Всем мелким лавочкам не жить! Частные круглосуточные магазинчики, которых было так много, могут исчезнуть навсегда

Ещё год-два назад виртуальные иностранцы с виртуальным восхищением рассказывали виртуальным авторам разительное отличие ночной России от ночных Штатов, Британии, Франции etc. Умиляло таких иностранцев вот что: в России круглые сутки «всё открыто». А примером такой «всёоткрытости», помимо, конечно, клубов и ресторанов служили бесчисленные магазинчики «во дворах».

В них действительно можно было в любое время купить продукты, батарейку на пульт для телевизора, перчатки и даже (из-под полы) запрещённый законом от 2013 года алкоголь после 23:00 (в регионах, что «святее Папы римского» – уже после 22600).

Сейчас таких магазинчиков, над дверью которых в те времена обычно красовалась вывеска «продукты круглосуточно» всё меньше. Скоро, похоже, не будет совсем.

В связи с появлением такой тенденции к очередному массовому вымиранию в России очередного массового бизнеса не могут не возникнуть вопросы. Почему так происходит? И – есть ли у таких магазинчиков будущее?

…и катарсис…

Собственно, о небольших не сетевых магазинах речь идёт просто потому, что они у всех на глазах. И да, они закрываются. Только вот сама тенденция охватила все российские предприятия малого и среднего бизнеса. А небольшой магазин почти в 100 процентах случаев – в этой категории.

blank

Так вот,

ещё весной минувшего года счёт закрывающимся МСП (малым и средним предприятиям) пошёл на тысячи по всей России. Эксперт «Ъ», президент Ассоциации малоформатной торговли и член «Опоры России» Владлен Максимов в марте 2020 года заявил: обстановка критическая: «Деловое объединение проводит собственные опросы, которые показывают – предприниматели уже на грани. Ситуация близка к катастрофе, особенно несетевых продавцов по торговле продуктами. Магазины закрываются сплошь и рядом, некоторые даже не закрыты административно, просто они не выдерживают конкуренции, потому что нишевые продукты, сейчас людям не до этого, они готовы экономить и ради этого там дальше проехать, то есть маленькие магазины закрываются».

Прогнозы юристов той весной тоже оптимизма не прибавляли.

управляющий партнёр Адвокатского бюро «Бишенов и партнёры» Алим Бишенов рассказывал «Ъ-FM»:

«В последние дни число консультаций по поводу ликвидации ИП резко выросло. И это только начало. Думаю, что эта волна будет нарастать. У малого бизнеса подушка безопасности достаточно маленькая».

И прогнозы, и смутные предчувствия оправдались.

Россия к августу 2020 года потеряла 1 миллион 95 тысяч 423 микро, малых и средних предприятия (МСП), или почти каждый пятый бизнес в этом секторе,

подсчитала аналитическая служба международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza. Эти данные растиражировали все серьёзные и даже лишь претендующие на серьёзность российские СМИ. Правда, интерпретировав цифры каждый по-своему.

«2020 год стал одним из самых тяжёлых для бизнеса, особенно для малых предприятий. В ситуации карантина и тотального падения спроса многие небольшие компании не смогли пережить кризис», – констатировала весной президент FinExpertiza Елена Трубникова. Кульминация…

…и катарсис: параллельно закрытию миллиона с лишним МСП в России появилось 848,5 тысячи новых. В результате общая цифра уменьшения количества МСП за восемь месяцев 2020 года составила 240 тысяч, или на 4,2 процента.

А начиная с сентября, по данным единого реестра субъектов МСП, количество предприятий малого и среднего бизнеса увеличилось на 100 тысяч после резкого падения. По информации ФНС, на 10 декабря 2020 года в России численность микро, малых и средних предприятий составляет 5,7 миллиона. А год назад их было чуть более шести миллионов.

Без водки ночью много не наторгуешь

Среди безвозвратно закрывшихся малых и средних предприятий, надо полагать, несомненное большинство – именно не сетевые, компактные, работавшие круглосуточно магазинчики. Причин их закрытия несколько. Это

  • Конкуренция со стороны расплодившихся сетевых гипермаркетов
  • Законодательный запрет на ночную торговлю алкоголем
  • Высокая арендная плата
  • Отсутствие «подушки безопасности»

Разумеется, не обошлось и без вездесущей пандемии, но своё влияние вирус на исследуемую сферу деятельности малого и среднего бизнеса оказывает так же, как и на остальные. Следовательно, на факт безусловного лидерства маленьких магазинов по количеству разорившихся в сравнении с остальными МСП этот аргумент не влияет.

Итак, конкуренция.

Елена Делянкина, хозяйка небольшого (около 100 кв.м) помещения, где прежде располагался её же продуктовый магазин, сейчас просто сдаёт всю его площадь в аренду:

– В нескольких сотнях метров от моего магазина два года назад открыли гипермаркет. И люди со временем перестали заходить ко мне, даже те, что живут поблизости. Они предпочитают больший выбор, их радуют всякие интересные акции, которые предпринимают крупные маркеты, постоянные скидки, да и реклама свою роль играет. На всё это я пойти не могу. Кроме того, в конечном счёте, цены у меня подчас ниже, чем даже на товары со скидкой в этом супермаркете. Но ведь не встанешь же у дверей и не будешь каждому прохожему кричать: «Заходите, у меня дешевле!» Правда, дешевле ненамного, и мы ведь не на базаре… В общем, сейчас у меня косметикой торгуют. И уже жалуются на запредельно высокую арендную плату, будут уходить. Так что и помещение я выставляю на продажу. Конец бизнесу.

Мощный удар по маленьким магазинам нанесло государство, законодательно запретив продавать алкоголь ночью. Напомним, что с 1 января 2013 года вступили в силу изменения к Федеральному Закону № 171 «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции». В результате продажа алкоголя в России запрещена с 23:00 до 08:00. По решению местных властей этот временной промежуток может быть изменён, но лишь в сторону увеличения.

Аминат Лайманова – директор небольшого круглосуточного продовольственного магазина. Здесь можно (но лишь за наличные, и если ты уже примелькался) взять водку, вино или пиво в любое время.

– Наш магазин принадлежит начальнику райотдела полиции, – усмехается Аминат,– поэтому пока не трогают. А клиентура наша ни за что не сдаст, и свидетелями никто не пойдёт, если вдруг какая несанкционированная хозяином проверка случится. Мы ведь для ночных покупателей – как колодец в пустыне, в округе нет больше никого. И, кстати, ночная выручка на алкоголе порой вдесятеро превышает дневную по всему ассортименту.

(Ремарка для правоохранительных органов: если что, этот магазин и его директора автор полностью придумал, в нашей стране ФЗ № 171 никто, даже под «крышей» полковников полиции, не нарушает, нет, нет! – авт.)

С вступлением в силу закона о запрете ночных продаж алкоголя закрылись не тысячи – сотни тысяч маленьких магазинчиков во дворах городов и в сёлах. Но кто их считал, и кто о них сожалеет – чиновничьи понты в стране рулят. Или зафиксированная законодательно возможность монополизировать ночной рынок спиртного

Диктат собственника и абсолютная уязвимость

Приведённые в пример бойцы торгового фронта не имеют проблем с помещением – и всё равно, Елена Делянкина сворачивает бизнес, а магазин Аминат Лаймановой давно закрылся бы, имей он другого хозяина.

В том числе и по следующей причине: арендная стоимость коммерческой недвижимости почти в любом городе России выше, порой в разы, даже арендной стоимости жилья. И растёт – не угнаться. 20-метровая квартира, например, В Екатеринбурге сдаётся за 16 тысяч рублей (инф – сайт MILTAR), в то время как аренда коммерческой недвижимости в этом славном городе колеблется от 25 до 50 тысяч рублей за сравнимую площадь. То же в южном Ставрополе: 8-10 тысяч рублей за 30-метровую однушку – и 15-20 тысяч за сравнимое по площади коммерческое помещение (инф – агентство недвижимости «Феникс»).

blank

Ещё одна из наиболее весомых – но далеко не последняя причина разорения малых и средних предприятий в России, и, в частности, маленьких магазинов – уязвимость МСП перед внешними вызовами, в том числе, искусственными.

Марк Гойхман, эксперт TeleTrade так определил этот фактор в беседе с журналистом РБК:

«Специфика малого и среднего бизнеса состоит в том, что он, как правило, ориентирован на те сферы, которые более всего страдают от ограничений на передвижение людей… Малые и средние предприятия обычно уязвимы и в том, что имеют меньше резервов и возможностей выживания по сравнению с более крупными компаниями, меньший доступ к кредитам, госзаказам».

Закон суров… и неадекватен

Коммерческий директор компании «Невада» Михаил Конов (Группа компаний «Невада Групп» осуществляет свою деятельность на рынке продуктов питания Дальнего Востока) в интервью корреспонденту ИА РЕГНУМ рассуждает:

«…Существующая налоговая политика значительно снижает свободу маневрирования для предпринимателя, а это ключевое условие существования малого и среднего предпринимательства (МСП), и оно утрачивается… Если говорить о главных врагах МСП сегодня, то в настоящее время тормозят рост занятости в секторе МСП зарплатные налоги.

[]… Налоговая нагрузка на зарплату – это примерно 50 процентов от чистой суммы, которая выплачивается работнику, и многим работодателям становится невыгодно брать людей официально на работу. Такой бизнес начинает искать обходные пути, например, держать работников за штатом, и искать другие уловки.

Мешают росту занятости и высокие ставки кредитов на развитие для малого и среднего бизнеса. Банки боятся потерять деньги».

Чтобы занятость в секторе МСП начала интенсивно расти необходимо снижение зарплатных налогов, прозрачная фискальная политика с низкой налоговой нагрузкой для предпринимателей, льготные ставки кредитования».

Но приведённое мнение эксперта – лишь банальная надводная часть айсберга.

Со следующего года будет отменён Единый налог на вменённый доход (ЕНВД). В результате налоговая нагрузка на МСП, по разным оценкам (это зависит от сферы деятельности предприятия) вырастет от 1,5 до 10 раз. Или вот – онлайн-кассы.

«Введение касс-онлайн – вспоминает бывший мэр Нижнего Новгорода, председатель нижегородского регионального отделения «Опора России» Владимир Панов в своей статье, опубликованной в нескольких российских СМИ, – преподносилось как освобождение от сдачи отчётности в налоговую инспекцию. В итоге за приобретение самих касс, пост-систем, 2D сканеров штрих кодов, за установку и обслуживание всего этого пришлось заплатить десятки тысяч рублей. Кроме того – ежегодная плата за фискальные накопители (8000 рублей), базовую лицензию для сдачи отчётности (7000 рублей), электронный ключ (рутокен) – 1500–3000 рублей».

Установка системы ЕГАИС (это единая государственная автоматизированная информационная система, предназначенная для контроля над объёмом производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции), тоже обязательна для магазинов, торгующих алкоголем, с 2015 года.

Вот расчёт того времени (суммы в рублях):

  • 2D-сканер – около 10 000
  • ПК – 10 000-15 000
  • Фискальный регистратор – от 22 500
  • JaCarta – 5 000
  • Программа 1С – 4000-5000
  • Апгрейд программы 1С – 3 000

Все цифры – по минимуму. Всего – более 60 тысяч рублей. Сейчас эту сумму можно смело удваивать.

Сопоставимо со всей месячной прибылью среднестатистического маленького магазинчика в селе или возле дома.

Продажа сигарет – ещё одна статья, безусловно стабильного, казалось бы, дохода маленького магазина. Но и здесь российский закон – враг предпринимателя. С 1 июля 2020 года введён запрет на продажу немаркированного табака и табачных изделий, а весь учёт маркированного товара должен вестись через системы электронного документооборота. Для этого ранее каждой пачке сигарет присвоен свой уникальный QR-код, который сканируется при приемке сигарет и должен сканироваться при продаже. Оборудование, необходимое для такого сканирования, стоит десятки тысяч рублей.

Готов ли хозяин маленького сельского или городского магазина к таким тратам?

Все-в супермаркет!

Все эти частности, по отдельности цивилизующие и осовременивающие продуктовую торговлю в стране, объединившись, становятся невыносимым грузом для хозяина маленького магазина. А ко всему этому присовокупляется пониженный спрос, обусловленный снизившейся покупательской способностью населения.

blank

Маленькие магазины, уже закрывшиеся, разорённые «оцивилизовыванием и осовремениванием», не вернуть. Есть надежда на возникновение в описанных условиях новых? Судя по всему вышенаписанному, нет. Слишком уж их государство, как видно, ненавидит. А вот не столь ненавидимые нашим государством малые и средние предприятия других сфер деятельности, по мнению эксперта «TeleTrade групп» Марка Гойхмана, «полностью смогут восстановить обороты не ранее, чем к 2022 году».

Не ранее, но всё же смогут. А за хлебушком? Все – в супермаркет.

При подготовке статьи использованы изображения, представленные в свободном доступе, а также материалы ИА Регнум, ИД «Коммерсант», ИА РБК.