В России в очередной раз предлагают ввести продуктовые карточки. Разбираем, хорошо это или плохо, и какие есть альтернативы

Вернуться к системе распределения товаров по карточной системе предлагают как государственные ведомства, так и независимые эксперты, однако до сих пор ни одна из таких идей не была воплощена в жизнь. Тем временем инфляция разгоняется, а проблема бедности становится все более актуальной. Так чего же больше в карточных системах – плюсов или минусов, и какие есть у них альтернативы – изучаем вместе с вами.

Что за талоны предлагают ввести

Борьба с бедностью – ключевая национальная цель в России на ближайшие несколько лет, и большая часть усилий властей так или иначе призваны повышать уровень жизни населения. Получается, правда, не очень хорошо – стартовав с 13,2% россиян, живущих за чертой бедности, в 2019 году, сейчас уровень бедности уменьшился аж до 13,1%. При этом наравне с вполне современными способами повышать доходы (вроде детских выплат), периодически звучат идеи вернуть в практику продуктовые талоны.

Например, совсем недавно это предложил Валерий Миронов – главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития» Высшей школы экономики. По его словам, центральные банки «вбрасывают» в экономику слишком много денег, от чего растут цены на все товары, включая продовольствие. И поэтому было бы правильным ввести продовольственные талоны для самых бедных слоев населения. И это в любом случае лучше, чем просто раздавать деньги.

Инфляция в России, действительно, зашкаливает – она уже вплотную подобралась к 8% в годовом выражении, что будет ровно вдвое выше цели, которую ставил Центробанк.

Однако призывы оказывать продовольственную помощь малоимущим россиянам звучат и от представителей властей. Так, буквально сейчас стало известно, что до 1 ноября сразу три ведомства (Министерство экономики, Министерство сельского хозяйства и Минпромторг) должны будут подготовить предложения, как они могут бороться с инфляцией. И под первым же пунктом значится «проработать запуск программы продовольственной помощи для малоимущих граждан».

И это уже далеко не первая подобная инициатива:

  • в 2017 году Минпромторг предлагал ввести специальные карты, на которые будут зачисляться бонусы или баллы на покупку продуктов. На эти цели хотели выделить астрономические (по меркам такого проекта) 300 миллиардов рублей, причем каждый месяц россияне получали бы на такую карту около 1500 рублей. Эти карточки, как предполагалось, можно было бы «отоваривать» – покупать на них мясо, рыбу или овощи. Тогда идею поддерживали даже на уровне правительства, Минпромторг даже разработал порядок расчета доходов граждан, а запустить все это хотели уже с 2018 года. Почему это не получилось (при том, что с бюджетом тогда проблем не было) – до сих пор непонятно;
  • в конце 2020 года тот же Минпромторг хотел ввести потребительские сертификаты для людей с доходами ниже прожиточного минимума, по которым те могли бы получать адресную помощь. Сертификаты хотели привязать к картам «Мир», а тратить деньги по ним разрешили бы только на продукты. Но и эта программа в итоге так ни к чему не привела.

Пока же власти предпочитают бороться с причиной инфляции, а не с ее последствиями – работая с производителями и ритейлерами, вводя экспортные пошлины и квоты, и активизируя проверки по линии антимонопольной службы.

В то же время продуктовые карточки продолжают ассоциироваться у россиян с не самым благоприятным периодом в истории России.

Талоны на еду – это хорошо или не очень?

В основном идеи начать раздавать малоимущим продукты просто так исходят от Минпромторга и не просто так – в ведомстве таким способом намерены решить сразу две проблемы: уменьшить бедность (люди получат продукты просто так) и поддержать производителей и розницу (ведь за продукты все равно заплатит государство). То есть, так власти просто заменят программы прямых выплат населению, которые практикуются в некоторых странах мира.

Но мнения касательно этой программы достаточно сильно разделились – еще в 2017-м многие считали, что проблемы возникнут как на стадии выбора источников финансирования программы, так и по части логистики. А чтобы ограничить выбор товаров, которые можно покупать по продуктовым карточкам, придется серьезно интегрироваться в информационные системы торговых точек (иначе россияне найдут способ спустить все деньги на нецелевые расходы).

В 2021-м же основной проблемой стала инфляция, и о продуктовых карточках снова заговорили. Эксперты предупреждают – с учетом нынешнего роста цен зима ожидается сложная, особенно для тех, кто живет на доходы ниже прожиточного минимума. И введение талонов, карточек или любых других адресных субсидий на продукты стало бы хорошей поддержкой для россиян. С другой же стороны, это большая масса «новых» денег в обороте – что приведет к росту инфляции.

Так чего же больше в продуктовых карточках – пользы или вреда? Попробуем собрать их плюсы и минусы.

Положительные стороны наличного кредитованияДостоинства Негативные стороны наличного кредитованияНедостатки
  • возможность более-менее адресно помочь тем, кто не в состоянии купить продукты;
  • поддержка отечественного производителя и торговых сетей;
  • возможность по максимуму использовать технологии – сделать карточки электронными или внедрить их в программы лояльности магазинов;
  • возможность привязать программу к картам «Мир», на которые приходят пособия и пенсии;
  • снижение уровня бедности.
  • большие расходы со стороны государства – это примерно как ввести еще одно пособие на детей;
  • механизм выдачи карточек, скорее всего, будет забюрократизирован и излишне усложнен (иначе нельзя выделить тех, кто нуждается в помощи);
  • многие из реально нуждающихся могут «выпасть» из программы, не имея официальной работы или не проходя по «правилу нулевого дохода»;
  • большие сложности по подключению программы к торговым сетям;
  • сложно все это организовать в условиях пандемии;
  • дополнительные деньги в обороте (пусть и безналичные) приведут к ускорению инфляции;
  • негативные ассоциации со сложными временами в 90-е годы.

Вероятно, из-за дороговизны и сложности подобные программы до сих пор не удавалось запустить в России – при том, что инициатива Минпромторга от 2017 года была уже очень серьезно проработана. И если технические вопросы можно достаточно легко решить с помощью Госуслуг, карт «Мир» и СБП, то где взять огромные деньги на программу в условиях напряженного федерального бюджета (и хронически дефицитных местных бюджетов) – неизвестно.

Талоны изобрели не в СССР

Карточная система снабжения населения товарами считается одним из способов рационально распределять блага среди нуждающихся. Прообраз такой системы существовал еще в Древнем Риме, но в более-менее современном виде она появляется во времена Первой Мировой войны. В этот период продовольствие через карточки распределяли все стороны – это было в США, в Германии и даже в Царской России (ведь нужно было снабжать 15-миллионную армию).

Чуть позже карточную систему начинает применять Временное правительство – после введения «хлебной монополии» и из-за бесконтрольной печати денег население могло получать продовольствие только через карточки. Не смогла отказаться от карточной системы и молодая Советская Россия – отменить их смогли только к 1921 году с переходом к НЭПу.

Тем не менее, распределять продовольствие по карточкам пришлось и с 1931 по 1935 годы, потом с 1936 по 1937 и с 1939 по 1941 годы СССР накрывали новые кризисы снабжения, голод в отдельных регионах, и… возрождение карточной системы, на этот раз их вводили на местах.

В годы Второй Мировой войны продуктовые карточки были в обращении во всех участвующих странах – и в СССР, и в Германии, и даже в США (которые максимум доступных ресурсов отправляли на фронт, оставляя внутри страны минимум). В СССР отменить карточки смогли только в декабре 1947 года. В других странах талоны существовали и дальше – в Чехии, Великобритании, Японии и Израиле в сложные годы так обеспечивали население продуктами.

Но самый известный период продуктовых карточек начался в СССР после старта Перестройки. Из-за отмены государственной монополии на экспорт и перехода предприятий на принципы хозрасчета внезапно оказалось, что денег в стране намного больше, чем товаров. И, хотя первые талоны ввели еще в начале 1980-х (чтобы хоть как-то уравнять снабжение Москвы и провинции), в основном талонная система стала внедряться только в 1989 году. С ее помощью советские власти пытались обуздать тотальный дефицит поставок – чтобы купить что-то в магазине, нужно было не только заплатить за товар, но и предъявить выданный в ЖЭКе талон с печатью.

Талонная система просуществовала до 1992 года, после чего в ней пропал смысл – цены «отпустили», и они тут же пришли в равновесие со спросом и предложением (по факту для населения это выглядело как гиперинфляция).

Кстати, подобная система до сих пор существует в США – на протяжении уже 50 лет граждане получают финансовую помощь от государства, сейчас она приходит на специальные карты. Каждый месяц житель США с доходами ниже тысячи долларов получает на карту около 126 долларов – и таких в стране около 44 миллионов человек.

Есть ли альтернатива?

Хоть об этом известно не очень широко, в ноябре прошлого года в России таки ввели продуктовые карточки. Их раздают в 3 регионах России (Ростовская и Владимирская области и Санкт-Петербург), и получают их всего около тысячи семей – семьи с детьми и те, кто пострадал от COVID-19. Однако это не совсем государственная программа – проект запустил благотворительный фонд «Русь» вместе с ОНФ и сетью магазинов «Магнит». И как раз в приложение сети «Магнит» эти карточки интегрированы – на них семьи получают 1000 бонусов каждый месяц, потратить которые можно лишь на товары первой необходимости.

Но это лишь один наполовину частный проект, который вряд ли сможет хотя бы как-то повлиять на уровень бедности в стране.

Однако в России уже достаточно долго существует другая программа, направленная на адресную помощь малоимущим. Это программа социальных контрактов, которые работают примерно так:

  • с семьей, попавшей в трудную жизненную ситуацию, администрация города заключает социальный контракт;
  • по контракту семья обязуется делать что-то, что выведет ее из этого положения – например, глава семьи найдет работу, запустит свое дело или пойдет учиться;
  • за это семья получает помощь от государства. Чаще всего это денежные выплаты в размере прожиточного минимума, но вообще условия контрактов могут быть очень гибкими – и кто-то вполне сможет получать помощь в виде продовольствия.

Основная цель социальных контрактов – не помочь семье на короткий период времени, а вывести ее на стабильную финансовую траекторию. К тому же, это возможность получить от государства максимум помощи – по социальному контракту можно получать выплаты одновременно с пособием по безработице или даже после трудоустройства (пусть и не очень долго). А некоторым семьям государство помогает купить все необходимое для старта бизнеса – например, поголовье животных для своей фермы, и т.д.

Кроме того, в финансово «стабильных» регионах власти готовы помогать с продуктами малоимущим и без карточной системы – например, в Москве можно получить такую помощь именно по городской программе. Увы, большинству регионов России такие программы не по бюджету.