Два пути – два результата. Или как будут выходить из кризиса экономики, подверженные нынешней регрессии

Столь «страшный» для не экономиста заголовок статьи – попытка обозначить проблему, стоящую сейчас перед государствами, ощущающими регрессию. Причин этой регрессии несколько, но здесь – о путях выхода из наметившегося общемирового кризиса. Перед любой экономикой в период рецессии всегда стоит выбор: пойти по пути институциональной инерции ради защиты внутренней экосистемы национальной экономики, либо же бороться с ней ради целей трансформации и долгосрочного благосостояния национальной экономики. Обзору того или иного выбора посвящено это исследование.

Цикличность системы и депрессии технологий

Экономические системы и национальная экономика имеют цикличный вектор развития. Поэтому изменение доминирующей технологии в обществе можно также объяснять через смену экономических циклов. Эта идея далеко не нова, в 1928 году отечественный ученый-экономист Н. Д. Кондратьев опубликовал свой труд «Большие циклы конъюнктуры», где описал эту идею, которая до сих пор пользуется популярностью.

Основной посыл заключается в том факте, что с течением времени технология зарождается, и в период её развития наблюдается фаза роста технологического цикла. В какой-то момент технология достигает пика своего развития (исходя из теории длинных циклов, пик развития технологии приходится на 20-30 год её существования), после чего технология начинает себя исчерпывать, поскольку давно находится на рынке и не является столь популярной, как раньше.

Но основная причина депрессии технологии заключается как раз в том, что научно-технический прогресс не стоит на месте, и наука и общество могут предложить технологию, альтернативную существующей и доминирующей сегодня. Но также вокруг этой технологии сформировалась некая экосистема, в этой экосистеме сформировались институты, что говорит о том, что смена технологии сама по себе невозможна без смены рыночных конъюнктур, без смены институтов.

Поэтому путь развития данного дискурса в экономической науке пришел к логичному вопросу: «Как преодолеть барьер на смене технологического уклада?» Ответом послужил факт ввода экономического кризиса, точнее, создание нарративов крупного события, которое вызовет глобальный кризис мировой экономики и национальной экономики.

Глобальность и масштабность такого кризиса заключается в наличии и количестве барьеров для старых рыночных конъюнктур для развития. В силу не преодоления барьеров, они начнут рушиться, и на их места будут приходить представители новой технологии, вокруг которой и будет формироваться авангард национальной экономики.

Мировая и национальная экономика: баланс интересов

То есть, трансформационный спад – контролируемая и созданная мировой экономикой конструкция, которая будет выступать неким фильтром на пути развития и становления нового технологического уклада. Но если в разрезе мировой экономики всё это вполне реализуемо, то в разрезе национальной экономики всё не так просто.

Мировая экономика – это межсубъектная категория, и вопросы её развития стоят на балансе интересов, которые в компромиссе приводят к общемировой экономической эффективности. А национальная экономика – это субъектная категория, и субъект всегда один. При том, что он может называться как угодно: государство, власть, стейкхолдер. Как правило, это основной институциональный инноватор в разрезе национальной экономики.

В зависимости от принадлежности и специфики субъекта институциональных инноваций, сложность реализации в разрезе национальной экономики будет заключаться как раз в субъективном факторе: инноватор может не захотеть трансформации, так как риски изменения рыночных конъюнктур в краткосрочном периоде могут вызвать высокие социальные волнения, заставить экономику стагнировать в процессе диверсификации и прочее. То есть по ряду причин защита экосистемы национальной экономики может быть приоритетнее, чем трансформация и долгосрочные перспективы.

Как результат, институты пройдут через кризис нетронутыми, и по-прежнему будут функционировать, но в уже новых трендах развития мировой экономики.

Эффект колеи

Этот эффект получил название «Эффект колеи», или же «Институциональная инерция». И инертность институтов в национальной экономике и в общественном сознании людей может привести к проблеме эффекта колеи, или же «Path dependence». Зависимость от предшествующих путей развития в долгосрочной перспективе заставит экономику стагнировать. Это объективно: по прошествии времени продукция старой технологии будет заметно проигрывать новой по качественным характеристикам, будет снижен уровень образования.

Впоследствии – ожидаемое снижение уровня технической и социальной культуры, так как технически развиваться вам не обязательно, ведь за годы развития технологии старого типа техническое знание вокруг неё полностью сформировалось и вам некуда двигаться дальше. А социальная культура пострадает оттого, что, объективно, в долгосрочной перспективе институциональная инерция – это плохо, что и обуславливает path dependence. При высокой социальной культуре люди смогут выразить недовольство, что, в конечном счёте, сменит институционального новатора в разрезе национальной экономики.

Поскольку любая экономическая политика прямо или косвенно направлена на выбор, так как экономика – это наука прежде всего о выборе. И институциональная инерция может привести к определенной поведенческой модели. Точнее, она будет сохранять старую поведенческую модель.

Ещё раз о политике как концентрированном выражении экономики

На фоне всех вышеперечисленных факторов, логично будет сказать о том, что политический строй при институциональной инерции будет всё дальше отдалён от демократии, так как полная конкуренция в обществе, или же демократия, приведет к смене конъюнктур, появится непредсказуемость процессов обмена, что нарушит функционирование старой экосистемы. Поэтому её при таком выборе новатора необходимо защищать, что будет выражаться в усилении роли новатора в национальной экономике.

Монополия на институциональное новаторство обычно принадлежит государству, поэтому усиление роли новатора будет заключаться в усилении роли государства, которое выражается в ужесточении политического режима. Если же институциональное новаторство принадлежит в большей степени предпринимателям, то эффект колеи в такой национальной экономике все меньше будет отражаться на функционировании её контрагентов. Дело в том, что бизнес развивается благодаря конкуренции, и приобретение новых конкурентных преимуществ отдаст предпринимателю статус-кво.

Исходя из постулата австрийской экономической школы, в частности, Ф. А. Хайека, о том, что конкуренция – есть основный фактор экономического роста, можно утверждать, что такое положение в национальной экономике приблизит её к Парето-эффективности, а институциональная инерция отодвинет, так как будет уничтожать конкуренцию и приведет национальною экономику не к эффективности, а к результативности. Другими словами, рынок будет эффективен тогда и только тогда, когда процессы рыночного обмена будут непредсказуемы. В противном случае, всё будет сводиться к планированию и администрированию, что будет являться путём получения конкретного результата. Поэтому понятия эффективности и результативности в экономической науке не тождественны, так как они достигаются при разных типах обмена.

Исходя из всего этого, институциональная динамика при развитии новых трендов мировой экономики может иметь два сценария: инерционный или эволюционный.

Развитие через стагфляцию?

Развивая темы path dependence и её влияние на экосистему национальной экономики, нельзя не сказать о том, что данная проблема в научном сообществе вызывает и немало критики. Большинство сторонников того, что эффект колеи – это норма, говорят о трансакционных издержках диверсификации и трансформационного спада. В частности, звучат тезисы о том, что эти изменения повлекут массовый всплеск безработицы, неизбежна инфляция, поскольку диверсификация будет требовать большое число инвестиций, что заставит национальную экономику сокращать ставку процента.

Можно ответить так: в краткосрочном периоде да, стагфляция (ситуация, в которой экономический спад и депрессивное состояние экономики (стагнация и рост безработицы) сочетаются с инфляцией) будет наблюдаться. В её размерах и будут заключаться трансформационные издержки перехода на новую технологию и институциональную эволюцию, и в итоге в долгосрочной перспективе это окупаемо и выгодно.

Но если экономика не пойдет на новации и будет развивать эффект колеи, отказавшись от диверсификации и нивелировав трансформационный спад, то в долгосрочном периоде экономика понесёт альтернативные издержки, размер которых будет несопоставим с размером трансакционных издержек диверсификации и трансформации национальной экономики.

Два пути – два результата

К сожалению, проблему эффекта колеи трудно верифицировать в разрезе национальной экономики в каждом конкретном случае, так как её можно интерпретировать в другую сторону. Но, дабы провести процесс верификации проблемы, необходим количественный анализ в разрезе мировой экономики. Такой анализ был проведён Ангусом Мэдисоном, и первая интерпретация проблемы в количественном анализе была представлена именно им в 1990 году. Мэдисон свёл в таблицу национальные экономики государств, двигавшихся по разным векторам, за последние 200 лет, и рассмотрел траекторию их экономического роста. Количественный анализ показал, что большинство национальных экономик развиваются по двум траекториям.

blank

В силу того, что национальные экономики развивались по двум траекториям, логично будет утверждать, что каждая траектория развития имеет свои черты и характерные особенности, формируемые нормативно, что и есть институт. Соответственно, тенденций в институционализме может быть только две – инерция или эволюция, и первая интерпретация объясняет инерцию и наглядно демонстрирует path dependence, так как положения об экономическом росте в разрезе эффекта колеи, описанные выше в статье, находят отражение в данной визуальной модели.

А вторая интерпретация отражает институциональную эволюцию, так как сопоставляя положения о преодолении эффекта колеи и графическую модель, можно найти однозначные сходства.

Резюмируя, необходимо заявить: институциональная динамика трансформационного спада будет заключаться в двух видах: институциональной инерции и институциональной эволюции. Траектория дальнейшего развития будет выбрана из особенностей национальной экономики, государства и общественного сознания. И выбор траектории даст свое отражение на краткосрочных и долгосрочных перспективах развития национальной экономики, что в конечно счёте будет влиять на выбор, развивая основную проблематику экономической мысли.

Авторы:

В. В. Бережной,

кандидат экономических наук, г. Краснодар

А. А. Подгайко,

магистр ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет», г. Ростов-на-Дону