Сохранить «старые» деньги: зачем привлекать в бизнес family-офисы, а не пытаться вкладывать самому и без опыта?

Капитал российских бизнесменов считается «молодым» – он образовался всего за пару-тройку десятилетий. Но проблема в другом – российские капиталовладельцы не очень-то и умеют им управлять. Им на помощь готовы прийти так называемые family-офисы – которые готовы малой ценой ускорить приумножение средств.

Эпоха концентрации капитала

По данным «The Global Wealth Report 2020» Credit Suisse, на вершине пирамиды мирового богатства в начале этого года было 175 690 человек со сверхвысоким уровнем дохода (UHNW – или «ультрахайнеты») – с чистым капиталом более $50 млн. Из них в России – 3030 ультрахайнетов, и нескольким меньше половины из них – с богатством свыше $100 млн. По числу обладателей крупного капитала РФ в рэнкинге Credit Suisse – на 9 позиции. Зато по концентрации – на 1-ом. 1% наиболее богатых россиян в 2020 году владели более 55% всего личного богатства в стране. В США, лидирующих по количеству ультрахайнетов, этот показатель был на уровне 35%.

К сожалению, качество пока не соответствует количеству. Структурированностью и грамотным управлением этими благосостояниями многие российские капиталовладельцы похвастаться пока не могут. В странах той же Западной Европы личные богатства копились с Крестовых походов, а управление ими начало развиваться со средних веков и постепенно подстраивалось к текущим реалиям.

В России, до 90-х был Советский Союз, то есть нашим капиталам максимум 30 лет, а попытки осознанно управлять ими – а не просто прятать от захвата и налогов, начались и вовсе недавно, совпав с наступлением первого «рубежа наследования». Многие ранее молодые и бесшабашные капиталисты достигли пенсионного возраста и озаботились сохранностью нажитого и грамотной передачей капиталов по наследству.

Почему россияне управляют капиталами по-старому?

Увы, психология большинства состоятельных людей осталось старой. Принцип «я сам, а то делиться придется» и устой, что консультанты «только деньги проедают» до сих пор зачастую безотказно работают. Результат я неоднократно наблюдал своими глазами: один из нынешних клиентов некоторое время назад решил вложиться в альтернативные инвестиции: мол, «за венчуром больше профита». Работать через профессиональные фонды пожадничал: чтобы туда попасть нужен довольно крупный чек. Самому во всем разобраться было сложно. Нанял менеджера средней руки для отбора проектов. Отобрал как смог, вложил, по $50-100 тысяч в пяток стартапов в Европе и США, – через год, все стартапы благополучно грохнулись, а вместе с ними испарились и несколько сотен тысяч долларов. Могло бы быть иначе, имей он грамотные ответы на вопросы о том, как оценить, как структурировать, какого администратора, нанять, как сделать аудит и пр.

Тот же клиент так же самостоятельно попробовал выйти в золотодобывающий сегмент на развивающихся рынках: «Африка – новый Клондайк!». Рекомендовали ему специалистов в этой сфере, но нет: «все кругом жулики и стяжатели, лучше сам». Собрал команду, начал вести переговоры, обсуждать сделки, нанял геологов, механиков, инженеров… За полгода полмиллиона фунтов как не бывало, а золота особо не прибавилось. «Вот и поработали», – шутил он потом. Еще один владелец капитала самостоятельно инвестировать в недвижимость Германии. Надежно? – Надежней не бывает. Немецкая недвижимость в цене всегда. Если обесценятся деньги, Германия, крупнейшая экономика Европы с ее огромной деловой активностью, и тем не менее недооценённая, «ляжет» последней. Что в результате? Супердорогой по затратам проект в центре Берлина с доходностью 3% годовых. А могло бы быть 20% при правильном подходе, структурировании, да еще с местным финансированием…

Вывод очевиден – конфликт поколений: деньги все те же, «старые», но «папины» методы управления ими в новых реалиях не работают. Самостоятельных попыток для управления большими географически распределенными по разным юрисдикциям благосостояниями с активами в разных сферах недостаточно, нужна система профессионалов. Причем профессионалов разной специализации. Обычно у клиента в периметре активов несколько бизнесов: производство, девелопмент, услуги – этим нужно управлять и развивать.

Кроме того, имеются накопления, которые нужно сохранить, ликвидный кэш, который требуется инвестировать. Плюс все имеющиеся активы необходимо грамотно структурировать, так как обычно беглое структурирование, сделанное в постсоветскую эпоху, не дает должной ни защиты, ни выгоды и затрудняет наследование. А еще есть филантропические проекты, коллекции искусства, благотворительные фонды и т.п. и т.д. На все это накладываются юридические, налоговые и бухгалтерские нюансы в разных юрисдикциях.

Что нужно учесть в управлении бизнесом?

Вопросов сотни. Начиная с личного резидентства и заканчивая страновыми цепочками поступления денег к конечному бенефициару. Неправильное структурирование может, как показывает практика, уполовинить доходы и существенно опустошить благосостояние. «Встать физиком или компанией? Встанешь физиком – заплатишь 50%, соответственно, интереснее структурировать через компании: Люксембург, Кипр, BVI… По компаниям требуется создание сабстенса – присутствия, не просто «пустышки» – почтового ящика», – и это только начало одного из диалогов с клиентом. В нем сотни возможностей и выборов, каждый из которых критичен. Решение проблемы требует комплексного подхода с участием разных специалистов и с «заточкой» на российский менталитет.

Конечно, по каждому из перечисленных направлений существует масса специализированных компаний с именами и репутацией – консультанты, международные юридические фирмы, инвестбанки, фонды… Но нанимать для этой цели 5, 6 или 10 компаний может оказаться экономически неоправданно. Каждый внешний консультант «заточен» на часовую ставку оплаты со всеми вытекающими последствиями. Так, например, в ходе работы с одним из клиентов выяснилось, что стоимость годового обслуживания прайвет-джета стала у него отличаться на сотню тысяч долларов в меньшую сторону после того, как управление этими костами было централизовано в фэмили офису. До этого ему не казалось важным «$200 больше в одном месте, $100 – в другом…».

При этом деньги не главное. Важен персональный подход и полное погружение в тему, которого крупные специализированные игроки обеспечить, увы, не могут. Просто в силу масштабов своей деятельности.

Результат – невозможность оперативного взаимодействия между ними, отсутствие преемственности знаний о бизнесе владельца и, главное, его ежемоментной информированности о том, что конкретно прямо сейчас происходит с его состоянием. При этом, чем сложнее ситуация, тем более запутана цепочка посредников, сложнее отношения между ними и менее контролируем весь процесс.

Когда и как сделать правильный выбор?

Типичный случай – наследование. В России, где капитализму всего 30 лет, происходит лишь первая смена поколений капиталовладельцев. Вот пример: большинство активов клиента распределены за рубежом в юрисдикциях, структурированы с одной стороны запутанно, а с другой грубо, что повышает риски заморозки или утраты средств. Статус этих юрисдикций в последнее время изменился, что раньше казалось тихой гаванью, больше финансовых секретов не хранит. При этом ситуация осложняется многочисленными наследниками, не желающими договариваться между собой и работать над получением наследства сообща. Клиент в ужасе. Что делать – точно не знает никто.

Процесс наследственной передачи капитала, накопленного богатейшими россиянами в эпоху «дикого капитализма» не отлажен, как в Европе, где эта культура формировалась десятилетиями. Но если по каждому вопросу будет отдельное юрлицо консультант, и у каждого еще и свой юрист-финансист со свитой, то решение вопроса может занять годы и вряд ли будет оптимальным.

Шансы на успех, на мой взгляд, будут гораздо больше, а затраты меньше, если в решении вопроса задействована единая команда, специалисты которой занимаются исключительно данными конкретными активами, знают их историю, могут обеспечить оперативные трансграничные связь, контроль и управление ими, а также сбалансировать противоборствующие стороны в интересах сохранения капитала, не занимая позицию никакой из сторон. Резюмируя, погружение, эксклюзивность и комплексность – главные преимущества современных фэмили-офисов– «карликов» из десятка-другого сотрудников, ворочающих сегодня огромными состояниями.

Неудивительно, что с 2008 года, по данным Ernst&Yong, число фэмили-офисов выросло десятикратно и сейчас исчисляется десятком тысяч.