blank

Хоть политологи и опасаются того, что новый канал не попадет под конвенцию Монтрё, он будет дублировать лишь один из двух турецких проливов.

Как и планировалось ранее, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган дал старт строительству нового канала «Стамбул» – он должен стать альтернативой проливу Босфор, соединив Черное и Мраморное моря. Этот проект обсуждается уже не первое столетие, но все равно несет в себе достаточно серьезные экологические, геополитические и даже военные риски.

Канал длиной в 45 километров планируется построить за 7 лет, как и 6 мостов, которые соединят берега, и два города на правой и левой сторонах канала. На строительство потратят около 15 миллиардов долларов, из которых десятая часть пойдет на строительство мостов. Окупаться канал будет за счет платы за прохождение судов, и окупится уже через 10 лет.

Новый канал нужен, чтобы избавиться от недостатков пролива Босфор – он способен пропускать около 118-125 судов в сутки, а канал «Стамбул» может быть рассчитан на проход 160 судов в день. При этом крайне важно иметь резервное направление для транзита судов – например, в мае танкер Rava, идущий из Новороссийска в испанскую Картахену, из-за поломки рулевого управления начал дрейфовать, из-за чего пришлось остановить движение судов в проливе. А 2 года назад из-за плохой погоды (и новых правил со стороны Турции) на проход через Босфор выстроилась даже очередь из судов.

Как считает турецкий президент, новый канал позволит привлечь новых туристов и повысит стратегическое значение Стамбула, а его строительство создаст новые рабочие места и смягчит удар пандемии.

Однако, как считают политологи, истинная причина запуска строительства может быть несколько иной – это падение рейтинга нынешнего президента и правящей партии. Так, за Эрдогана на выборах президента проголосовали бы 32-35% избирателей – он проиграет как мэру Стамбула Экрему Имамоглу, так и мэру Анкары Мансуру Явашу в гипотетическом втором туре выборов. За его партию проголосовали бы около 38% избирателей против 24% и 12% у двух крупнейших оппозиционных сил. Соответственно, новый амбициозный проект должен поднять популярность Эрдогана.

Кстати, мэр Стамбула – один из самых яростных противников нового строительства. По его словам, строительство уничтожит водные ресурсы Стамбула – будут уничтожены озеро Теркос и водохранилище Сазлыдере, питающие четверть Стамбула пресной водой.

Еще одна причина – существование конвенции Монтрё от 1936 года, которая регламентирует прохождение гражданских и военных судов через проливы Босфор и Дарданеллы. Документ ограничивает право на прохождение военных судов через проливы, если эти суда не относятся к черноморским государствам – но новый канал «Стамбул», как уже объявлено, не подпадает под регулирование документа. Соответственно, страны НАТО в теории могут получить шанс проводить свои корабли в Черное море без ограничений.

Однако стоит учитывать, что канал «Стамбул» будет дублировать только пролив Босфор – тогда как пролив Дарданеллы остается единственным путем из Мраморного в Эгейское моря. И на пролив Дарданеллы конвенция полностью распространяется – соответственно, опасаться больших кораблей стран НАТО в Черном море пока преждевременно.