Почему особые экономические зоны в России так и не стали прорывом?

Специальные или особые экономические зоны дают возможность бизнесу работать в льготных условиях. Чаще всего это отсутствие таможенных пошлин и льготное налогообложение. В России таких зон около 30, но реально работающих – гораздо меньше. Так почему же особые экономические зоны пока не работают так, как должны?

Зачем нужны свободные экономические зоны

Впервые о свободных экономических зонах начали говорить в начале XX века в США. Там специально для экспорта автомобилей были организованы зоны внешней торговли.

Затем в истории свободных экономических зон были Израиль, Китай, Сингапур, Южная Корея, Ирландия и другие страны. По некоторым оценкам, создание более 60 зон свободной торговли вывело Ирландию в число европейских лидеров по уровню экономического развития.

Свободная экономическая зона (или зона свободного предпринимательства) – это территория с особым режимом государственного регулирования. Режим может быть разным – освобождение от таможенных пошлин, частичное или полное освобождение от налогов, иные льготы.

Создают такие зоны для развития территорий (приграничных, прибрежных или просто депрессивных). Более низкие налоги могут привлечь иностранных инвесторов, а также способствовать развитию инновационных отраслей экономики.

Обустройство свободной экономической зоны (СЭЗ) требует от государства, с одной стороны, законодательной подготовки (отменить или уменьшить налоги, предоставить субсидии или льготы), а с другой – серьезных финансовых вложений.

Чтобы в СЭЗ переехали инвесторы, туда должны быть проложены дороги, нужны электроэнергия, высокоскоростной интернет, другая инфраструктура. Для привлечения малого бизнеса (в том числе в IT-сфере) еще желательно построить бизнес-инкубатор.

Экономисты оценивают затраты на подготовку территории для обустройства СЭЗ в 20-60 миллионов долларов за квадратный километр. Если это промышленная зона, потребуется около 45 миллионов долларов, а если торговая – будет достаточно 20 миллионов.

Но такие суммы нужны для создания СЭЗ «по высшему разряду» – с уже готовой инфраструктурой, управляющими компаниями, логистикой и т.д. К сожалению, российские власти, создавая СЭЗ (в России они называются особые экономические зоны, или ОЭЗ), пошли по более простому пути, отдав под такие зоны крупные территории без подготовки инфраструктуры.

Возможно, именно поэтому опыт создания таких зон в России весьма спорный.

Особые экономические зоны в России

В России работа особых экономических зон регулируется соответствующим федеральным законом, принятым еще в 2005 году. Всего в стране работают 25 ОЭЗ, которые призваны развивать отдельные направления экономики:

  • высокотехнологичное производство и инновации (те самые нанотехнологии);
  • производства в рамках импортозамещения (актуально в период санкций);
  • транспорт и логистика;
  • курорты и туризм.

Суть деятельности ОЭЗ в России заключается в предоставлении им права на особый режим ведения бизнеса. Это создание инфраструктуры за счет бюджета; таможенные льготы и налоговые преференции; более простой порядок взаимодействия с государственными органами.

В 25 российских ОЭЗ работают 656 резидентов, что на первый взгляд не так много. Там создано более 28 тысяч рабочих мест. Правда, если отнять от них автомобильные заводы, остальной бизнес окажется представлен не так широко.

Особые экономические зоны в России могут быть 5 видов:

  • промышленно-производственные (их 10) – Тольятти, Елабуга, Ступино и другие;blank
  • туристско-рекреационные (их тоже 9) – Северный Кавказ, Алтай, Бурятия, и другие;blank
  • технико-внедренческие (их 5) – Иннополис, Томск, Москва, Санкт-Петербург и другие;blank
  • портовые (их 1) – аэропорт Ульяновска;blank
  • с иным статусом – Магаданская область, Калининград, Крым и Севастополь. Они оговариваются отдельными законами и в общем перечне не учитываются.

blank

Самая известная в России ОЭЗ – это зона «Алабуга», расположенная недалеко от города Елабуга Республики Татарстан. Она приносит 59% выручки всех ОЭЗ и 34% от налоговых поступлений.

Крупнейший резидент «Алабуги» – это компания «Форд Соллерс Елабуга», которая до недавнего времени выпускала десятки тысяч автомобилей Ford каждый год. Сейчас компания решила покинуть рынок легковых автомобилей и сосредоточиться на производстве коммерческой техники.

Еще в «Алабуге» производят стройматериалы Rockwool, инструменты «Интерскол», потолки «Армстронг», клейкую ленту 3M, а также стекло, одноразовую посуду, стекловолокно, бетон, аккумуляторы и множество другой продукции.

Промышленно-производственные ОЭЗ созданы в Липецке, Тольятти (не включает сам АвтоВАЗ), в Тульской области (там работает новый завод Haval), в Свердловской области («Титановая долина») и т.д.

Инновационные ОЭЗ создавались на волне «нанотехнологий», им открыли доступ не только к инвестициям, но и к кадровым ресурсам. Основными направлениями работы 6 инновационных ОЭЗ стали биотехнологии, электроника, IT, ядерная физика, медицинские технологии. Зоны расположены в Татарстане, Томске, Зеленограде, Дубне, Санкт-Петербурге и Фрязино.

Что касается туристско-рекреационных ОЭЗ, с ними все достаточно понятно – располагаются они в местах, которые имеют благоприятные условия для развития туризма. Больше всего территорий расположены в регионах Северного Кавказа, также ОЭЗ открыты в Иркутской области, Алтайском крае, Республике Алтай, Бурятии, Калининградской области, и в некоторых других регионах.

Портовая ОЭЗ в России только одна и расположена она на базе аэропорта «Ульяновск-Восточный». Резиденты зоны занимаются преимущественно ремонтом и модернизацией авиационной техники, а также оказывают сопутствующие услуги.

Закон об ОЭЗ в России действует с 2005 года, но некоторые зоны создавались и ранее, с самого 1991 года. Но в 2016 году оказалось, что большая часть ОЭЗ в России работает неэффективно, несмотря на наличие определенных преференций со стороны государства.

Условия для резидентов

Государство и местные власти активно привлекают новых резидентов в особые экономические зоны. Им обещают экономию примерно в 30% от суммы затрат, что сделает предпринимательство более конкурентоспособным. Экономия достигается за счет того, что в ОЭЗ есть готовая инфраструктура, а налоги ниже, чем на других территориях.

Что касается налогов, больше всего на бизнес обычно давят НДС, налог на прибыль, а также страховые взносы на работников. По всем этим налогам есть преференции, правда не во всех ОЭЗ.

НДС могут не платить только резиденты портовых ОЭЗ, и лишь те, которые оказывают услуги или выполняют работы. Так как портовая зона в России всего одна, фактически об этой льготе говорить не приходится.

Если резиденты ОЭЗ работают с иностранными поставщиками и потребителями, то за купленные у них оборудование, сырье и материалы можно не платить таможенную пошлину. Это же правило распространяется на последующий вывоз за границу произведенной продукции.

Чаще всего при упоминании налоговых льгот имеется в виду налог на прибыль. Из общей ставки налога в 20% федеральный бюджет получает 3%, а остальные 17% – регион. Так как ОЭЗ создаются для развития регионов, они могут установить более низкую ставку.

Например, Татарстан для своих особых экономических зон снижает налог на прибыль до:

  • 0% в первые 5 лет с момента получения первой прибыли;
  • 5% с шестого по десятый годы;
  • 13,5% с одиннадцатого года и далее после получения первой прибыли.

«Федеральная часть» налога на прибыль для ОЭЗ снижается до 2% (а для туристских зон и Магаданской области – до нуля). Так что в Татарстане в первые 5 лет бизнес платит всего 2% от прибыли в виде налога.

Но стоит понимать, что такие условия работают лишь для налогообложения той прибыли, которая получена от деятельности на территории ОЭЗ.

Страховые взносы с работников исчислялись по льготной ставке начиная с 2011 года, но общий процент начислений постепенно рос. Сейчас льгота есть только для взноса на обязательное пенсионное страхование – 20% от зарплаты вместо 22% (хотя еще годом ранее было 13%).

В итоге общие начисления достигают 28% от оплаты труда работников, что почти не отличается от общефедеральных норм (30%).

Еще хорошие условия в ОЭЗ действуют по части имущественных налогов:

  • налог на имущество организаций – не взимается первые 10 лет со дня постановки на бухгалтерский учет имущества;
  • земельный налог – не взимается первые 5 лет с месяца, когда появилось право на земельный участок (10 лет для судостроения);
  • транспортный налог – льготы устанавливаются регионами. Татарстан, Ульяновская и Тульская область отменили эти налоги для резидентов ОЭЗ на первые 10 лет.

В итоге на налогах резидент особой экономической зоны может действительно хорошо сэкономить. Но российские предприниматели (чаще небольшой бизнес) больше жалуются не на ставки налогов, а на порядок их администрирования и частые налоговые проверки. В этом аспекте деятельность резидента ОЭЗ не отличается от обычной предпринимательской деятельности в России.

Почему не все получилось

Первые претензии к работе ОЭЗ у государственных органов возникли через 10 лет активных финансовых вложений – только в 2016 году. Вдруг выяснилось, что десятки и даже сотни миллиардов бюджетных рублей потрачены крайне неэффективно.

В частности, называли такие цифры:

  • за 10 лет на ОЭЗ потратили 186 миллиардов рублей, из них 24 миллиарда даже не смогли освоить;
  • за эти же годы резиденты заплатили налогов на 40 миллиардов рублей;
  • вместо 25 тысяч рабочих мест создали 18 тысяч, на каждое ушло 10,2 миллиона рублей – это зарплата за 25 лет.

В итоге почти сразу после проверки было принято решение закрыть 10 самых неудачных ОЭЗ из имеющихся на тот момент 33 зон.

Тогда внимание на проблему обратил Общероссийский народный фронт, а Счетная палата провела глубокую проверку. Оказалось, что выделенные деньги потратили весьма странно.

Например, в Иркутской области за 8 лет власти потратили 119 миллионов рублей на разработку плана и концепции развития. При этом для ОЭЗ выбрали неудачную площадку, вообще непригодную для туризма. Естественно, что никаких 3 тысяч рабочих мест в зоне на берегу Байкала создать не удалось.

Курорты Северного Кавказа получили от государства деньги на развитие, часть их разместили в «Национальном банке развития бизнеса». Потом у банка отозвали лицензию и 2,6 миллиарда бюджетных рублей были потеряны.

3 года назад представители власти на разных уровнях удивлялись, почему ситуация с бесконтрольными тратами и отсутствием любой деятельности в ОЭЗ так долго оставалась без внимания.

Но пришел 2019 год, а Счетная палата снова с удивлением обнаружила, что большая часть особых экономических зон так и не работает. Очевидно, что принятые в 2016 году решения не помогли.

По данным проверки ведомством обнаружилось, что 80% производимой продукции идет на внутренний рынок (хотя изначально ОЭЗ проектировались под экспорт), где имеет преимущества перед другими национальными производителями.

При том, что в зонах зарегистрировано 656 резидентов, деятельность ведет лишь около 25% из них. Вместо разработки новых видов высокотехнологичной продукции резиденты занимаются производством строительных материалов, автомобильных шин, лекарств.

В результате аудиторы пришли к выводу: резиденты используют особые экономические зоны лишь как способ снизить налоговую нагрузку. Но соглашениями устанавливается требование способствовать социально-экономическому развитию, которое фактически не выполняется.

Что дальше делать с ОЭЗ – никому не понятно. С одной стороны, есть примеры успешных зон (относится это к «Алабуге»), но с другой оказывается, что государственные расходы на эти зоны не приносят достаточной отдачи.

Вероятно, зоны пока продолжат функционировать, но под более пристальным надзором со стороны федеральных ведомств.

Кстати, недавно в России придумали новый тип особых зон – так называемые «внутренние офшоры». Это специальные территории, где могут перерегистрироваться компании, до этого работавшие из офшорных зон. Взамен они получат право работать по корпоративному законодательству той страны, откуда «сбежали». Пока проект не стал популярным.

Как стать резидентом

Пока особые экономические зоны продолжают функционировать, они вполне могут принимать к себе новых резидентов. С учетом более низких налогов это может быть выгодно.

Чтобы стать резидентом, нужно сначала определиться с самой зоной и найти порядок регистрации в ней. Например, по правилам ОЭЗ «Алабуга» порядок действий такой:

  1. Подача пакета документов:
    • заявка, в которой указывается предполагаемый вид деятельности, требуемый земельный участок, данные о планируемых капитальных вложениях;
    • копии учредительных документов организации и свидетельства о регистрации;
    • бизнес-план по утвержденной форме (согласно приказу Минэкономразвития №75 от 23.03.2006 г.).
  2. Бизнес-план выносится на рассмотрение Наблюдательного совета зоны (ее возглавляет сам президент Татарстана Рустам Минниханов).
  3. Если бизнес-план одобряет наблюдательный совет, он передается в Экспертный Совет при Минэкономразвития России.
  4. Если проект прошел согласование в Экспертном Совете, ОЭЗ заключает соглашение о ведении деятельности с резидентом. Затем заключается договор аренды и другие сопутствующие соглашения.

Чтобы проект согласовали, будущий резидент должен иметь определенные средства или возможность привлечь их от инвестора. В первый год нужно будет вложить как минимум эквивалент 1 миллиона евро, а всего за проект – минимум 3 миллиона евро.

Точно не будут согласованы проекты в некоторых сферах деятельности:

  • разработка месторождений и добыча полезных ископаемых;
  • переработка полезных ископаемых;
  • производство подакцизной продукции (кроме автомобилей).

Оформление статуса резидента ОЭЗ может быть выгодно для представителей малого бизнеса. Это не обязательно организация крупного производства, можно найти свою нишу в оказании сопутствующих услуг. Например, организовать транспорт для сотрудников крупного завода, открыть кафе на территории зоны, построить гостиницу для размещения прикомандированных работников или представителей делегаций.

Учитывая, что в каждой особой экономической зоне работают не больше сотни резидентов, и решение может приниматься в индивидуальном порядке. Если у малого предпринимателя не найдется минимальной суммы инвестиций, для него могут предусмотреть и особый порядок. Важно лишь, чтобы его деятельность отвечала целям – способствовала социально-экономическому развитию территории.