Близок ли финал беспрецедентного правосудия?

В Кувейте всё еще не закончилось так называемое правосудие в отношении гражданки России Марии Лазаревой, приговоренной к десяти годам тюремного заключения якобы за растрату кувейтских госсредств. Уже год предпринимательница из-за деловых разногласий сидит в 10-метровой тюремной камере с ворами и убийцами.

И вот 5 мая 2019 года ведущий дело судья Апелляционного суда Анвар аль-Анейзи сообщил представителям защиты, что Лазарева может выйти из заключения под залог в 20 миллионов кувейтских динаров (65,7 миллионов долларов). Это – беспредельно нелогичная и астрономическая сумма для подобного рода залогов. И, тем более, на фоне того, что тот же самый судья уже отменил решение кувейтского суда первой инстанции, по которому россиянка получила 10 лет заключения за финансовые нарушения, полностью опровергнутые арбитражным судом той же страны, и назначил новые слушания на 9 июня.

Еще к 10 марта 2019 года государственное обвинение Кувейта по постановлению суда должно было устранить многочисленные процессуальные нарушения и ошибки, допущенные при рассмотрении дела. Однако этого не было сделано.

Мария Лазарева окончила МГУ и Уортонский университет, стала магистром Пенсильванского университета, работала в США, Европе, странах Азии. У нее только российское гражданство и нет никаких других видов на жительство. МИД России неоднократно призывал к объективному рассмотрению дела, а министр иностранных дел Сергей Лавров ходатайствовал о содержании Лазаревой во время следствия под домашним арестом, так как она воспитывает пятилетнего сына.

В канун Рамадана

21 апреля заседание апелляционного суда Кувейта по делу Лазаревой вообще завершилось ничем. Судья апелляционного суда Анвар аль-Анейзи решил сложить с себя полномочия через несколько часов после начала очередного заседания. Этот шаг судьи, скорее всего, связан с тем, что, как сообщал «Коммерсант», американские юристы, участвующие в защите гражданки России, заручились у нескольких конгрессменов для применения санкций против высокопоставленных кувейтских политиков, судей и бизнесменов, причастных к делу Марии Лазаревой. Судье же вот-вот на пенсию, и ему совсем не нужны такие неприятности. Между тем назначение нового судьи было возможно не раньше 3 июня в связи с наступавшим священным для мусульман месяцем Рамадан, в который правосудию Кувейта нельзя заниматься важными делами.

В результате, как выяснилось, вызывающее сложение полномочий сулило Анвару аль-Анейзи еще больший скандал, а потому уже на следующий день судья принял решение вернуться на процесс.

Всё строилось на показаниях одного свидетеля

Защита постоянно обеспокоена состоянием здоровья заключенной. Как только в 2017 году Мария Лазарева узнала о претензиях к ее компании, то специально прилетела в Кувейт, чтобы попытаться защитить свой бизнес, но в итоге оказалась там за решеткой. Когда Лазареву арестовали, ей стало плохо, и врач сказал о необходимости госпитализации, на что офицер ответил: «Пусть сдохнет здесь в углу». В мае 2018 года суд Кувейта признал ее виновной в пособничестве хищению и в растрате средств кувейтских госфондов и приговорил к десяти годам тюрьмы.

Читайте также:
Какая комиссия удерживается банком за операцию снятия денег с кредитки Сбербанка

Кувейтское правосудие традиционно не склонно отягощать себя бременем доказательств, там этого просто не нужно. В истории с Лазаревой хватило единственного на весь Кувейт свидетеля – аудитора Счетной палаты Аль-Алайана.

Характер процесса

45-летней гражданке России Марии Лазаревой, стоявшей во главе компании KGL Investment (KGLI), инкриминировали невыполнение работ по созданию портового хаба из-за совершенной растраты средств Кувейтского портового управления (KPA). Параллельно против нее для убедительности сфабриковали второе уголовное дело о растрате средств фонда The Port Fund, который был создан и управлялся самой же KGLI. По законам Кувейта, если деньги находятся за пределами страны, они уже могут считаться похищенными. Неважно, что прокурор знал, где деньги, и почему они не могли попасть обратно в Кувейт. Искусственность обвинения очевидна: на втором процессе всё те же действующие лица и исполнители. Тот же государственный обвинитель, те же судья и свидетель – аудитор Аль-Алайан.

Пристрастный характер процесса стал очевиден сразу. Материалы дела не были переведены на русский язык, и ознакомиться с ним Лазарева не смогла – перед обвиняемой вывалили 1800 листов документов на арабском, от доказательной базы которых на заседании апелляционного суда 21 апреля этого года тот же прокурор без смущения отказался. Все материалы, свидетельствующие о добросовестности компании Лазаревой, не были приняты во внимание и не были приобщены к делу. Свидетели со стороны защиты не вызывались в суд. По сути роль адвокатов Марии Лазаревой была сведена просто к присутствию в суде и не имела никакого смысла, особенно когда выяснилось, что всё обвинение упирается в «показания» единственного свидетеля.

Арбитражный суд опроверг решение суда

И тут в феврале этого года украденные якобы у The Port Fund 496 млн долларов поступили на счета инвесторов с прибылью в более чем 100%. Далее 25 марта арбитражный суд Кувейта постановил, что KPA должно выплатить KGLI 3 млн долларов за выполненную работу. Таким образом арбитражный суд Кувейта по сути признал и подтвердил факт необоснованного решения суда Кувейта о десятилетнем наказании Марии Лазаревой.

Тем не менее, на заседании апелляционного суда 21 апреля адвокат истца заявил, что подпись Марии Лазаревой на счете подделана, а прокурор без обиняков высказался, что, хотя у него нет письменных свидетельств ее вины, зато есть устные показания только всё того же злосчастного аудитора кувейтской Счетной палаты. Мария Лазарева в ходе заседания настаивала на публичном процессе, но заявления защиты и подсудимой были тогда проигнорированы.

Читайте также:
Банки и обменники в Москве: где лучше купить гривны?

Неужели финал беспредела все-таки близок?

Заседание суда 28 апреля отличалось от предшествующих устрашающей атмосферой (видимо, за исчерпанностью каких бы то ни было иных аргументов вины): зал был наводнен полицейскими, а Лазареву заковали в наручники. Необычным стало и выступление прокурора, который не постеснялся вопреки всем реалиям сходу голословно заявить, что Мария Лазарева положила себе в карман часть платежей по контракту. По его логике получилось: заключенный виноват уже потому, что его место в тюрьме, ибо так угодно обстоятельствам непреодолимой силы.

Остается только надеется, что теперь, когда, наконец, 5 мая Апелляционный суд Кувейта под давлением международной общественности по сути не подтвердил виновность Марии Лазаревой, не постеснявшись при этом безапелляционно потребовать с нее 65,7 миллионов долларов, все-таки этот удивительный правовой беспредел приблизится к тому, чтобы исчерпать ресурс для преследования гражданки России.

Автор: Евгений Бень