Отказ от импортозамещения: почему рекомендации Всемирного банка в адрес России вызывают недоумение

Всемирный банк не только предоставляет финансирование разным странам, но и дает ряд рекомендаций. Но вот рекомендации для России оказались, мягко говоря, не совсем понятными и логичными.

«…Вы же умные люди! Почему вы считаете, что мы придурки? Почему вы считаете, что мы не можем анализировать элементарных вещей?» – поразмышлял Владимир Путин в ответ на вопрос удравшего впоследствии корреспондента BBC о виновниках развязывания новой холодной войны. Похоже, многие российские эксперты в сфере экономики готовы повторить эти слова президента в ответ на три блока рекомендаций России, выстраданных Всемирным банком (ВБ) и озвученных в очередном докладе устами его главы Дэвида Мелпаса.

Всемирный банк – не только банк

Всемирный банк (The World Bank, ВБ) – это международная финансовая организация, состоящая из нескольких учреждений. Позиционирует себя как структура, призванная повышать уровень экономического развития государств, предоставляя им финансовую помощь со стороны обеспеченных стран. Дата создания – 1945 год. Место расположения штаб-квартиры – город Вашингтон, округ Колумбия, США.

Вот состав организаций, объединённых в ВБ:

blank

МБРР

Международный банк реконструкции и развития – учреждение, которое, не считая ВБ, также подведомственно ООН. Многие функции Всемирного банка реализуются на базе данной организации. По сути, МБРР – это головная структура Всемирного банка. Был образован в 1944 году, раньше, чем, сам ВБ для стимулирования восстановления экономик государств, которые пострадали в ходе Второй мировой войны. В 50-х годах МБРР начал предоставлять кредиты уже просто развивающимся государствам, не имевшим отношения к той войне. Кредиты МБРР выдают на 15-20 лет. Финансовые активы банка формируются членскими взносами, величина которых зависит от квот, определённых для государств-участников.

МАР

Образована в 1960 году. Цель – предоставление льготных кредитов с длительным сроком выплат, на 40-50 лет, государствам, характеризующимся низким уровнем экономического развития. В зоне ответственности МАР – содействие экспорту товаров из развитых государств в развивающиеся и реализация различных социальных программ.

МФК

Предоставляет кредиты, направленные на стимулирование промышленности стран с невысоким уровнем экономического развития. Займы от МФК выдаются частным предприятиям, которые показывают хорошие цифры по рентабельности. Срок кредитов – в пределах 15 лет.

МАГИ

Занимается вопросами страхования соответствующих финансовых вложений от различных некоммерческих рисков, а также консультационной работой в процессе коммуникаций с правительствами государств. Риски, которые анализируют эксперты МАГИ, отслеживают различные градации в переводах валюты, конфискацию частной собственности, политическую нестабильность. МАГИ оценивает для потенциальных инвесторов перспективы денежных вложений в экономики стран.

МЦУИС

Содействует защите интересов партнёров, участвующих в тех или иных инвестиционных проектах, в рамках доступных правовых процедур. Занимается устранением возможных барьеров внеэкономического характера, которые сопутствуют взаимодействию государств и предприятий в процессе международного сотрудничества. Представительствует в арбитражах со стороны оплативших это участников процесса. Услуги МЦУИС – платные, участие в них – добровольное.

Задаром и прыщ не вскочит

Всемирный банк не скрывает: одна из важнейших его задач – влияние на политическую ситуацию в государствах, получающих от него финансовую помощь, вплоть до её изменения. Инструмент такого влияния – так называемые целевые кредиты, направляемые на «стимулирование политического развития стран». Их получение предполагает проведение государствами необходимых реформ.

Есть вторая из всего двух основных разновидностей кредитования государств, отсталых в политическом плане, по мнению ВБ. Это инвестиционные кредиты. Они предоставляются с целью финансирования промышленных отраслей в экономиках развивающихся государств, а также в иных сегментах хозяйственных систем, важных с точки зрения решения социально-экономических задач.

В 2015 году портал FB.ru отмечал:

«В ряде случаев Всемирный банк может выполнять функции, которые фактически сводятся к посредничеству между иными финансовыми институтами или инвесторами и правительствами стран, нуждающихся в финансовой поддержке. Так, например, получение нужных займов государством [] может быть связано с необходимостью соответствия их экономик и политических систем определенным критериям, которые желают видеть кредиторы. Деятельность Всемирного банка может быть связана, таким образом, с консультационной поддержкой правительств государств на предмет осуществления мероприятий, направленных на достижение соответствия национальной хозяйственной и политической систем необходимым критериям».

Надо отметить вот что. В 2020 году Всемирный банк принял решение предоставить нашей соседке – Украине – заём в размере примерно 300 миллионов американских долларов. Кредит этот – целевой. То есть, направленный на «стимулирование политического развития стран», по определению самого ВБ. Если эти деньги разделить между оставшимися в стране украинцами, придётся примерно по десять долларов на гражданина. Ну, это, конечно, если разделить на всех… Примечательна на этом фоне скабрезная ухмылка, например, The Guardian, касательно озвученных Путиным на его пресс-конференции выплат семьям, имеющим маленьких детей, в размере 5000 рублей. В редакции подсчитали: это по 50 фунтов стерлингов. О 10 долларах украинцам от Всемирного банка британская газета не написала ни слова.

Ну да Бог с ними, с бриттами и украинцами – что желает Всемирный банк от России?

Суть рекомендаций нам, грешным

Прежде всего, как эта организация на нашу страну смотрит с точки зрения «отсталости» или «продвинутости»? Ответ – в представленной иллюстрации о градации рейтинга России (иллюстрация в открытом доступе) – со 128 места в мире по итогам 2011 года до 28 места по итогам 2020-го:

blank

Ну, похоже, в целевых займах, заточенных на изменение политической ситуации, мы не нуждаемся. Вот в инвестиционных – да, но государству, поднявшемуся в его собственном рейтинге почти на 100 пунктов, ВБ может лишь рекомендовать – не диктовать. Рекомендуют, согласно докладу Дэвида Мелпаса, вот что:

  • смягчить политику импортозамещения
  • снизить пошлины на ввоз продукции
  • отказаться от «устаревших» правил техрегулирования и повысить защиту прав инвесторов

Вот цитаты из отчёта господина Мелпаса:

«Потенциал России по встраиванию в глобальные цепочки создания добавленной стоимости, торговлю и сеть прямых иностранных инвестиций реализован далеко не полностью». Например, «эксперимент по импортозамещению», по мнению ВБ, «показал неоднозначные результаты: внутренние цены на продукты питания выросли, тогда как физический объём производства увеличился не столь значительно. Это значит, что издержки в пищевом секторе были перенесены на население. Поэтому в дальнейшем механизм надо применять с осторожностью, а лучше искать новые пути».

Новые пути? Открыть российские ворота для хамона и ламбера, никак не раскупаемых из-за перепроизводства в странах, проводящих открыто антироссийскую политику? Кому это нужно? Производителям из этих стран да истосковавшимся по ним представителям двух процентов российского населения. А для остальных – ножки Буша миллионами тонн завозить? Ну, положим, отечественная замена ламберу действительно пластмассовый брикетик по вкусу и консистенции напоминает. Ничего, французы его тысячелетие делать учились… А вот от ножек Буша в штатовском исполнении увольте. Отечественные не хуже сейчас, и их достаточно, ножек куриных на прилавках.

По данным ВБ, «в России уровень издержек, связанный с торговлей сервисами, выше, чем в большинстве стран ОЭСР, причём их основной источник – госрегулирование и контроль. Сильнее остальных с ними сталкиваются транспортная отрасль, поставщики компьютерных, инженерных и архитектурных услуг. Чтобы избавиться от дискриминации, надо обеспечить конкурентный доступ компаний к финансовым ресурсам, расширить участие иностранных фирм в секторе услуг и накопить запасы человеческого капитала – специалистов, которые будут обладать не только техническими компетенциями, но и навыком межличностного общения».

А кто ж против-то? Участвуйте. Основывая свою деятельность на российских законах. А вот навыкам межличностного общения российский «человеческий капитал» учить не нужно. Своих и сэров Элтонов Джонов и Эмбер Хёрд хватает.

«Увеличить привлекательность РФ поможет создание национального института или агентства по содействию зарубежным капиталовложениям. Аналогичные организации уже доказали свою эффективность в Бразилии, Индии, Ирландии, Корее и Вьетнаме. Несмотря на то, что в РФ на федеральном и региональном уровнях работают многочисленные учреждения со схожими целями, общенациональной структуры, которая координировала бы работу всех ведомств и оказывала бы инвесторам полный комплекс услуг, не существует».

Что тут скажешь… ВБ ратует не за создание ещё одной госструктуры – содействовать зарубежным капиталовложениям, по его мнению, должен национальный институт или агентство. От себя предположим: со статусом акционерного общества с 51 процентом зарубежного капитала. Иначе негосударственной структуре даже на свою внутреннюю политику в России не повлиять – что уж там на содействие зарубежным инвесторам замахиваться. Но 51 процент иностранного капитала – это уже иностранный агент, тоже не развернёшься. Ну нет у Всемирного банка методов… Одни рекомендации.

Хотя к упрёку в сохранении «не полностью реализованного потенциала России по встраиванию в глобальные цепочки создания добавленной стоимости, торговлю и сеть прямых иностранных инвестиций», думается, стоит отнестись со всей серьёзностью. Здесь Всемирный банк прав, и работа в этом направлении – реальная необходимость для решения в том числе проблем, существующих в практике импортозамещения. Почему именно импортозамещения? Потому что, судя по тональности всего доклада ВБ, именно это – основной раздражитель большинства западных финансовых структур, привыкших к заискиванию и послушанию потенциальных клиентов.

Результаты импортозамещения: что не получилось

Политика России, направленная на развитие собственного производства и технологий в ответ на западные санкции – то, что весь мир уже привычно называет импортозамещением – не сортир на даче, её за день не построишь. Что выяснилось за восемь лет такой политики? В чём мы не можем пока (это вот наше «пока», написал, и советскими 70-ми пахнуло – авт.) заместить своим импортное, если по-честному?

Национальное рейтинговое агентство (НРА) констатирует:

«За восемь лет с момента принятия стратегии импортозамещения в условиях действующего запрета на ввоз определенной продукции России не удалось достичь плановых показателей.

В августе 2014 года было введено эмбарго на ввоз в страну определенных категорий товаров из стран Запада как ответ на западные санкции. Первый запрет на поставки товаров – мяса, рыбы, молочной продукции, сыров, овощей, фруктов – касался стран ЕС и США. Через год санкции расширили на Албанию, Лихтенштейн, Исландию и Черногорию, позже – на Украину.

Выпадающий объём продукции планировалось заместить российскими товарами согласно стратегии импортозамещения от 2012 года.

Однако аналитики считают, что сделать это удалось лишь частично и значительная часть продуктов все еще ввозится из-за рубежа, но уже из других стран.

Например, объём импорта молочной продукции к концу 2020 года должен был сократиться на 30 процентов, однако в реальности сокращение составило 20 процентов. Импорт плодоовощной продукции должен был уменьшиться на 20 процентов, но фактически снизился только на 11. Непосредственно ввоз овощей сократился на 27 процентов, тогда как должен был снизиться на 70.

Существенно уменьшился только импорт мяса, подсчитали аналитики – на 65 процентов, однако до запланированных значений этот показатель всё ещё не дотягивает».

Положительные стороны импортозамещения Отрицательные стороны импортозамещения
Рост занятости населения в условиях развития собственного производства; Эффективность национальных компаний снижается в результате смягчения конкуренции;
Повышение экономической безопасности страны; При небольших объемах внутреннего рынка, ограничение импорта приведет росту издержек производства;
Повышение уровня образования при необходимости развития инновационных отраслей для страны. Замещение высокотехничной продукции затруднительно при недостаточном развитии своей продукции.

Таблица представлена в свободном доступе информационным порталом Promdevelop

Результаты импортозамещения: что получилось

Глава Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин утверждает:

«Если в 2000-х годах Россия ввозила 2,5–3 миллиона тонн мяса и субпродуктов, в том числе из ЕС, то в 2020 году – менее 600 тысяч тонн. В 2020 году в стране выпущено более 5 миллионов тонн мяса птицы и 4,25 миллиона тонн свинины, хотя десять лет назад эти показатели составляли 0,8 миллиона и 1,6 миллиона тонн соответственно».

В 2019 году в стране было произведено 4,21 миллиона тонн рыбной продукции против 3,68 миллиона тонн в 2013 году. Эти цифры представил президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников Герман Зверев. В «Союзмолоке» говорят, что за последнее время всплеск импорта молочной продукции наблюдался только в начале 2019 года – на 11 процентов в год.

В том же НРА отмечают, что внутреннее производство запрещённых к ввозу из ЕС продуктов в 2019 году в 2,5 раза превышало объёмы импорта из стран, не подпавших под санкции.

Или вот, например: немецкие компании продолжают активно инвестировать в Россию. По данным Российско-германской торговой палаты, в третьем квартале этого года инвестиции составили почти 700 миллионов евро, а за период с января по сентябрь их общий объем достиг 1,3 миллиарда. Об этом сообщает глава торговой палаты Райнер Зеле (Rainer Seele), по данным Frankfurter Rundschau.

Как уточняет Российско-германская торговая палата, немецкие компании сейчас реализуют в России целый ряд крупных проектов. Например, производитель сельскохозяйственной техники Claas расширяет производство комбайнов в Краснодаре. Производитель строительных и отделочных материалов Knauf открыл новую производственную линию под Санкт-Петербургом. Ритейлер Globus инвестировал 50 миллионов евро в новый логистический центр, чтобы расширить бизнес в России. По данным Российско-германской торговой палаты, в России зарегистрировано около 4 тысяч немецких компаний.

Что показательно во взаимодействии германских бизнесменов и их российских коллег? Здесь, конечно, не об импортозамещении речь идёт. Просто забавно наблюдать за смещением в немецких умах и действиях присущих их нации законопослушания и скрупулёзности в отношении мировых политических трендов в сторону российского к ним презрения и законопофигизма. Принцип пустеющего холодильника – он и в Германии работает.

Пресс-секретарь российского президента так оценил результаты отечественной программы импортозамещения: «Программа успешна», и добавил: «ни одна страна не осуществляет стопроцентное импортозамещение».

В пресс-службе Минсельхоза в своё время сообщали, что пороговые значения доктрины продовольственной безопасности в 2020 году превышены. «В частности, по зерну – около 163,6 процента против заявленных 95, по мясу – 100,4 процента против 85, по растительному маслу – 190,1 против 90, по сахару – 100 против 90, рыбе и рыбной продукции – 143,4 против 85, картофелю – 95,6 против 95 процентов. С 2012 года удалось значительно снизить импорт основных видов продовольствия при одновременном увеличении поставок российской продукции на зарубежные рынки». Это заявление министерства, правда, никак не повлияло на резкий скачок цен на все перечисленные продукты, происшедший позднее, и остановленный лишь окриком главы государства.

Правильный, неправильный – это наш путь?

Аналитик «Фридом Финанс» Евгений Миронюк признаёт: «многолетние усилия правительства по импортозамещению положительно сказались на устойчивости основных экономических показателей в период пандемии». А старший управляющий директор рейтингового агентства НКР Александр Проклов утверждает: «…в ряде отраслей, например в производстве свинины или курятины, политика импортозамещения была вполне разумна. Она привела к формированию мощных и конкурентоспособных производств».

Заместитель директора группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов в ответ на призывы ВБ ослабить или дезавуировать режим импортозамещения в России говорит: «…на практике, когда глобально государства замыкаются сами в себе, торговый протекционизм усиливается, советы снижать пошлины и сворачивать импортозамещение не совсем соответствуют экономическим интересам страны. Это скорее может ослабить национальных производителей и повернуть вспять процесс снижения зависимости от продажи сырья. Однако полная изоляция от мировых цепочек в конечном счете также не пойдет на пользу экономике: догонять лидеров без технологического обмена с ними будет гораздо тяжелее».

Для российской экспортной политики в настоящее время основными проблемами, по мнению российских экспертов, являются:

  • неопределенность внешних факторов влияния
  • состояние институтов поддержки экспорта и его инновационной инфраструктуры
  • сужение источников финансирования развития экспортной базы

В общем, больших различий в этих российских оценках ситуации и в тезисах доклада главы Всемирного банка Дэвида Мелпаса не наблюдается. Наблюдаются следующие за этими оценками выводы. Всемирный банк просит остановить стремление России к самодостаточности, процитированные российские аналитики это стремление считают необходимостью развития государства. Никак экономике от политики не уйти…