, где находка и кража были разными понятиями.

Рассмотрев обстоятельства дела, Конституционный суд не согласился с заявителями. Закон широко трактует признаки хищения имущества, относя к ним не только непосредственно изъятие, но также и противоправное обращение имущества третьих лиц в свою пользу, то есть фактически присвоение. Таким образом, судьи четко дали понять, в чем разница между ситуациями, когда нашедший пытается вернуть вещь законному владельцу и напротив явно демонстрирует намерение оставить ее себе. В последнем случае, если возвращаться к ситуации с найденными мобильными телефонами, это может быть извлечение SIM-карты, попытки спрятать устройство и т.п. Подобные действия свидетельствуют о желании лица обогатиться за счет не принадлежащей ему вещи, а это должно расцениваться как кража. Просто же использование вещи без явного стремления тут же найти владельца, как разъясняет КС РФ, еще не может считаться преступлением.

Эксперты отмечают, что решение Конституционного суда фактически подтверждает уже сформировавшуюся практику, однако уточняет и систематизирует критерии, на основании которых можно квалифицировать действия лица, нашедшего вещь, как кражу. Это должно сделать принимаемые в будущем решения по аналогичным делам более предсказуемыми. Однако есть и более скептическое мнение – о том, что в силу актуальности темы все равно каждый раз в таких спорных ситуациях у судов будет возникать немало вопросов.

Скажите, как вы считаете, можно ли пользоваться найденной вещью? Не будет ли это кражей?