Зерновая биржа: панацея или фикция? В России всё чаще раздаются голоса в пользу централизации торговли зерном

Высокие цены на зерно важны для аграриев, и им с этим обычно помогает государство, скупая часть предлагаемых на рынке объемов. Но в этом году такие интервенции, возможно, будут проходить через зерновые биржи. И, учитывая прошлый опыт, это может быть и спасением для отрасли, и очередным бесполезным нововведением, которое никак не поможет производителям.

Пока рулит business to business

В нашей стране – если верить оценке бизнес-карты России (MXKR) – как минимум 786 зерновых компаний. С ростом заинтересованности мирового рынка в русском зерне – а тот факт, что страна уже несколько лет удерживает первенство в этом секторе мирового рынка, однозначен – всё чаще раздаются голоса в пользу некоторой централизации процесса зерноторговли. То есть чтобы не было, как у семи нянек.

Что имеется в виду? Разумеется, не диктат на тему «хочешь быть передовым – сей квадратно-гнездовым». И не разнарядки по минимальному валовому сбору, как во времена продразвёрстки и дальнейшего построения коммунизма.

Имеется в виду упорядочение взаимоотношений производителя зерна и, с одной стороны, государства, а с другой стороны, производителя зерна – и его покупателя.

Ежегодно по окончании уборочной в зернопроизводящих регионах ждут определённости в ценовой политике государства касательно пока не реализованного хозяйствами зерна. Крестьяне ждут зерновых интервенций, надеясь на удорожание: сейчас цены на пшеницу колеблются в зависимости от сортности и качества между 7 и 13,5 тысячи рублей за тонну, в зависимости от классности, качества. А зерновые интервенции – ходят такие слухи – будут, как, например, в прошлые годы, осуществляться через биржевые механизмы. В тех регионах, где они есть. Однако, в большинстве регионов, производящих зерно, таких механизмов – точнее, зерновых бирж – нет.

Так каков сейчас механизм ценообразования и соблюдения прозрачности сделок на рынке зерна большинстве субъектов России?

Государственные закупочные цены на зерно, как известно, в России традиционно определяет федеральное Министерство сельского хозяйства. А рыночная цена определяется контрактами. Эти две схемы ценообразования существуют в тандеме, создавая видимость рынка в сфере реализации зерна.

blank

– Сейчас зерновая торговля в нашей стране построена по принципу business to business, поэтому ни продавец, ни покупатель не хотят включать в свою цепочку третьи субъекты, например, ещё и биржу, – объясняет настроения большинства торговцев руководитель департамента маркетинга ООО «Росхлебопродукт» Николай Демьянов.

Биржи в регионах не приживаются

На самом деле до привычных во всем мире рыночных отношений производителям и покупателям зерна в России ещё далековато. Потому что в подавляющем большинстве стран – производителей зерна (да уже и в некоторых регионах России) основным механизмом ценообразования является зерновая биржа. А вот в других регионах – и таковых большинство – многократные попытки создания именно зерновой биржи (хотя бы по типу Московской) неизменно рассыпаются в прах.

Было бы неправильно говорить, что товарных бирж в новой рыночной России не существовало совсем. С завидным постоянством они создавались на протяжении последнего десятка лет. Например, только в одной Волгоградской области было организовано 15 биржевых площадок. Правда, их основной функцией было всего лишь предоставление информации о спросе и предложении на товар. Неудивительно, что особого успеха они не имели, и зерна туда сельхозпроизводители везли мало. Но, как правило, и сами биржи не делали ставку только на зерно. Так что назвать их зерновыми можно с большой натяжкой.

А примером абсолютно неудачной попытки создания зерновой биржи можно привести опыт Ставропольского края, который много лет остаётся в тройке неизменных лидеров по производству зерна в России.

– Изначально в новейшей истории Ставрополья вопрос о создании специализированной зерновой биржи встал в начале 2000 – х годов, по согласованию с Российской академией наук и министерством сельского хозяйства России,рассказывает министр сельского хозяйства Ставропольского края Владимир Ситников. – В краевом минсельхозе состоялось заседание биржевого комитета, участие в котором приняли сельхозтоваропроизводители, занимающиеся выращиванием и сбытом зерновых культур.

От хозяйств тогда поступали многочисленные предложения по созданию специализированной биржи, по урегулированию принципов работы, по взаимодействию с покупателями и налоговыми органами. Однако дальнейшего развития эта идея не получила по экономическим причинам: внутренний российский рынок потребления зерна имел меньшую потребность в сравнении с фактическими объёмами производства.

Сегодня, считает министр, создание зерновой специализированной биржи выглядит неактуальным решением, поскольку с тех пор рыночные технологии развились, и зерновые трейдеры по факту имеют собственные, отлаженные механизмы ведения бизнеса. Объёмов производства зерна в регионах России более чем достаточно, при том, что немалая часть продукции уходит на экспорт. Между тем создание биржи требует наличия определённого капитала, который обеспечивает либо государство, либо участники биржи, что в настоящее время выглядит экономически невыполнимым.

Для всех нас само по себе существование такого инструмента ценообразования и реализации продукта, как биржа, ничего эпохального не несёт. Граждан интересует порядок в этом самом ценообразовании, отсутствие криминала в сделках с зерном, прозрачность сделок. Что в конечном итоге означает стабильную и невысокую стоимость буханки хлеба. Что же власть и организации, отвечающие за вышеперечисленное, предлагают участникам зернового рынка сейчас?

«Великая» хартия – попытка выхода из тени

В качестве альтернативного инструмента ведения прозрачного и честного конкурентного бизнеса, учитывая инициативу представителей ФНС РФ, нацеленную на оперативное влияние на текущую ситуацию, принимая во внимание сложившиеся условия на рынке оборота сельхозпродукции России и тенденции развития экономической ситуации в стране, возникла идея создания Хартии в сфере оборота сельхозпродукции. Ее участниками стали компании, работающие на этом рынке.

Подписавшие документ подтверждают свои намерения работать честно и прозрачно, не получая конкурентного преимущества за счёт неуплаты налоговых платежей или использования незаконных схем их минимизации, стремятся приобретать продукцию у добросовестных участников рынка, проявляют должную осмотрительность при выборе контрагента и грузоперевозчика.

Подписание Хартии, считают её сторонники, способно привести аграриев к более прозрачной деятельности и существенно увеличить выгоду как для сельхозтоваропроизводителей, так и для всех участников зернового рынка.

В свою очередь министерство сельского хозяйства с готовностью поддержит производителей, ведущих честный и чистый бизнес в рамках действующего законодательства.

– Идея создания Хартии в сфере оборота сельхозпродукции возникла после проведенного ФНС России анализа ситуации, сложившейся на этом рынке, – поясняет специалист Федеральной налоговой службы в области налогообложения сельхозпредприятий. – В результате чего выявлены незаконные схемы налогообложения, используемые участниками зернового рынка, приводящая к тому, что бюджет России несет миллиардные потери.

Принцип построения этих схем весьма сложен, включает в себя многоступенчатую документальную перепродажу сельскохозяйственной продукции, посредством создания фирм-однодневок и подделки документов, включение недостоверных сведений в представляемую отчётность – в общем, полный набор. Для решения этой проблемы в своё время служба инициировала встречу в Москве топ-20 крупнейших отечественных переработчиков и экспортеров зерна. Результатом встречи явилось понимание того, что бизнес необходимо перестраивать, отказываться от «серых», а тем более – «чёрных» схем.

Хартия, подписанная в разных регионах России в разное время – от двух лет назад до года назад – как бы остаётся инструментом, регулирующим прозрачность процесса купли-продажи зерна, а как бы и постепенно превращается в одну из здоровых, разумных, честных, но на деле малополезных инициатив, коих в России завались. Недобросовестные участники рынка существовали всегда, схемы ухода от налогообложения – тоже. Документ же этот подписан далеко не всеми производителями зерна, да и подписавшие его свои благие намерения лишь задекларировали. Что в нашей стране следует за такими декларациями – объяснять надо?

Экспорта будет ненамного меньше. Так и санкции поснимают…

А большой рынок серых схем не любит. Россия, ворвавшись на международный рынок со своим зерном, привнесла и своё видение рыночных отношений, подчас весьма разнящееся с видением таковых в странах Запада, например. Правда, пока с этими странами торговые отношения серьёзным ростом похвастаться не могут, а те импортёры нашего зерна, что наращивают закупки, мало чем отличаются в видении рыночного процесса от ушлого председателя колхоза или сельхозкооператива.

blank

Но это пока. 2020 год отчётливо показал уязвимость как западной экономической модели, так и её равную зависимость от мировых тенденций. Проще говоря – если канадцы сидят из-за коронавируса по домам, а жители Айовщины предпочитают бить витрины магазинов и целовать неграм ноги, зерна у них не будет.

В России зерно есть – значит, есть и возможность нам начинать продавать его этим «партнёрам». На что они, конечно, могут пойти, учитывая демпинговые цены на российское сырьё и растущий дефицит на собственном рынке. Но лишь при условии отказа российских экспортёров зерна от «серых» и тем более «чёрных» схем. С этим, кстати, там, «у них» зерновые биржи превосходно и справляются.

А в России за чистотой зерновых сделок пристально наблюдают не только столь серьезные правоохранительные и контролирующие структуры, как ФНС или ФАС. Но и, например, АО «Россельхозбанк» – основа национальной кредитно-финансовой системы обслуживания агропромышленного комплекса России. Это неудивительно: речь идет о больших деньгах, и банк не имеет права ими рисковать, связываясь с «мутными» партнерами. Правда, и здесь колдобина: на РСХБ наложены санкции и США, и Евросоюзом. Ну и ладно, не захотят от голода пухнуть – придётся снимать, нет?

Так что пусть продолжают бить витрины. И покупать зерно у России. А биржу – надо будет, создадим. Или площадки Московской на всю страну задействуем. Опыт у столицы в таких делах есть.

Иллюстрации – из свободного доступа