Изъятые коррупционные доходы – подозреваемым в коррупции? Деньги взяточников идут в ПФР

В минувшую среду генеральный прокурор РФ рассказал о беспрецедентном росте коррупционных преступлений в России за минувший год. Изъятые у российских взяточников деньги, как сообщает Минфин России, направляются в Пенсионный фонд. Отмеченный целым списком коррупционных скандалов, начиная с руководства. Пусть бывшего…

Кто берёт, где берут

Генпрокуратура выявила самые коррумпированные регионы России. Согласно представленному на днях общественности тексту доклада главы ведомства Игоря Краснова, наиболее высокий уровень коррупции зафиксирован в Мордовии, Чувашии, и Камчатском крае, а также в Архангельской, Брянской, Магаданской, Новгородской, Оренбургской, Саратовской и Тюменской областях.

blank

При этом самый низкий уровень коррупции фиксируется в Ингушетии, Хакасии, Алтайском крае, Вологодской, Московской, Мурманской, Пензенской областях, Санкт-Петербурге, Севастополе и Ямало-Ненецком автономном округе, отмечает генпрокурор.

Кроме того, в докладе Краснова представлен перечень сфер деятельности, которые наиболее подвержены коррупции. В их число вошли освоение бюджетных средств, организация торгов, управление имуществом, контрольно-ревизионная и правоохранительная деятельность, а также жилищно-коммунальное хозяйство.

blank

«Ущерб за прошлый год – более 55 миллиардов». Не верится…

В Генпрокуратуре утверждают, что эта сумма составляет 8,8 процента от суммы ущерба, причинённого всеми видами преступлений в стране за тот же период.

При этом добровольно погашен ущерб на 4,1 миллиарда, изъято имущества, денег и ценностей на сумму почти 1,5 миллиарда рублей. Остальные почти полсотни миллиардов, видимо, простили…

Однако, данные о действительных потерях российской экономики от всевозможных откатов, взяток и злоупотреблений весьма разнятся. Примечательно, что в большинстве случаев эти данные отличаются друг от друга на порядок. Геннадий Гудков, бывший депутат Госдумы РФ, ещё в 2018 году заявил, что ежегодные коррупционные потери России «никак не меньше 8−10 триллионов рублей».

blank

А по словам председателя Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилла Кабанова, «около 30 процентов бюджета в той или иной степени вовлечены в коррупционный оборот», причём речь идёт, прежде всего, о государственных заказах и закупках — самом мощном и распространённом источнике коррупции на самом высоком государственном уровне.

У воров изымают. Кому отдают?

В Министерстве финансов объяснили, на что тратят конфискованные в рамках коррупционных дел деньги. С прошлого года эти деньги начали зачислять в бюджет Пенсионного фонда. Теперь за счёт них выплачиваются страховые пенсии. На эти же цели, дополняют в Минфине РФ, идут средства, вырученные с продажи незаконно нажитого имущества чиновников.

Как хорошо, что руководство Минфина по своей инициативе приняло такое решение! Пенсионеры – самый незащищённый слой российских граждан, им действительно украденные деньги должны идти в первую очередь. Очевидно, в руководстве Минфина РФ работают люди, принимающие ситуацию, в которой сейчас оказались российские пенсионеры, очень близко к сердцу. И знают об этой ситуации в руководстве Минфина не понаслышке.

Однако… Откуда знают? И почему лишь сейчас изъятые у коррупционеров деньги в ПФР отправлять решили? Представьте себе, всё просто. Момент принятия этого решения совпал с назначением нового заместителя министра финансов РФ. Им стал работавший до этого председателем правления Пенсионного фонда РФ Антон Дроздов

Всех пенсионных прохвостов изловили?

Антон Дроздов, бывший до последнего времени председателем правления ПФР, и его ближайшие родственники обладают собственностью, рыночная стоимость которой в 2019 году оценивалась примерно в 970 миллионов рублей. Что не сопоставимо с официально задекларированным доходом Дроздова и его жены за последние 9 лет, составляющим менее 79 миллионов рублей. Собственность этого радетеля отечественных пенсионеров включает в себя 3 квартиры в центральных районах Москвы, а также загородный дом в районе Рублёво-Успенского шоссе. Это – официальная информация, опубликованная в большинстве СМИ. Нет смысла продолжать – рассказывать о тёщиной даче, стоящей годового дохода всех пенсионеров среднего субъекта РФ, об упакованных детках, что учатся, естественно, в престижных вузах, в частности, в странах-«партнёрах». Достаточно того, что Антон Дроздов в результате громких разоблачений не был посажен в тюрьму, не был изгнан из пенсионной синекуры с запретом занимать госдолжности – он сейчас заместитель министра финансов. Значит, вся «вертикаль власти» в постдроздовском пенсионном фонде сохранилась. И лишь непробиваемый оптимист поверит, что стократная разница декларируемых заработков и реального благополучия была и есть только у бывшего главы ПФР. В конце прошлого года, например, был арестован заместитель Дроздова Алексей Иванов. Чиновник обвиняется в получении взятки, признался в совершении преступления, ему была оформлена явка с повинной.

Ещё раньше, в конце 2018 года, другой заместитель Дроздова (всего их было семь) Борис Гукало, с 2009 года курировавший административно-хозяйственный блок и капитальное строительство, был отправлен в отставку, причиной которой эксперты небезосновательно считают скандалы вокруг «пенсионных дворцов» – роскошных зданий отделений Фонда в российских регионах. А всего в аппарате ПФР больше ста тысяч чиновников. У всех есть детишки, жёны, тёщи.

Генпрокурор в курсе. А вменить некому…

blank

Генеральный прокурор Игорь Краснов в минувшую среду рассказал о махинациях и хищениях средств Пенсионного фонда России, начавшихся прокурорских проверках отделений ПФР.

Этот его рассказ опубликован на официальном сайте ведомства. Впрочем, в том, что ПФР – синекура множества самых бесстыжих воров и коррупционеров, известно в России, похоже, даже младенцам. Известно и о непримиримой, но практически безрезультатной борьбе карательных органов с этими субъектами на этом объекте. Почему практически безрезультатной? Потому что рыба, как известно, гниёт с головы. А гнилая голова сейчас – в Минфине, и направляет своим бывшим сотрудникам изъятые у пойманных за руку коррупционеров деньги, что удаётся найти. И бывшие сотрудники – те, что пока за руку не пойманы – этими деньгами распоряжаются.

Вот что интересно. Ещё в 2015 году между Генпрокуратурой РФ и Пенсионным фондом РФ было подписано Соглашение о взаимодействии в области противодействия коррупции. Как заявлял в те времена тогдашний генпрокурор РФ Юрий Чайка, «на основе информации, получаемой из ПФР и его территориальных органов, прокурорами ежегодно пресекаются многочисленные нарушения антикоррупционного законодательства». Много напресекали? Как выяснилось – самих предоставлявших такую информацию пришлось снимать и сажать. За коррупцию. Правда, далеко, далеко не всех.

Новый глава Пенсионного фонда России, Максим Топилин, в коррупционных громких скандалах пока замечен не был. Собственно, Максим Анатольевич вообще ни в чём громком за годы работы министром труда и соцзащиты РФ замечен не был. Вот и сейчас – генпрокурор говорит о кошмарном уровне коррупции и воровства в пенсионном ведомстве, а новый его глава ответить ничего не может. Потому что новый.

Надо полагать, к моменту, когда что-нибудь (или за что-нибудь) сможет ответить, будет направлен на новую должность. Как предшественник Дроздов. Чтобы снова отвечать было некому.