Российские монополии – застой, страдания и постоянный рост цен. Или без них никак?

Классическая экономика считает, что монополии – это плохо. Они ограничивают выбор потребителя, взвинчивают цены и вообще очень плохо влияют на рынок. С другой стороны, существует понятие естественных монополий – с которыми государству вроде как бороться не стоит. Мы попытались разобраться в корнях российских монополий и в том, стоит ли так сильно сражаться с остатками естественных монополий.

Полгода назад вступил в силу одобренный ранее Государственной Думой ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции»». Этот закон анонсировал заместитель главы Федеральной Антимонопольной Службы Сергей Пузыревский, отмечая необходимость упразднить принятый ещё в 1995 году закон РФ «О естественных монополиях»:

«Ещё лет пять назад руководитель ФАС Игорь Артемьев указывал, что этот закон устарел и сдерживает развитие современной рыночной экономики. Мы предлагаем признать этот закон, принятый ещё в 1995 году, утратившим силу. Положения, которые определяют понятие сферы естественной монополии и требования к субъектам естественной монополии, надо перенести в закон «О защите конкуренции», а вопросы ценового регулирования – в закон «Об основах регулирования тарифов». В итоге мы получим комплексную конструкцию регулирования этой системы, где закон о естественных монополиях является лишним».

То есть, имеем современный российский мейнстрим в экономике – меньше естественных монополий. Для чего это нужно?

Побудительные мотивы государства в лице ФАС, объясняющие необходимость минимизации количества естественных монополий можно, лишь разобравшись в том, чем они отличаются от искусственных, то есть созданных по чьей-то воле. Как правило, недоброй.

Как возникают монополии

Если изучать этот вопрос досконально, нужно быть стоиком. Ибо сколько авторов исследований на тему возникновения и функционирования монополий – столько и мнений, нередко базирующихся на политических пристрастиях автора. Например, вот один из списков таких причин:

blank

А вот ещё:

blank

Таких списков причин можно представить множество, в каждом – результат труда специалистов, сжатый до нескольких предложений. И ни с одним из аргументов, представленных в таких списках, не поспоришь.

В одном из источников эксперты дали наиболее полное определение причин возникновения монополий, и объединили их в пять пунктов:

  • Сам закон о конкуренции на рынке… [ ] Именно конкуренция рождает монополию. В виду того, что главная цель предприятия на рынке – это получение прибыли, каждый собственник хочет получать её как можно больше. В результате предприятие начинает изыскивать возможности увеличения капитала и производственных мощностей. Так начинаются глобальные объединения компаний, тем самым увеличивается доля рынка, компания становится более могущественной и влиятельной, с таким возможностями предприятие может даже поглощать и других более мелких конкурентов, просто скупая их бизнес или «выдавливая» с рынка. Монополия на конкурентном рынке дает множество преимуществ: бесконтрольное регулирование цен, высокий и стабильный уровень продаж, сверхприбыль и т.д.
  • Закон о концентрации каптала и производства. В законодательстве нашей страны есть закон, в котором говорится о том, что каждый производитель должен тратить часть свои денежных средств на развитие бизнеса, в частности на расширение границ производства, что, так или иначе ведет к тому, что масштабы производства увеличиваются и совершенствуются. Это, в свою очередь, ведет к монополистическим процессам.
  • Новые образования глобального производства. Самостоятельные и правомерные слияния компаний образуют новые монополистические структуры. Законодательство России не запрещает добровольное слияние компаний, более того, создание акционерных обществ – это правомерная деятельность, которая поддерживается государством. Несколько компаний на рынке со схожим товаром объединяются и создают одно большое предприятие, такой процесс называют в экономике централизацией. Централизация совместно с концентрацией капитала и являются хорошим залогом монополии.
  • Процессы изменения частной собственности. Малые предприятия на рынке, безусловно, нужны и играют немаловажную роль в экономике страны. Но без формирования крупных предприятий не было бы серьезного прорыва в научной и технической сфере. Так, за последние несколько десятков лет были построены транспортные сообщения, инфраструктура многих городов, интернет, всё это благодаря развитию на рынке крупных корпораций, которые способны вкладывать деньги в научно – технический прогресс.
  • Влияние кризисной ситуации на рынок. Экономические кризисы в стране толкают предприятия на слияние. В кризисной обстановке мелким компаниям и даже средним достаточно сложно выживать, им либо приходится уйти с рынка, либо быть в одной команде с конкурентами и строить общую империю на совместный капитал. Кризисы толкают предприятия к возникновению монополистических структур».

Есть лишь смысл подвести общий знаменатель.

Считается, что монополизация – это процесс завоевания рынка (или территории в самом широком смысле) с целью занятия на нём господствующего положения. Конечный результат – монополия – это исключительное право субъекта на владение чем-либо и осуществление и реализация своей деятельности в рамках этого права.

Стремление к монопольному владению, использованию ресурсов и средств производства, а также к монопольной реализации произведённого продукта – процесс, обусловленный эволюционно. И в человеческом сообществе. И среди других высоко-средне- и слабоорганизованных животных. И среди одноклеточных животных, и среди растений. И даже среди неклеточных форм жизни.

Вот он, монополист:

blank

Это существо тоже стремится стать монополистом:

blank

А разница между монополистом в живой природе и его синонимом в человеческом сообществе лишь в том, что в первом случае и стремление, и результат – естественны. Во втором – подчас искусственны.

Естественная и искусственная – в чём разница?

Сергей Пузыревский, критикуя год назад существовавший тогда ещё закон «О естественных монополиях» возможно, не желая того, представил новую установку своего ведомства: антагонизм определений естественности и неестественности к понятию «монополия» относится весьма условно:

«Действующее сейчас определение естественных монополий позволяет, на мой взгляд, достаточно безгранично расширять круг сфер, которые можно относить к естественным монополиям. В нем есть определение раскрытия информации, общее положение о контроле, о согласовании сделок – по сути, это всё. Естественная монополия сейчас имеет два метода регулирования. Первый – это ценовое регулирование, когда она устанавливает цену, второй – метод определения круга потребителей, которые подлежат обеспечению в приоритетном порядке в определенных сферах. Например, это больницы, стратегические объекты, которым нельзя отключать электричество.

Главный принцип, который декларируется в действующем законе, состоит в том, что запрещается сдерживать переход из естественного монопольного состояния в состояние конкуренции. Но на деле этот принцип не реализуется. Когда мы анализируем ситуацию на товарных рынках, то видим, что во многих сферах конкуренция развивается, однако закон всё равно называет субъекты, которых, к примеру, на рынке пять, субъектами естественных монополий. Возникает экономический нонсенс».

То есть по определению вроде как менее враждебная к потребителю «естественная» монополия в силу ряда причин, среди которых и законодательные недоработки, и обычная жадность руководителей таких структур всегда способна эволюционировать в искусственную. А это уже объект более пристального интереса антимонопольщиков. Ведь что можно сделать с естественным? Лишь попытаться регулировать. А искусственное можно просто запретить. И общество будет только «за».

Отсюда и успешная попытка ФАС минимизировать количество «естественных» монополий в России, в частности, выбив из-под них законодательную основу, лишив тем самым легитимности само их существование.

Кстати, естественных монополий, по определению отечественных экспертов, в России формально осталось не так много. Это:

  • Транспортировка нефтепродуктов, нефти и газа по магистральным трубопроводам
  • Перевозки по железным дорогам
  • Сетевая передача тепловой энергии и электричества
  • Услуги транспортных терминалов, аэропортов и портов (морских и речных)
  • Центральное водоснабжение, водоотведение и коммунальная инфраструктура
  • Почтовая связь. В нашей стране монополистом в сфере пересылки корреспонденции выступает ФГУП «Почта России»

Российская борьба с монополиями: Ленин улыбается

Скандалы со стомиллионными премиями и миллиардной стоимости квартирами (по разным оценкам) руководства «Почты России», обыски в офисах топ-менеджеров РЖД, да и уже упомянутое упразднение закона «О естественных монополиях» – всё это одна сторона отношения российского государства к монополиям и возмутительно обнаглевшим их руководителям. Другая сторона – увольнение инициатора этого упразднения Игоря Артемьева с должности главы Федеральной антимонопольной службы. И овцы не целы, и волки не сыты. Впрочем, в этом лесу и те, и другие постоянно меняют шкуры…

Владимир Ильич в книге «Шаг вперёд, два шага назад» анализировал кризис в Российской социал-демократической рабочей партии. Тезисы Ленина, как видим, превосходно экстраполируются на ситуацию в отношении современной российской власти к монополиям. Другой вопрос: хорошо это или плохо для всех нас?

Вот на фоне падения доходов россиян повышаются цены на продукты первой необходимости. Да как повышаются! Чего там примеры приводить – все это знают. Выводы некоторых экспертов недвусмысленно намекают: инициаторы этого повышения цен осознанно подводят общество к социальному взрыву. Другие эксперты отсылают к обычной безголовой жадности наших продовольственных негоциантов, и такая точка зрения тоже имеет право на существование. А олигарх в прошлом, а ныне обычный мультимиллиардер Олег Дерипаска видит в повышении цен естественный процесс стремления к равновесию между аппетитами государства в лице его банковской системы и стремлением выжить у производителей продовольствия:

«Странно, что всех удивляет рост цен на продовольствие. Было бы удивительно, если бы они не росли. Нужно посмотреть на то, что происходило последние 10−15 лет: под какой процент аграрный сектор получал возможность финансировать свои проекты…[] Ни предприниматели, ни фермеры чуда не смогут сделать, до тех пор, пока мы предоставляем сельскому хозяйству деньги под ростовщические проценты».

Между тем Олег Дерипаска – алюминиевый монополист, создатель стремящихся к господствующему положению на российском рынке строительных и агропромышленных групп. И выступает этот монополист против другого монополиста, государства в лице ЦБ РФ и всей отечественной банковской системы, также стремящегося к господствующему положению, только на рынке финансовом.

Впрочем, немыслимый рост цен на продукты питания – тема другого разговора, и касается разгула монополистического капитализма в нашей стране лишь боком. Здесь интересна тенденция: волчара-монополист Дерипаска критикует волчару-монополиста государство, укутавшись в овечью шкуру…

Ситуацию с подорожанием продуктов решено сбить волевым ограничением цен. Собственно, при всех существующих проблемах в ценообразовании монополист-государство идёт на создание ещё одной: их государственной зарегулированности. К чему это привело нас несколько десятков лет назад, многие помнят: к пустым прилавкам. Однако ведь агропромышленный сектор в нашей стране сейчас тоже своего рода естественный монополист, если вспомнить об импортозамещении, а методы регулирования деятельности субъектов естественных монополий отработаны давно и во всём мире они одинаковы. Вот эти методы:

  • ценовое регулирование, осуществляемое посредством определения (установления) цен (тарифов) или их предельного уровня.
  • определение потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию, и (или) установление минимального уровня их обеспечения в случае невозможности удовлетворения в полном объёме потребностей в товаре, производимом (реализуемом) субъектом естественной монополии, с учетом необходимости защиты прав и законных интересов граждан, обеспечения безопасности государства etc.

Как видно, именно эти методы и приняты правительством с подачи президента для решения (будьте покойны, временного, по сути, тактического) ценового демарша продовольственных негоциантов. Что подтверждает присовокупление к официально существующим в России естественным монополиям агропромышленного сектора.

В экономике всегда полутона

«Газпром», РЖД, «Почта России», – несомненно, монополисты. Созданные ещё в СССР, во времена абсолютного отсутствия конкуренции и рыночной экономики.

Несомненно и то, что постоянные скандалы, связанные с беспрецедентным бесстыдством руководителей этих структур, назначающих себе астрономические премии, приобретающих миллиардной стоимости особняки etc – результат их монопольного статуса.

Но не менее несомненен тот факт, что по-другому в нашей стране эти отрасли экономики работать не смогут, а вместе с ними – и многие другие. Даже учитывая практически нулевую до последнего времени производительность, если так можно выразиться, таких монополистов, как та же «Почта России».

Эти естественные монополии – крупнейшие налогоплательщики и работодатели. Меценаты и сподвижники развития, например, народного спорта. Сколько ледовых дворцов, спортивных арен настроил Газпром? Сотни по стране. То-то.

Предприятия, составляющие эти сектора экономики страны – во многом её опора. Они – аккумуляторы огромных капиталов, что в свою очередь, позволяет таким предприятиям становиться инвесторами в инновационные проекты, которых иначе просто не было бы.

Государство справедливо требует стабильности и подотчётности в работе таких монополистов, но вынуждено содействовать им. Это необходимо для процесса пусть не повышения – хотя бы сохранения существующей конкурентоспособности нашей экономики. Может быть, увольнение слишком уж поприжавшего наших монополистов бывшего главы ФАС Артемьева – результат такой необходимости.

Какие монополии нам нужны?

У Ильфа и Петрова есть фельетон «Нужна ли нам сатира». В этом фельетоне и есть ответ на вопрос, вынесенный в подзаголовок. Классики описывают бурные дискуссии, ломание копий и выдирание волос в процессе обсуждения этого животрепещущего вопроса на очередном съезде писателей. И последовавший вывод, с которым согласились все без исключения участники обсуждения: «Хорошая сатира нам нужна, а плохая сатира нам не нужна!».

Вот и всё, стоило время тратить и людей от своих дел отвлекать. Хорошие монополии нам нужны, а плохие монополии нам не нужны!

Если серьёзно, идеальным примером сосуществования общества, государства и монополий был бы стопроцентный баланс «хотелок» всех этих трёх субъектов. Так, конечно, не получится никогда – но важно стремление к такому балансу. Важно, с одной стороны, участие государства и общества в ограничении влияния на них монополий, – законодательными актами, возможностями общественного воздействия, регулированием финансовых возможностей монополий и их «рулевых».

А с другой стороны, способности тех же «Газпрома» и РЖД без лишней нервозности планировать свою работу и приводить эти планы в жизнь, основываясь на уверенности в долгосрочных и прозрачных перспективах своего существования.