Деньги у банков есть, но хороших заёмщиков нету

Эксперт комментирует информационно-аналитический материал Центрального Банка РФ

По данным Банка России (информационно-аналитический материал «О развитии банковского сектора Российской Федерации в марте 2020 года»):

1. В марте 2020 г. активы банковского сектора выросли на 3,3% (до 96,6 трлн руб.), что существенно выше обычного среднемесячного уровня.

2. Корпоративный портфель кредитных организаций вырос на 1,0 трлн руб. (2,6%), что является рекордом: за весь прошлый год корпоративные кредиты выросли на 5,8%. По мнению Банка России, это можно объяснить необходимостью для предприятий компенсировать сократившиеся денежные потоки и обязательствами по оплате текущих расходов (сокращением рынка корпоративных облигаций). Так же обоснованно присутствуют ожидания того, что кредитные ставки банков увеличатся и, одновременно, банки будут более требовательны к качеству заемщиков. Системно значимые кредитные организации (СЗКО) показали прирост корпоративных кредитов несколько ниже рынка (2,1%), тогда как портфель корпоративных кредитов других крупных КО из числа 100 крупнейших вырос сильнее (5,5%).

Это – положительный сигнал: больше выдано кредитов, куплено ценных бумаг. Но, с учетом коронавируса и сильного экономического кризиса (ожидается спад до -6 процентов ВВП) можно предположить, что банки приняли на себя дополнительные риски финансовых потерь.

Сергей Матвеевский

3. В марте 2020г. прирост кредитного портфеля физических лиц составил 290 млрд руб., или 1,6%. Прирост розничных кредитов пришелся в большей степени на СЗКО (1,8%), другие крупные КО показали более скромный рост (1,1%). По данным крупнейших банков, максимальный прирост объемов был зафиксирован для необеспеченных потребительских кредитов. Доля просроченной задолженности в марте 2020г. составила 6,8 и 4,5% по корпоративному и розничному портфелям соответственно. По данным на 01.03.2020 доля проблемных и безнадежных ссуд (IV и V категорий качества) находится на относительно высоком уровне – 9,6% от общего портфеля (в розничном портфеле – 6,8%, в корпоративном – 11%). Отмечается высокий уровень покрытия резервами проблемных и безнадежных ссуд.

Рост необеспеченных кредитов сейчас – это бомба замедленного действия: предприятия не работают, в лучшем случае, доходы физических лиц сократились: вероятность того, что доля просроченных кредитов будет увеличиваться, резко возрастает.

Сергей Матвеевский

4. В марте 2020г. вклады физических лиц сократились на 315 млрд руб., или на 1%. По мнению Банка России, в значительной степени, это объясняется тем, что люди активно совершали покупки на случай необходимости самоизоляции, а некоторые крупные вкладчики делали крупные отложенные покупки (автомобили, бытовая техника) в ожидании роста цен. Расходы физических лиц обычно не приводят к снижению ликвидности в секторе, потому что потраченные деньги зачисляются на счета компаний и остаются в банковской системе: корпоративные счета и депозиты выросли за март на 625 млрд руб. (2,1%), несмотря на традиционную выплату корпоративных налогов, полностью компенсировав снижение по вкладам физических лиц.

Можно предположить, что данный источник фондирования для банков стабилен: маловероятно, что в условиях кризиса, физические лица массово начнут снимать деньги с вкладов и будут инвестировать, например, в ценные бумаги.

Сергей Матвеевский

5. На фоне роста спроса населения на наличные денежные средства, опережающего роста кредитного портфеля (более чем на 1,3 трлн руб.) – по сравнению с притоком средств клиентов и государственного фондирования (суммарно 637 млрд руб.), банки прибегли к заимствованиям у Банка России: в конце марта они привлекли около 870 млрд руб.

Нет сомнения, что Банк России, как и в период других кризисов, окажет поддержку российским банкам.

Сергей Матвеевский

6. В марте 2020г. структурный профицит ликвидности сократился на 1,5 трлн руб., до 2,3 трлн рублей. Объем высоколиквидных валютных активов в банковском секторе практически не изменился: около 53,5 млрд долл. США, или 4,2 трлн руб. в рублевом эквиваленте.

Само существование сравнительно большого структурного профицита ликвидности говорит о том, что у банков нет возможности эффективно и без существенного риска разместить имеющиеся денежные средства.

Сергей Матвеевский

7. Чистая прибыль банковского сектора в марте составила около 190 млрд руб. что на 34% выше среднемесячной чистой прибыли за 2019 год. Положительный финансовый результат за месяц показали 254 банка, на которые приходилось 79% от активов сектора. Однако основная доля прибыли сконцентрирована всего в трех крупных банках, тогда как остальные заработали лишь 27 млрд руб. (доходность на балансовый капитал около 10% в годовом выражении).

Рост чистой прибыли банков – это хорошо: и для банков, и для государства (увеличивается объем выплачиваемых налогов). То, что рост прибыли связан только с тремя крупными банками, говорит о высоком уровне концентрации банковского капитала в России (олигополия).

Сергей Матвеевский

В заключении …

Таким образом, можно считать, что российские банки попадают в ситуацию, когда у них есть ресурсы (денежные средства), но нет хороших заемщиков (или их немного). Одновременно, увеличивается вероятность роста просроченной задолженности. И в этих условиях действует механизмы кредитных каникул и беспроцентных кредитов для населения и предприятий! Т.е. банки лишаются запланированного притока денежных средств!

И все это усугубляется низкими ценами на нефть!

Поэтому можно предположить, что и сейчас банки будут выживать за счет финансовой поддержки Банка России, ожидая улучшения экономических условий.

А предприятия и домохозяйства будут надеяться на помощь государства…