«Большой брат» наблюдает: возможно ли адаптировать китайскую систему социального рейтинга для России?

Система социального рейтинга умеет обрабатывать огромные массивы данных, выявляя «ненадежных» с точки зрения государства людей – и затем ограничивая их в некоторых правах. Систему по большей части критикуют, но при этом в самом Китае ее поддерживает большинство. Политолог Артем Косоруков рассказал нашим читателям, насколько продвинулась Россия в этом направлении и как развиваются системы цифрового государственного управления.

Как собираются данные для социального рейтинга

Система социального рейтинга, представляя собой управленческий инструмент в руках государства, направленный на поощрение социально конструктивного и предупреждение социально деструктивного поведения (как с точки зрения формального закона, так и с точки зрения общих этических норм), опирается на технологии «умного наблюдения», включая системы распознавания лиц и поведения человека, контроля за передвижением транспортных средств, отслеживания банковских карт и транзакций, технологии искусственного интеллекта и анализа больших данных, данные ведомственных АИС и др.

В результате, у каждого государственного ведомства есть доступ к общему значению социального рейтинга (в Китае это +/- от изначально присвоенных каждому жителю 1000 баллов), а также в той части его расшифровки, которая касается полномочий данного ведомства или конкретного государственного служащего.

В основе расчета социального рейтинга, впервые анонсированного в Китае в 2013 году на базе разработок таких компаний как Alibaba, Tencent Credit и др., лежат алгоритмы, учитывающие данные трех основных источников: государственные данные, общественные данные и онлайн-данные:

  1. Государственные данные в КНР учитывают наличие или отсутствие у гражданина задолженностей по оплате налогов или погашению кредитов, квитанций за услуги ЖКХ, иных счетов, назначенных государственными органами власти, например, различные выплаты по исполнительным листам (решениям судов).
  2. Общественные данные в современном Китае собираются благодаря развитой инфраструктуре умных видеокамер (к 2020 году в Китае планируют установить около 400 миллионов умных видеокамер), цифровые данные которых позволяют проводить онлайн-аналитику соблюдения правил дорожного движения и оплаты проезда в общественном транспорте, правил поведения в общественных местах и местах отдыха, контролировать криминогенную обстановку, честность экзаменационных процедур в образовательных учреждениях и др.
  3. Онлайн-данные формируются за счет анализа активности каждого человека в интернет-пространстве и его социальных связей с другими пользователями, достоверности и надежности той информации, которую пользователь размещает в сети, пересылает своим друзьям или лайкает, а также за счет изучения онлайн-привычек человека в сфере электронной коммерции (его фактической потребительской корзины).

На основе описанного алгоритма единая цифровая платформа КНР, созданная в течение 2014-2020 гг. под руководством Государственного комитета по развитию и реформам КНР, высчитывает социальный рейтинг (кредит) каждого жителя (с точностью 99,8%), выступающий своеобразным пропуском в мир социальных благ и услуг.

Как работает система баллов в Китае

Следует отметить, что получение человеком того или иного балла социального рейтинга, который в КНР ранжируется по шкале «AАА, АА, B,C и D» (где ААА – наиболее высокорейтинговая группа граждан) и носит динамичный характер, не ограничивает гражданские права человека и получение базового набора государственных услуг, но вынуждает каждого члена общества в большей мере соответствовать нормам социального общежития, мотивирует изменять свое поведение и стремиться к увеличению своего балла.

Так, жители КНР, попадающие в группы ААА (более 1250 баллов) получают полный доступ к рынку труда, включая возможность занимать должности на государственной службе, могут свободно арендовать или приобретать объекты недвижимости, имеют возможность получать всю линейку банковских кредитов, в том числе, по сниженным процентным ставкам, приобретать льготные медицинские страховки и пользоваться повышенным уровнем обслуживания в медицинских учреждениях, получают возможность бесплатного посещения фитнес-центров, бесплатного доступа к услугам каршеринга, велошеринга и др.

С другой стороны, попавшим в группу D (менее 599 баллов) придется столкнуться с социальной изоляцией, ограничениями и дополнительными проверками в процессе трудоустройства, распространенной практикой отказов при оформлении кредитов в любом банке страны, отсутствием возможности приобретать билеты на самолеты или высокоскоростные поезда и др.

Несмотря на то, что система социального рейтинга позволяет государству при помощи инструментов «умного наблюдения» вторгаться в сферу социальной и частной жизни индивида, более 80% граждан КНР одобряют ее использование, причем чем выше уровень образования и благосостояния, тем больше процент поддержки (что вполне объяснимо желанием сохранить свой статус за счет следования правилам и демонстрации лояльности).

Социальное ранжирование и коллективный контроль над личностью вполне соответствуют традиционным конфуцианским представлениям об ответственности государства перед своими гражданами, когда государство в рамках ролевой модели отца должно заботиться о своих детях.

Китайский опыт и Россия

Российское правительство начинает активно применять технологии «умного наблюдения», стремясь усилить возможности государства по видеонаблюдению и аналитике больших данных, позволяющих качественно повысить эффективность государственного управления. Несмотря на то, что в Москве усилиями Департамента информационных технологий система «умного наблюдения», насчитывающая более 200 тысяч видеокамер, связанных на платформе Единого центра хранения и обработки данных, действует с 2017 года, на федеральном уровне нет видения того, каким будет общегосударственная система «умного наблюдения» и как быстро удастся преодолеть существенный разрыв в уровне цифровизации регионов

Более того, в обществе существует серьезная оппозиция в отношении самой возможности осуществления сбора данных, предоставления к ним общеведомственного доступа, надежности их хранения и обработки (практической реализации «закона Яровой»). Однако, общероссийским вектором применения данных технологий уже сейчас становится сфера правоохранительной деятельности, где «умное наблюдение» только в одной Москве в 2019 году позволило раскрыть более 4300 тяжких и особо тяжких преступлений, выявить более 208000 нарушений в сфере благоустройства города.

В Российской Федерации, несмотря на предметное исследование китайского опыта и повышения технологичности городской инфраструктуры на стыке федеральных проектов «Умный город» и «Цифровое государственное управление», пока не приступали к непосредственному созданию системы социального рейтинга как в нормативно-правовом аспекте, так и в техническом исполнении.

Во многом это связано с отсутствием административного и общественного консенсуса по данному вопросу, когда и политическое руководство страны, и лидеры общественного мнения, и большинство граждан не одобряют столько радикальной технологической трансформации социума и видят в ней угрозу сложившемуся социально-политическому порядку, способную разрушить сложившийся за последние два десятилетия «общественный договор» между обществом и государством – в преимущественно аналоговую эпоху государственного управления.

Цифровая экономика и «золотой профиль» россиянина

Усилия государства в рамках федерального проекта «Цифровое государственное управление» в большей степени направлены на интеграцию более 800 государственных реестров и баз данных и создание на их основе Национальной системы управления данными, которая в перспективе может стать технической основой российского системы рейтинга. Проект цифровизации городского хозяйства «Умный город» также скорее направлен на повышение общей конкурентоспособности российских городов, развитие технологичной городской и коммунальной инфраструктуры, создание комфортной сервисно-ориентированной городской среды, чем на внедрение инструментов умного наблюдения и социального рейтинга.

Однако, к настоящему времени российское общество уже может ощутить на себе новую реальность и новую нормальность (особенно в условиях вынужденной самоизоляции в период распространения коронавирусной инфекции COVID-19), которая складывается на основе государственного или скорее корпоративного контроля над сетевым трафиком, цензурирования медиадискурса и масштабного сбора частных данных граждан.

Создаваемый «золотой идеальный профиль» гражданина позволит государству уже с 2022 года получать и обрабатывать более 30 видов информации от 12 основных поставщиков данных, выстраивая на их основе модели семейных и социальных связей человека, его личного и семейного дохода, потребительских привычек, социально-политических взглядов и оценок.

К 2020 году Федеральная налоговая служба России в сотрудничестве с банковским сектором уже получила техническую возможность сопоставлять официальные доходы гражданина и членов его семьи с поступающими на их банковские счета и карты финансовыми средствами, выявляя и сигнализируя об отклонениях (что особенно актуально в сфере предотвращения коррупции на государственной и муниципальной службе).