Проект нового канала «Стамбул» угрожает существованию конвенции Монтрё, которая определяет условия использования проливов Босфор и Дарданеллы.

Как мы писали, в Турции уже всерьез обсуждается строительство канала «Стамбул» между Черным и Мраморным морем, который станет альтернативой перегруженному проливу Босфор. Реализовав этот проект, власти Турции не только разгрузят Босфор, но и заработают на пропуске судов в обход него. Но теперь становится ясно – для турецкого президента Эрдогана проект канала играет также важную военно-политическую роль.

На фоне вынужденного простоя Суэцкого канала стало ясно, что морские каналы играют крайне важную роль как в экономике, так и с точки зрения политики. Кто-то вспомнил о потенциале Северного морского пути, контролируемого Россией, а кто-то вновь начал говорить о перспективах строительства нового канала «Стамбул», который в Турции собираются строить уже не первый год.

Дело в том, что статус проливов Босфор и Дарданеллы регулируется конвенцией Монтрё – действующий с 1936 года документ определяет, какие суда и в какое время могут проходить через проливы. Так, торговые суда любых стран могут проходить через пролив в любое время – даже в военное. Боевые корабли черноморских государств (в том числе российские) могут проходить через проливы с учетом уведомления турецких властей, а нечерноморских – с ограничениями по классу и тоннажу. Перекрыть проливы для военных судов Турция может лишь в случае боевых действий, в которых сама же участвует.

Как считают эксперты, конвенция Монтрё – успешный компромисс между правами Турции на пролив и тем фактом, что другие государства должны как-то проводить свои суда в Черное море и обратно.

Но после запуска канала «Стамбул» ситуация может измениться – политическая конъюнктура в Турции такова, что власти рассматривают вариант с отменой конвенции. На новый канал никакие ограничения распространяться уже не будут – это даст турецким властям фактически право проводить те суда, которые они захотят.

В защиту конвенции Монтрё и против строительства канала выступили более 100 отставных адмиралов, 10 из которых задержали. По словам представителя комиссии по юстиции, им за это грозит до 12 лет тюрьмы (в частности, за критику действий армии). А Эрдоган выступил с заявлением, в котором пообещал, что канал «Стамбул» не будет иметь никакого отношения к конвенции Монтрё – она продолжит действовать, и Турция из нее выходить не планирует.

Для России, считают эксперты, конвенция Монтрё крайне важна – по сути, этот документ регулирует военное присутствие в Черном море. В случае ее отмены, или строительства еще одного морского пути, российские военно-морские силы фактически попадут в зависимость от властей Турции – например, в том, что касается морских коммуникаций с Сирией.

Тем не менее, строительство канала займет несколько лет и потребует около 20 миллиардов долларов. К тому же в Турции есть и другие противники его строительства – по некоторым данным, в строительстве материально заинтересован сам президент (канал пройдет по землям, принадлежащим связанным с ним лицам).