Для чего нужны офшоры и зачем правительствам с ними бороться?

Около половины из 500 крупнейших российских компаний зарегистрированы за рубежом, в том числе в офшорных зонах. Если раньше там прятали капиталы от налогов и длинной руки закона, то сейчас времена меняются. Список офшорных зон совсем небольшой и постоянно уменьшается. Но почему же офшоры до сих пор не теряют актуальности?

Офшоры, низконалоговые юрисдикции и специальные режимы

Российский бизнес отдает в виде налогов около 40% от получаемых доходов, а в некоторых странах эта цифра доходит до 60%. Это НДС, налог на прибыль и другие виды обязательных платежей в бюджет. Поэтому представители бизнеса придумывают все новые схемы уменьшения налогового бремени.

Одним из решений стали офшорные зоны. Дословно «offshore» означает «находящийся далеко от берега». Кстати, другое название офшоров – «налоговые гавани» – тоже имеют отношение к морской тематике. И так совпало, что из немногих оставшихся настоящих офшорных зон большая часть – небольшие островные или прибрежные государства.

Запрета на использование офшоров нет и не может быть, ведь нельзя запретить целое государство. Но правительства большинства развитых стран прикладывают достаточно много усилий, чтобы не дать бизнесу разместиться в офшорной зоне.

Обобщенно офшор – это компания, которая зарегистрирована в стране, где:

  • налогов нет или они очень низкие;
  • данные о владельцах компаний являются конфиденциальными и не выдаются правительствам других стран;
  • упрощен порядок подачи отчетности или ее вообще сдавать не нужно.

Современные тенденции таковы, что полностью соответствуют этим принципам очень немного стран. С другой стороны, одна и та же юрисдикция может быть офшорной зоной с точки зрения одной страны, и не быть ею с точки зрения другой.

Сами офшорные территории зарабатывают налогами (если они есть) или просто собирают плату за регистрацию компаний. Это также дает возможность трудоустроить местное население, если речь идет о небольшом островном государстве.

Офшорных зон в классическом их понимании осталось совсем мало, но есть и похожие юрисдикции, которые тоже в некотором смысле считаются офшорными зонами:

  • низконалоговые юрисдикции. Отличаются от других стран низким уровнем налогов, особенно на полученный за рубежом доход. В остальном отличий нет – вести учет и подавать отчетность там нужно. Примеры – Гонконг и Сингапур;
  • страны со специальными налоговыми режимами. Там снижены налоги только на некоторые виды деятельности, как правило, это приоритетные для страны направления вроде IT. Специальные режимы есть в Нидерландах, Великобритании, Люксембурге и других странах.

Но не стоит сразу ехать регистрироваться в какой-нибудь низконалоговой юрисдикции. С большинством из них у России есть договор о избежании двойного налогообложения. Другими словами, за полученные в России доходы и налоги платить придется в России.

Благодаря таким двусторонним договорам для России существует всего около 40 офшорных зон, причем каждый год их становится меньше. Но так было не всегда.

Из истории офшоров

Пользоваться преимуществами низких налогов в отдельных странах начали давно. Одни из первых отсылок связаны с низкими торговыми ограничениями во Фландрии XV века, куда начали переносить торговлю английские купцы. Многие исследователи выделяют и более ранние периоды возникновения налоговых гаваней.

В США возникновение этого явления относится к XVIII веку, когда торговцы обходили импортные пошлины Англии, продавая товары через страны Латинской Америки.

Сам по себе термин «офшор» относится к концу 50-х годов прошлого века, и возник он в одной из американских газет. Тогда это означало перенос деятельности в другую страну, чтобы вывести ее из-под контроля американского правительства.

Примерно тогда же началось активное развитие офшорных зон, а к 1980-м годам крупные компании стали преобразовываться в транснациональные корпорации, чтобы не зависеть от регулирования только одной страны.

С офшорами связан экономический успех Швейцарии. После Первой мировой войны европейские государства начали поднимать налоги для восстановления экономики, но Швейцария оставалась нейтральной. Благодаря более низким налогам и развитому финансовому рынку в эту страну начался приток капиталов.

Правительства развитых стран начали бороться с офшорами примерно тогда же, когда те появились. В 1970-х годах между отдельными странами заключаются договоры об избежании двойного налогообложения, которые затрудняют бегство капиталов.

Со швейцарской компании Riggs Walmet Group началась история офшоров в России. Фирма появилась в апреле 1991 года в тогда еще СССР и предлагала зарегистрироваться в иностранной юрисдикции с низкими налогами.

Более активно бороться с офшорами начали только в конце 90-х годов, когда борьба перешла на уровень ОЭСР. Под давлением развитых стран многие офшорные зоны сильно ограничили возможности регистрации иностранных компаний. Тем не менее, многие еще регистрировали компании в офшорных зонах, а деятельность вели в других юрисдикциях.

Серьезный удар по идее офшорного бизнеса нанесла история с Mossack Fonseca & Cо – панамской фирмой, регистрирующей офшорные компании. После масштабной утечки конфиденциальных данных в 2016 году у многих политиков обнаружился офшорный бизнес. Кому-то даже пришлось уйти в отставку. История даже получила название «Панамагейт» (по аналогии с Уотергейтским скандалом).

Дальше значение офшоров будет только снижаться. С начала этого года во многих популярных офшорных зонах вступили в силу поправки к законодательству, по которым регистрация компании стала возможной лишь при физическом присутствии представителя в конкретной стране. Требования поддержали Белиз, Сейшельские острова, Маврикий, Британские Виргинские острова и другие зоны.

Очевидно, что дальше офшорному бизнесу придется переходить в менее выгодные юрисдикции вроде Кипра или Швейцарии, что потребует дополнительных затрат.

Самые популярные офшоры

К офшорным зонам компании предъявляют ряд требований – это низкие налоги и высокий уровень конфиденциальности. Классические офшорные зоны – это Багамские острова, Барбадос, Антигуа и Барбуда, Каймановы острова, Белиз и другие юрисдикции. По мере ужесточения правил ведения бизнеса в других странах их популярность снижается.

Но лидируют по объемам привлеченного капитала другие страны:

  1. Швейцария – благодаря политической нейтральности и надежному банковскому сектору страна собрала 2,3 триллиона долларов офшорного капитала. Инвесторов привлекает исключительная конфиденциальность и стабильность экономики Швейцарии;
  2. Гонконг – стал популярен среди инвесторов благодаря низким налогам и упрощенному государственному регулированию, что привлекло 1,1 триллиона долларов офшорного капитала. В Гонконге открыто больше всего штаб-квартир компаний во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе;
  3. Сингапур – привлекает инвесторов открытостью, отсутствием коррупции и низкими налогам. Благодаря совокупной налоговой нагрузке в 27,1% Сингапур привлек порядка 900 миллиардов долларов через офшорные компании;
  4. США – едва ли страну можно назвать офшором, но благодаря достаточно прогрессивному корпоративному праву Соединенные штаты привлекли 700 миллиардов рублей. В самой стране тоже есть своего рода офшорные зоны – штаты без налога с продаж, через них часто работают посредники по доставке товаров в Россию и страны СНГ;
  5. Нормандские острова и остров Мэн – один из наибольших офшорных центров Европы, смог привлечь 500 миллиардов долларов офшорного капитала. Низкий подоходный налог и отсутствие корпоративного налогообложения привлекают инвесторов, в том числе и из России.

Видно, что одна из самых популярных в России офшорных зон – Кипр – не включен в мировые рейтинги. Фактически остров больше не имеет статуса офшора, но все еще позволяет проводить «серые» схемы.

Но серьезных вложений Кипр может не ждать. В 2013 году из-за кризиса самого островного государства властям пришлось списать единоразовый «налог» на депозиты – вкладчики потеряли от 6,75 до 9,9% своих вкладов. По оценочным данным, только российские вкладчики потеряли там до 3,5 миллиардов евро.

С другой стороны, Кипр ужесточает требования к новым офшорным компаниям. С прошлого года при открытии счета в кипрском банке компаниям нужно раскрывать бенефициаров, обосновывать источники дохода и благосостояния, включая нефинансовые данные.

Также существует договор между Кипром и Россией касательно избежания двойного налогообложения, поэтому спрятать там свои деньги от налогов становится сложнее. Тем не менее, Кипр остается привлекательным вариантом для тех, кому нужно иметь компанию для ведения дел в Европе. В той же Германии на все формальности могут уйти годы, тогда как на Кипре все можно сделать в один приезд.

Основные схемы работы

Работа через офшорную зону обеспечивает бизнесу несколько преимуществ – экономия на налогах, возможность скрыть некоторую информацию от российских налоговых и правоохранительных органов, более объективный суд.

По факту чаще всего используются такие схемы минимизации налогов:

  • трансфертное ценообразование. Офшорная фирма «покупает» товар у российской компании по минимальной цене, затем продает его реальному покупателю по договорной цене. Прибыль остается у офшорной фирмы, а благодаря занижению стоимости экспорта НДС уплачивается минимальный (а затем его возмещает бюджет). В случае с импортом все происходит аналогично, только в другом направлении;
  • строительная схема. Офшорная компания формально является подрядчиком по строительству и получает полную сумму от заказчика. Затем эта фирма оплачивает услуги строительства российскому субподрядчику, а разница остается в офшоре;
  • схема оказания услуг. Формально офшорная компания оказывает услуги компании – российскому резиденту. Деньги получает офшорная компания, которая затем «оказывает» услугу с соответствующей себестоимостью. Затем эти затраты снижают налог на прибыль. Часто сама услуга не оказывается, но это еще нужно доказать;
  • «кредит» на полгода. Российский банк предоставляет средства на оплату товаров по внешнеэкономическому контракту, которые уходят в офшор. Через максимально возможные 180 дней деньги возвращаются, так как контрагент не смог выполнить свою часть договора. Но в эти полгода деньги оборачивались офшорной фирмой.

Схем достаточно много, это и схема с роялти, с судебным взысканием предоплаты, давальческая схема и т.д. Большая часть не вполне законна, но из-за различий в законодательстве разных стран схемы все еще используются.

Однако многие российские компании переведены в собственность офшорных фирм, чтобы снизить затраты на по налогам, а также пользоваться преимуществами судебной системы и корпоративного права других стран. Это не запрещено, хоть такая деятельность и имеет ряд ограничений.

Отношение в России

В России отношение к офшорным компаниям неоднозначное: с одной стороны, вывод капитала из страны всячески критикуется, но с другой – 222 компании из 500 крупнейших зарегистрированы в иностранных юрисдикциях (в том числе офшорных).

Среди примеров можно назвать такие:

  • ОАО «ХК Металлоинвест» бизнесмена Алишера Усманова принадлежит на 42,65% бельгийской «Viticole Holding S.A», на 25,55% британской «Ferrous Investment Limited» и на 19,46% компании «Emerging Markets Economic Reseach Limited» из Ангильи;
  • ПАО «Северсталь» Алексея Мордашова принадлежит кипрским офшорам: на 19,99% «Astroshine Ltd», на 19,99% «Loranel Ltd» и на 9,04% «Rayglow Ltd»;
  • группа компаний «Базовый элемент» Олега Дерипаски принадлежит «Basic Element Ltd» с острова Джерси, которая, в свою очередь, принадлежит «A-Finance» с Британских Виргинских островов;
  • ГМК «Норильский никель» принадлежит нескольким бизнесменам, которые контролируют его через кипрские «Whiteleave Holdings Ltd», и «Olderfrey Holdings Ltd».

Примеров можно привести множество, и в большинстве это крупнейшие компании России, которые были приватизированы. Это достаточно странно выглядит в свете того, что Усманов, Дерипаска и другие в последние годы приближены к власти.

Формально владеть офшорными компаниями и вести дела с ними или через них в России не запрещено. Но, как и в других странах, есть так называемый «черный список» налоговых юрисдикций, которые считаются Центробанком офшорными зонами.

Этот список составляется на официальном уровне, и условно делится на зоны с высоким уровнем финансового контроля (например, Ирландия, Швейцария или Гонконг); классические офшорные зоны (Багамские острова, Бермудские острова, Гибралтар и другие); наиболее рискованные территории (Аруба, Вануату, Лихтенштейн и другие).

Полный перечень офшорных зон сейчас включает 40 территорий и размещен на сайте Федеральной налоговой службы:

blank

Работать с компаниями из этих территорий можно, только банки будут вводить некоторые ограничения по операциям. Например, российский банк сможет открыть корсчет в банке с такой территории, только если у него будет достаточно крупный капитал (минимум 100 миллионов евро), а все переводы должны резервироваться на 25-50% от суммы.

Для обычных компаний из ограничений стоит упомянуть налогообложение всей прибыли от участия в контролируемой иностранной компании из списка стран. Также есть запрет на участие в государственных закупках. Но те, кто этим зарабатывал, перерегистрировались в «белых» юрисдикциях и продолжают работать на рынке.

Другими словами, работать с офшорами в России не запрещено, но чуть сложнее и дороже, чем с остальными зарубежными контрагентами.

Постепенно число офшорных зон в перечне Банка России и ФНС сокращается, так как Россия заключает новые договоры об избежании двойного налогообложения. Но кроме прочего, это означает и обмен финансовой информацией, так что спрятать свои капиталы в офшоре становится все сложнее.

Но российские власти предлагают новое решение – офшор внутри страны. Крупный бизнес сможет перерегистрироваться на некоторых территориях в России и получить льготные условия деятельности.

Одно из главных преимуществ – такая компания получает право вести деятельность по корпоративному праву той страны, из которой «переехала» в Россию. То есть, перерегистрировав кипрский офшор в «российской офшорной зоне», компания сможет и дальше работать по кипрским законам.

Другой вопрос – как к этому будут относиться сотрудники ФНС, Пенсионного фонда и других ведомств и насколько досконально они знают корпоративное право офшорных территорий.

Процесс идет с трудом – по состоянию на май этого года в специальном административном районе «Октябрьский» Калининградской области зарегистрировались 7 офшорных компаний из Кипра, принадлежащих Олегу Дерипаске.